Линки доступности

Насилие в Таджикистане – случайность или тенденция?

  • Эрика Марат

В воскресенье 19 сентября боевики напали на военнослужащих Таджикистана, убив предположительно 25 человек. Инцидент произошел в Раштской долине, которая расположена в 250 километрах от таджикской столицы Душанбе и в 75 километрах от афганской границы. По сообщениям сайта информационной службы Авеста, в ходе нападения было ранено около 40 военнослужащих. Сообщается, что нападение на правительственные силы осуществили более 100 подготовленных боевиков.

Министерство обороны Таджикистана обвиняет исламских экстремистов в организации нападения, указывая, что во главе бандформирований находятся радикальный исламист Мулло Абдулло и известный своими антиправительственными взглядами Аловуддин Давлатов. Оба участвовали в гражданской войне в Таджикистане в 1992-97 гг., сражаясь на антиправительственной стороне. После войны Абдулло бежал в Афганистан, однако, по данным некоторых экспертов, в прошлом году вернулся в Таджикистан.

Как сообщалось ранее, министерство обороны Таджикистана назвало нападение «террористическим актом», отмечая, что в числе нападавших были боевики из Афганистана, Пакистана и Чечни.

Сценарий Кыргызстана в Таджикистане?

Некоторые эксперты считают, что милитаризированная оппозиция президенту Таджикистана Эмомали Рахмону нарастает. Бывшие полевые командиры наподобие Мулло Абдулло укрепляют свои позиции среди молодого поколения таджиков во многом, благодаря растущему недовольству среди населения страны. В таких условиях не исключено повторение в Таджикистане кыргызского сценария – свержения режима авторитарного президента Курманбека Бакиева.

«После того, как все были ошеломлены тем, с какой скоростью развивались события в Кыргызстане весной этого года – никто из центрально-азиатских лидеров не чувствуют себя в полной безопасности», - сообщил «Голосу Америки» Саид Диловаров, эксперт по Таджикистану и соискатель ученой степени в Университете Торонто. По его мнению, инцидент в Раштской долине – это часть продолжающейся тенденции в регионах страны, где усиливается борьба за власть над экономическими ресурсами между режимом Рахмона и вооруженными формированиями.

«Значительная часть Гарма и Бадахшана уже несколько лет находятся вне контроля государственных органов», - комментирует Саид Диловаров. По словам эксперта, в этих регионах Таджикистана население все больше настроено против режима Рахмона, а местные политические круги и вооруженные формирования требуют политической власти. Если такие тенденции будут нарастать, то режим Эмомали Рахмона может быть быстро свергнут, считает эксперт. «Мы все были свидетелями того, как спокойная, на первый взгляд, ситуация в Кыргызстане взорвалась в течении двух дней», - отмечает он.

Рахмон – не Бакиев

Иного мнения придерживается профессор Университета Эссекс в Великобритании и автор многочисленных работ по Таджикистану Джон Хитершоу. Доводы о том, что в Таджикистане наблюдается исламизация общества или растущая активность политической оппозиции – преувеличены, считает он. По его мнению, в отличие от соседнего Кыргызстана, большая часть населения в Таджикистане пока не готова к массовой мобилизации против режима Рахмона.

Джон Хитершоу отмечает, что с момента окончания гражданской войны в Таджикистане в 1997 году, в этой стране сохранялись «карманы» оппозиции не подвластные Эмомали Рахмону. «Раштская долина всегда была известна тем, что на ней оппозиция президенту Рахмону неизмено продолжала существовать», - отметил эксперт. Конечно же, отмечает Джон Хитершоу, если за нападениями на таджикских военных стоит Мулло Абдулло, то это показывает, что ситуация в стране накаляется после десяти лет затишья. Эксперт напоминает, что последние такие «вылазки» оппозиции президенту Рахмону наблюдались в конце 1990-х, начале 2000-х годов.

Однако Джон Хитершоу также отмечает, что «пока рано говорить о том, что недавние инциденты в Таджикистане представляют собой часть более широкой тенденции». Лидеры Партии исламского возрождения – самой крупной оппозиционной силы Таджикистана – пока не намерены усиливать свое противодействие президенту Рахмону, отмечает эксперт.

«Скорее всего, потенциальные источники нестабильности в организованной преступности, нежели в мобилизации политической или исламской оппозиции, - продолжает эксперт. – Недавний инцидент в Раштской долине может больше обозначать разгул преступности в стране, нежели усиление политической оппозиции».

Напомним, что Эмомали Рахмон находится у власти с 1992 года. Согласно конституции Таджикистана, он может переизбираться на пост президента до 2020 года. Уже на протяжении нескольких лет американская организация Freedom House вносит Таджикистан в список «несвободных» стран. С 2000 года, сообщает она, несколько сот активистов политической оппозиции были арестованы по обвинениям в причастности к исламскому радикализму.

О других новостях читайте здесь

XS
SM
MD
LG