Линки доступности

В Сирии, где все перепуталось до нельзя, выражение – «В нужде (в войне) с кем не поведешься» приобретает новый смысл

При всем головокружительном множестве соперничающих друг с другом групп, где джихадисты и силы, поддерживающие сирийское правительство, воюют друг с другом, друг может стать врагом, а враг может с пугающей быстротой стать временным союзником, в зависимости от того, где происходят вооруженные столкновения.

В окрестностях Алеппо, крупнейшего города и коммерческой столицы Сирии, ситуация становится все более хаотичной с каждым днем.

Командиры повстанческих группировок громогласно обвиняют Дамаск и Москву в том, что, нанося авиаудары по позициям повстанцев к северу от Алеппо, они поддерживают «Исламское государство». В этих районах повстанцы, воюющие против правительства Асада, подвергаются все более ожесточенным атакам, в которых иногда принимают участие взрывающие себя смертники. Все это происходит, пока повстанцы ведут ожесточенные бои к югу и юго-западу от города, чтобы не позволить правительственным войскам окружить контролируемую ими часть города.

Тем не менее, к югу от Алеппо, экстремисты из «Исламского государства» сумели на этой неделе отбить у правительственных войск 15-километровую полосу, примыкающую к шоссе, связывающему Хаму с Алеппо. Боевики ИГ победили в продолжавшемся три дня бою, как считают, не без помощи антиправительственных группировок, таких как связанная с Аль-Кайдой «Джабхат аль-Нусра». По крайней мере, так считают сирийские власти.

Захватив в понедельник часть автомобильной дороги между Ханазером и Итхрия, ИГ удалось перекрыть последний наземный маршрут снабжения правительственных войск. Это помогло антиправительственным повстанцам, помешав Дамаску перейти в наступление, которое должно было изолировать их в захваченных ими районах города.

Однако воюющие против Асада повстанцы и правительство поторопились обвинить друг друга в сотрудничестве с «Исламским государством». Однако и те, и другие готовы воспользоваться, по крайней мере косвенно, присутствием этой террористической группировки на поле боя, когда это согласуется с их военными целями.

Да и «Исламское государство» не преминуло воспользоваться российской интервенцией, быстро перейдя в наступление, которое было остановлено к северу от Алеппо, в удерживаемых повстанцами городах Мареа, Таль Рифат и Азаз.

Через несколько дней после начала российских бомбардировок ИГ неожиданно перешло в наступление к югу от границы с Турцией, добившись самых существенных за последние месяцы успехов и быстро захватив населенные пункты Таль Крах, Таль Сусин и Кфар Карес. Они также штурмовали бывшую военную базу, Пехотную академию, которая два года удерживалась правительственными войсками, и вторглись в промышленную зону к северо-востоку от Алеппо.

«Сейчас ситуация очень трудная», – говорит Абдул Рахман, командующий батальоном «Ахфад Омер» в составе поддерживаемой США Первой бригады ополченцев. «Мы воюем одновременно против ИГ и против Асада. Когда мы уже готовы начать наступление на войска режима, ИГИЛ переходит к активным действиям и срывает наступление. А в последний раз прилетели российские самолеты начали нас бомбить».

«Может быть, следует попытаться заключить перемирие с ИГИЛ, разгромить войска Асада, а затем уже покончить с ИГИЛ», – шутит командир. Даже не ожидаешь услышать такое от командира, чьи бойцы погибают в боях с ИГ.

Для повстанцев этот микро-конфликт к северу от Алеппо имеет огромное значение. Им нужно продержаться там, чтобы сохранить каналы поставок из Турции.

«Мы - единственные, кто сражается с ИГИЛ и кто смог выбить их из Алеппо», – говорит Закария Малахефджи, представляющий насчитывающую 3 тысячи бойцов бригаду «Фастаким Кама Умирт», которая является частью альянса «Джаиш аль-Муджахидин». «Однако не сосредоточив все усилия на Асаде, Запад осложняет ситуацию и делает ее более опасной для нас. Запад должен понять, что главный враг - Асад. Именно из-за него и появилось ИГИЛ. Он экспортирует терроризм в другие страны, в том числе в Турцию», – говорит он.

Повстанцы давно уже утверждают, что Асад ведет сложную двойную игру и использует джихадистов в качестве пятой колонны, чтобы подорвать революцию против его режима. Они отмечают освобождение режимом большого числа джихадистов в самом начале восстания и считают, что это было маневром, цель которого – исказить сущность восстания и объявить его экстремистским.

Повстанцы заявляют, что последние два года правительственные войска гораздо активнее воюют с ними, часто вообще игнорируя ИГ и спокойно наблюдая за тем, как исламисты захватывают все новые территории на востоке и даже в центральной части страны. В мае та легкость, с которой ИГ удалось захватить древний город Пальмиру, заставила некоторых военных обозревателей высказать предположение о том, что войска Асада специально оставили город с его уникальными развалинами и бесценными историческими сокровищами, чтобы вызвать сочувствие Запада.

«Иногда становится ясно, что Россия и режим Асада заодно с ИГИЛ. Они перешли в более активное наступление к северу от Алеппо при поддержке российской авиации. Они действуют сообща на многих участках фронта, оказывая на нас давление», – говорит Малахефджи.

«Когда ИГИЛ переходит в наступление на наши позиции, войска Асада и Россия поддерживают их авиаударами и артобстрелом», – продолжает он.

Поскольку основная тяжесть ударов поддерживаемой Россией армии Асада приходится на повстанцев, это дает ИГ возможность захватывать новые территории, особенно к северу от Алеппо, где западные страны планировали создать безопасную зону для сирийских беженцев.

Может быть, это и так, но нападение ИГ на дорогу, соединяющую Алеппо с Хамой, вряд ли на руку режиму и начато оно в районе, который исламисты не контролировали и который удерживали в основном антиправительственные повстанцы.

Правительство пока официально не признало потерю этих территорий, однако официальные лица сообщили, что это произошло только потому, что боевики ИГ атаковали дорогу с одной стороны, а повстанцы, связанные со злейшим врагом ИГ, «Джабхат аль-Нусра», надавили с другой стороны. Они утверждают, что это наступление было скоординировано. Если это правда, это еще раз подтверждает, насколько запутан конфликт, где линия фронта постоянно меняется, стороны время от времени договариваются друг с другом, а враги в одночасье становятся друзьями, а затем вновь превращаются в врагов. Госсекретарь США Джон Керри назвал все это «огромным междоусобным бардаком».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG