Линки доступности

Что ждет конференцию – успех или неудача?

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун отозвал посланное в воскресенье приглашение Ирану для участия в мирной конференции по Сирии. Поводом послужило несогласие официального Тегерана с основными принципами проведения конференции.

Как известно, Иран категорически отверг идею создания в Сирии переходного правительства. До этого генсек ООН выражал надежду на то, что Тегеран понимает цель переговоров и готов сыграть в них конструктивную роль.

Первый этап конференции, получившей название «Женева-2», стартует в среду 22 января в швейцарском городе Монтре. Ожидается, что на саммит приедут делегации из около 30 государств. Затем, уже непосредственно в Женеве, должен пройти второй раунд переговоров.

Сирийская оппозиция, всегда выступавшая категорически против участия Тегерана в женевской конференции, с удовлетворением восприняла новость. «Мы рады, что ООН и Пан Ги Мун понимают нашу позицию. Мы думаем, они приняли правильное решение», — цитирует Reuters представителя Сирийской национальной коалиции Монзер Акбика.

В свою очередь, представитель Госдепартамента США Джен Псаки заявила, что теперь, когда вопрос с Ираном решен, все стороны могут сосредоточиться на необходимых в Сирии политических реформах и прекращении страданий сирийского народа.

Тегеран

Насколько участие Ирана в Женеве-2 было целесообразно и как его отсутствие скажется на проведении конференции? Директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО МИД РФ Вениамин Попов в интервью Русской службе «Голоса Америки» заметил, что иранцы изначально поддерживали идею «Женева-2», хотели в ней участвовать и все время подчеркивали это.

«Но, видимо, пока они не готовы согласиться с признанием того, что главной целью конференции является создание переходного правительства, – продолжил он. – Вообще, в позиции Ирана, Сирии и других сторон есть очень много нюансов. Вот и в рядах оппозиции за одним расколом следует другой».

По его словам, это очень сложный процесс и тут нет простых решений.

«Полагаю, впереди будет еще много зигзагов, откатов и так далее. Но не надо придавать этому слишком большое значение», – сказал Попов.

По его убеждению, Тегеран – настолько влиятельная фигура в этой политической игре, что достижение реального политического урегулирования сирийского конфликта без него невозможно.

«Поэтому если кто-то действительно заинтересован в политическом урегулировании, он будет всячески стремиться к тому, чтобы Иран участвовал в женевской конференции. По крайней мере, подключился бы к ее процессу на последующей стадии», – резюмировал директор Центра партнерства цивилизаций.

По-иному видит суть проблемы научный сотрудник Института США и Канады, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Александр Шумилин.

«Да, Тегеран прежде рвался на конференцию, – признал он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – Но после того как стало ясно, что его присутствие на ней оборачивается тупиком и срывом переговоров, он сделал красивый, в своем понимании, жест – и ретировался, не признав выработанного общими усилиями коммюнике».
На его взгляд, в реальности это было коллективным решение всех сторон, организовывавших «Женева-2».

Пессимисты и оптимисты

Возможно ли в нынешних условиях достижение компромисса в Швейцарии по сирийскому вопросу?

Шумилин уверен, что нет. «Для меня это однозначно, – добавил он. – Мероприятие носит чисто показательный характер. Это попытка найти решение в расчете на чудо, ибо точек согласия у приглашенных к разговору сторон не просматривается. Конференция проводится по принципу: свести всех, кого можно, за столом переговоров, а там, глядишь, что-нибудь да получится».

По его мнению, самым возмутительным и деструктивным событием в преддверии «Женевы-2» стало заявление Асада о его претензиях на пост президента страны.

«Оказывается, он вовсе не собирается уходить, как это предполагается устроителями конференции со стороны Запада и оппозиции в рамках постепенного изменения конфигурацию власти в Сирии, а рассчитывает баллотироваться и побеждать на президентских выборах в стране, где идет гражданская война», – возмущается Шумилин.

Как ему представляется, это свидетельствует о полном неприятии Асадом принципов «Женевы-2».

«Его, наверное, еще можно как-то понять, поскольку он сейчас побеждающая с помощью России и Ирана сторона на поле боя. Но для конференции это просто бомба, которая обрекает ее на полную неудачу. Так что никакого оптимизма я не испытываю», – подчеркнул эксперт.

Вениамин Попов настроен гораздо более позитивно. С его точки зрения, успехом конференции стало бы достижение решения о политическом урегулировании конфликта и прекращении огня.

«Главное – это прекращение огня, как мы считаем, – настаивает он. – Слишком много уничтожено сирийцев. Это братоубийственная война. Страна полуразрушена. Так дальше продолжаться не может».
Попов допускает, что переговоры о создании переходного правительства Сирии будут долгими.

«Пусть они продолжаются хоть несколько лет. Но лучше сражаться за столом переговоров. Это даст возможность оказать гуманитарную помощь тем, кто переживает сейчас тяжелейшие времена. Главное – прекратить огонь», – заключил он.

Первоочередное условие для достижения данной цели – изоляция радикальных исламистских группировок, участвующих в сирийской бойне.

Джереми Шапиро, эксперт Института Брукингса (Jeremy Shapiro, the Brookings Institution), не ожидает никаких драматических поворотов в ходе конференции «Женева-2» в Монтре. «Ее и не стоит судить по результату, а по тому, есть ли прогресс, – считает он. – На этой неделе вряд ли произойдет что-то существенное, но если удастся сформулировать рамки для создания переходного правительства – в ближайшие месяцы это может возыметь какой-то результат”.

По мнению ученого, лучшим результатом конференции, который он описал с коллегой Сэмуэлем Чарапом в статье, опубликованной в журнале “Foreign Affairs”, было бы «разделить» Россию и режим Башара Асада. Эксперты утверждают, что если бы режим Асада отверг предложенное соглашение, то России стало бы ясно: Асад – сам часть проблемы, а не ее решение.

Однако, по словам Шапиро, этот вариант возможен только в том случае, если сирийская оппозиция продемонстрирует всем, что она способна быть более адекватной, нежели Асад. «На данном этапе это не так, так что я не оптимистичен по поводу шансов “поссорить” Россию с Асадом», – говорит он.

Более эффективным вариантом разрешения сирийского конфликта Шапиро считает региональные переговоры при участии двух игроков, которые ведут опосредованную войну в Сирии – Ирана и Саудовской Аравии.

«Конечно, они ненавидят друг друга, но им гораздо проще сформулировать взаимовыгодный договор, нежели добиться результата от конференции при участии сирийского режима, который не может идти на уступки, потому что это будет означать его смерть, и оппозиции, которая неспособна выработать единую позицию, – утверждает эксперт. – То, что Иран не примет участия в «Женеве-2» я считаю неудачным ходом. Да, критики правы, утверждая, что Иран играет негативную роль в сирийском конфликте, активно помогая жестокому режиму
Асада расправляться с оппозицией. Но если целью является завершение конфликта , то Иран является ключевым игроком, и никакое соглашение не может быть реализовано без его согласия. Это реальный факт».

В региональной конференции по Сирии на Ближнем Востоке могли бы принять участие также Турция, Ирак, Катар, а США и Россия могли бы помочь с ее организацией, примерно как с Женевой-2, считает американский эксперт.

«Проблемой является лишь то, что иранский вопрос сейчас является деликатной темой в Вашингтоне, но не из-за Сирии, а из-за переговоров по поводу ядерной программы и дебатов по поводу введения новых санкций. Вряд ли администрации Обамы захочется показать, что Вашингтон идет на компромиссы с Ираном в других сферах, в частности, в истории с сирийским конфликтом».

Шапиро отмечает, что ему не кажется, что позиция США в отношении сирийского конфликта кардинально изменилась за последние два с лишним года.

«Мне кажется, она была во многом ошибочно трактована, – говорит он. – Когда президент Обама заявил, что “Асад должен уйти” – это не означало, что США были готовы свергнуть его режим, хотя многие восприняли это именно так, поскольку это говорилось президентом США. В одержимости по поводу Асада нет особого смысла – даже если он сейчас исчезнет, это не решит сирийский конфликт, так же, как свержение Саддама Хусейна не решило проблемы Ирака.
Основной задачей для США сейчас является положить конец гражданской войне в Сирии, а не размышления по поводу будущего страны»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG