Линки доступности

Профессор Дэвид Боско: «Представление, что только Совет Безопасности ООН вправе решать вопросы войны и мира не соответствует реалиям мировой политики»

В Совете Безопасности ООН неудачей завершились попытки принять резолюцию, осуждающую режим Башара Асада. Эти попытки были заблокированы Россией и Китаем.

Ранее Совбез принял три резолюции по Сирии и множество заявлений, в одном случае – в мае 2011 года – Россия и Китай наложили вето на резолюцию, в которой осуждались действия властей Сирии, жестоко подавляющих протесты.

В августе 2012 года резолюцию, осуждающую действия режима Башара Асада, приняла Генеральная ассамблея ООН. Завершились неудачей несколько попыток Совета Безопасности достичь разрешения кризиса с помощью посредников.

В последнее время представители США из-за сопротивления России и Китая выражали сомнение в том, что им и их союзникам удастся добиться того, чтобы Совбез принял резолюцию, позволяющую использовать военную силу в Сирии. В силу этого, вероятно то, что Вашингтон примет решение действовать без получения предварительного разрешения Совета Безопасности.

Дэвид Боско, профессор факультета международных отношений Американского университета (David Bosco, School of International Service, American University), автор книги «Правящая пятерка: Совет Безопасности ООН и создание современного мира» (Five to Rule Them All: The UN Security Council and the Making of the Modern World), отмечает, что в эту реакцию не следует считать уникальной.

Алекс Григорьев: США и их союзники на протяжении долгого времени не в состоянии провести жесткие резолюции в отношении Сирии через Совет Безопасности ООН – Россия и Китай блокируют эти попытки. Есть ли способы обхода Совбеза?

Дэвид Боско: Ранее США в некоторых случаях действовали через Совбез ООН, по-максимуму используя возможности этого органа в вопросах, касающихся получения разрешения на использование военной силы. В случаях, когда это разрешение по тем или иным причинам было невозможно получить, США действовали без него, но потом возвращались в Совет Безопасности, чтобы получить его благословение на организацию каких-либо стабилизационных сил, миротворческих миссий и т.п. Показательные примеры – Косово и Ирак.

Подобное может произойти и в случае с Сирией. Однако есть одно «но» – похоже, что США не намереваются свергать режим Асада. Вашингтон намерен наказать этот режим за использование химического оружия, однако не собирается влиять на баланс сил, ведущих гражданскую войну. Этим ситуация в Сирии отличается от тех же Косово и Ирака, где Вашингтон делал ставку на радикальное изменение ситуации.

А.Г.: Россия постоянно подчеркивает, что действия США в обход Совета Безопасности, подрывают авторитет и влияние ООН. Ваш комментарий?

Д.Б.: В случаях, когда США используют силу без одобрения ООН, Россия и, особенно, Китай, заявляют, что это атака на международное право и ослабление власти Совбеза. Я не уверен, что эта оценка справедлива, потому что Совет Безопасности остается центральным и крайне важным международным институтом. Для меня не очевидно, что обход Совета Безопасности при определенных обстоятельствах и в некоторых случаях, подрывает его возможности реагирования в иных ситуациях.

Если говорить с исторической точки зрения, то норма, предусматривающая, что то или иное государство может применить военную силу только с одобрения Совета Безопасности, возникла и получила свое развитие только в 1990-е годы.

На протяжении большей части «холодной войны», США не обращались в Совет Безопасности за подобными разрешениями, и Советский Союз не делал этого. Например, США провели операцию в Гренаде и Ливии, а СССР – в Чехословакии и Афганистане без всяких разрешений Совбеза.

Важно добавить, что эта норма иногда входит в противоречие с иными нормами, например, запрещающими применения оружия массового поражения или уничтожения мирного населения.

А.Г.: Способен ли Совет Безопасности эффективно реагировать на международные кризисы?

Д.Б.: Это в значительной степени зависит от политического контекста. В некоторых случаях члены Совета Безопасности могут придерживаются схожих взглядов, действовать совместно, что, в свою очередь, приводит к тому, что Совбез становится весьма влиятельным органом – и в политическом и в операционном смысле. Но в других ситуациях такого не происходит.
Представление, что только Совет Безопасности ООН вправе решать вопросы войны и мира – даже если об этом говорят юристы-международники – не соответствует реалиям мировой политики.

А.Г.: Когда ООН создавалась, речь шла об идеальном мировом правительстве, которое будет мирно разрешать мировые проблемы – сейчас многие обвиняют ООН в бюрократизме, неэффективности и подобных грехах. Идет много разговоров о необходимости реформ ООН и Совета Безопасности. Можно ли считать, что у Организации Объединенных Наций нет будущего?

Д.Б.: Не думаю. Эта организация может быть неэффективной во время данного конкретного кризиса, но эффективной в иных сферах. Не стоит оценивать ООН на основе только одного критерия – ее реакции на те, или иные кризисы. Даже если Совет Безопасности разделился в сирийском вопросе, он может хорошо и успешно работать по другим направлениям.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG