Линки доступности

Сирийские военные пока сохраняют верность режиму


Сирийские военные пока сохраняют верность режиму

Сирийские военные пока сохраняют верность режиму

Армия не собирается порывать с правящей элитой страны

Сирийское правительство отвергает международную критику по поводу насильственного подавления массовых волнений, а вооруженные силы продолжают жестокие расправы над оппозицией. В отличие от своих коллег в Египте и Тунисе, сирийские военные, похоже, не собираются порывать с правящей элитой и переходить на сторону народа.

Силы безопасности, занявшие на этой неделе еще несколько сирийских городов, без колебаний открывают огонь по гражданским объектам. По словам президента Башара Асада, войска выполняют свой долг перед страной, борясь с «беззаконием».

Несмотря на жестокость проводимых операций, по крайней мере, часть военных, возможно, выступит против репрессий. Большинство солдат принадлежат к суннитскому большинству, в то время как управление страной осуществляет меньшинство Алавите.

Поэтому в социальном и экономическом плане они значительно ближе к жертвам репрессий, чем к властям страны. Некоторые солдаты родом из тех районов, которые им приходится атаковать.

По свидетельству правозащитных организаций, командиры зачастую идут на жестокие меры, чтобы обеспечить подчинение. Многие солдаты, отказывавшиеся стрелять в мирных граждан, были убиты, и лишь некоторым удалось дезертировать.

Один из дезертиров появился в Ливане и призвал других сирийских солдат отказаться выполнять требования правительства.

Однако, по свидетельству Хайтам Манна из Арабской комиссии по правам человека, на подобные публичные акции решаются немногие:

«В сирийской армии полтора миллиона человек. 20 инцидентов в одном месте и 50 в другом ничего не меняют».

Пока ни одна бригада или дивизия не выступили против правительства. Отчасти это объясняется структурой командования. Ключевые посты занимают родственники президента Асада, в том числе его брат Махер и шурин Ассаф Чавкат.

Семейное правление практикуется также в Ливии и Йемене, где подобные восстания также жестоко подавлялись. Политическая власть разделяется в соответствии с системой, разработанной бывшим президентом Хафезом Асадом, отцом Башара, в целях предотвращения переворота.

Благодаря этому военные гораздо теснее связаны с руководством страны, чем в Египте и Тунисе. В этих странах армия оказалась более самостоятельным институтом, и именно поддержка военных принесла победу народным движениям.

Политический аналитик Chatham House Надим Шехадех полагает, что если смена власти в Сирии и произойдет, то это будет смена политического и военного руководства одновременно:

«Думаю, что в этом случае рухнет вся структура, поскольку ее верхушку составляют люди, близко связанные друг с другом. Однако они также опасаются предательства и переворота изнутри. Так что если кого-то подозревают в предательстве, этот человек, скорее всего, уже мертв».

Однако активист правозащитного движения Манна полагает, что армия еще может начать действовать независимо: «Главное – это позиция военного аппарата в целом». Манна убежден, что военных пугает перспектива гражданской войны.

Однако по мере продолжения операций, шансов, что удастся избежать более ожесточенного конфликта, становится все меньше.

XS
SM
MD
LG