Линки доступности

Первая в серии статей о роли исламистов из стран бывшего СССР в Сирии

В первой половине октября в Сирии, одновременно с началом процесса химического разоружения, активизировались боевые столкновения. Бои происходят по всей стране – они идут не только между правительственными войсками Башара Асада и противостоящими им силами, но также и между различными группировками внутри оппозиции, среди которых есть и объединения добровольцев, прибывших из стран бывшего СССР.

Какую роль играют выходцы из России в сирийском конфликте, чего ожидать после окончания войны в Сирии, и насколько серьезна угроза, о которой предупреждают российские спецслужбы? Ответить на эти вопросы «Голос Америки» попытается в серии аналитических статей и интервью с американскими экспертами по России, странам бывшего СССР и Ближнего Востока. В первой статье представлен краткий обзор последних событий, а также анализ сообщений о добровольцах из России, воюющих против режима Башара Асада.

Смена флагов

За тысячу дней с начала гражданской войны в Сирии ее характер изменился, демократические лозунги бледнеют на фоне религиозных, черные знамена джихада затмевают сирийский флаг, отмечают наблюдатели.

В сирийском повстанческом движении почти ежедневно возникают и исчезают различные группировки исламистов. Они воюют не только с войсками Башара Асада, но также, по некоторым данным, и с бойцами более секулярной Свободной сирийской армии (ССА). Так, в среду 16 октября агентство «Франс пресс» сообщило об очередном кризисе сирийской оппозиции – более 70 исламистских группировок, действующих на юге страны, заявили, что отказываются от коалиции с западно-ориентированной ССА. Ранее от «союза с демократами» отказались фундаменталисты сирийского севера.

Твиттер-страница Рабочей партии Курдистана сообщает о продолжающихся ожесточенных боях на севере Сирии с группировками джихадистов «Исламское государство Ирак и Левант» (ИГИЛ, по другой версии ИГИШ, или Исламское государство Ирак и Шам), «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам» – все три группы предположительно связаны с «Аль-Кайдой».

Хаос в Сирии усложняется участием в конфликте большого количества иностранных добровольцев: с начала гражданского противостояния в 2011 году сюда прибыли более 60 тысяч шиитских и около 30 тысяч суннитских боевиков (данные агентства «Рейтер»).

Тысячи или горстка?

По утверждениям российских официальных источников, среди фундаменталистов в Сирии воюют более тысячи чеченских или кавказских «террористов». За последние три месяца президент России Владимир Путин по меньшей мере дважды воспользовался международной трибуной (во время саммита «Большой восьмерки» в Дублине и ОДКБ в Сочи), чтобы выразить озабоченность в связи с, по его мнению, «серьезной опасностью, связанной с возвращением бандитов в Россию», а также в бывшие страны СССР.

Международные наблюдатели, однако, скептически относятся к статистике Кремля. Так, профессор Марк Галеотти из Центра глобальных исследований в Нью-Йоркском университете полагает, что в Сирии воюют, «по самым завышенным оценкам, не более 400 боевиков из республик России, включая и представителей кавказской диаспоры в странах Европы».

Аналитик ЦРУ, в прошлом советник Госдепартамента по делам национальностей в России и странах бывшего СССР Пол Гобл еще более категоричен в оценках. По его убеждению, количество выходцев из России, воюющих в Сирии, не превышает сотни, а их роль в конфликте «намеренно раздута в рамках традиционной антикавказской пропаганды Кремля».

Марк Галеотти также говорит, что доля кавказских джихадистов в сирийском сопротивлении «мизерна», и о значительности этого феномена можно рассуждать не в сирийском, а скорее в постсирийском контексте. (Подробнее об этом – в следующих статьях.)

Получение более или менее точных данных из надежных источников осложняется ограниченностью доступа в Сирию для иностранных, в особенности западных наблюдателей и журналистов. Часто источником информации служит одна из сторон-участниц конфликта, что ставит под сомнение объективность предоставленных ей данных.

Пресса США называла войну в Сирии «войной YouTube» – никогда еще в истории войн видео событий в конфликтной зоне не публиковались с такой регулярностью и такими подробностями. При этом русский язык на сирийских видео звучит не реже арабской речи. Боевики из российских регионов, Азербайджана и республик Центральной Азии ведут микроблоги в Twitter и Facebook, регулярно обновляются «официальные» сайты «Сирийского подразделения Имарата Кавказ», такие как «Сайт муджахидов Сирии».

В среде «постсоветских» джихадистов новые «лидеры» появляются и исчезают, не продержавшись у руля и месяца. Однако некоторые выживают и становятся «звездами» прессы, YouTube и блогов.

К примеру – Умар аш-Шишани, которого в иерархии исламистов обозначают как «командующего северным направлением ИГИШ» – 28-летний сириец чеченского происхождения (потомок эмигрантов 19 века). Имя аш-Шишани наиболее часто упоминается в прессе, в особенности в российской. Сайт «Военный обозреватель» называет аш-Шишани одной из главных фигур «чеченского терроризма в Сирии». Во второй половине сентября курдские повстанцы сообщили в Twitter о том, что среди убитых в ходе столкновения с джихадистами был также и Умар аш-Шишани. Сообщение сопровождалось фотографией сваленных в грузовике тел. Новость мгновенно распространилась в различных агентствах мира, однако курдские боевики не представили каких-либо доказательств гибели аш-Шишани. 11 октября «Сайт муджахидов Сирии» опубликовал интервью с «Амиром Умаром», в котором излагаются подробности ситуации, а также указывается на возросшую роль аш-Шишани в исламистской коалиции в Сирии. (Подробнее об Умаре аш-Шишани читайте в следующей публикации.)

«Чеченский» дебют на Syria Tube

«Чеченские террористы» в Сирии впервые заявили о себе в апреле кровавой премьерой видеопослания с демонстрацией варварской казни трех мужчин, которых палачи обозначили как «христианских священников». Перед камерой «чеченский лидер», называющий себя Абу Банат и говорящий на очень плохом арабском, в окружении толпы боевиков, среди которых были и дети, управляет казнью – «священникам» отрезают головы, которые потом демонстрируют крупным планом. В течение всего видео голос за кадром дает указания на русском языке, с какого угла лучше снимать, а исполнителям казни советует «не кучковаться», чтобы не заслонять кадр.

История имела ошеломляющий эффект и получила первые новостные полосы во всех СМИ планеты, включая и западные. Особенно убедительно «чеченское варварство» выглядело на фоне постбостонского синдрома в США, где общество все еще пытается объяснить причины ненависти со стороны молодых людей, которых Америка, как полагают многие в стране, спасла от преследований в России, предоставив им убежище.

Ватикан сделал по поводу казни официальное заявление, видео с комментариями и требованием призвать к ответственности исполнителей варварской казни распространил ряд католических сайтов.

«Странно, что впервые это видео появилось на пропагандистском сайте сирийского режима Syria Tube», – отмечает корреспондент немецкого журнала «Шпигель» Кристоф Ройтер – один из немногих западных журналистов, работающих непосредственно на территории Сирии. Ройтер указывает на то, что с самого начала восстания в Сирии «режим Асада пытается представить все без исключения оппозиционные силы, как террористов». Журналист подчеркивает, что «российские СМИ в особенности используются для пропаганды и распространения фальшивых новостей из Сирии», в частности – в истории с «католическими священниками» и их «чеченским» палачом.

Кристоф Ройтер провел собственное расследование истории с обезглавливанием. Он побывал в деревне Машад Рухин, на центральной площади которой Абу Банат казнил своих пленников, и смог восстановить события по рассказам местных жителей и бывших участников группы Абу Баната (в публикации «Шпигель» укзан как аль-Банат). Ройтер утверждает, что казненные мужчины не имели отношения к церкви и были не христианскими священниками, а лоялистами Башара Асада. Их личности остались неизвестными.

Неожиданной оказалась история самого лидера «чеченских» боевиков. После того как в конце июня возмущенные варварской казнью бойцы Свободной сирийской армии освободили Машад Рухин от группировки Абу Баната (по данным Ройтера – около 70 боевиков из России) и арестовали ее лидера, как пишет корреспондент «Шпигель», «обнаружилось, что Абу Банат на самом деле – бывший офицер российской армии, русский, принявший ислам во время военной командировки на Кавказ».

Однако председатель дагестанской Коллегии адвокатов «Традиция» Абу Увайс Хутави сообщил «Голосу Америки», что Абу Банат: «Даргинец из села Ходжалмахи», в прошлом служивший сотрудником Управления по борьбе с организованной преступностью, также известного как «шестой отдел».

По информации Кристофа Ройтера, группировка Абу Баната, так же как и другие исламисты, не предприняла никаких усилий, чтобы противодействовать аресту своего лидера. Это был один из редких случаев, когда различные группировки пришли к консенсусу, отмечает корреспондент «Шпигель».

Продолжение следует.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG