Линки доступности

Американские эксперты о шансах нового плана Кофи Аннана и позиции Кремля

Госсекретарь США Хиллари Клинтон и ее российский коллега Сергей Лавров согласились принять участие в конференции по Сирии, которая пройдет в Женеве в субботу, 30 июня по инициативе специального посланника ООН и Лиги арабских государств Кофи Аннана. В этой конференции примут участие представители постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также Турции, Катара и Ирака. На встрече не будут представлены Иран, поддерживающий режим Башара Асада, и Саудовская Аравия, поддерживающаяся его противников.

Как сообщают западные СМИ, договоренность о встрече была достигнута после того, как Россия перестала настаивать на участии Ирана, хотя Аннан полагает, что Иран должен участвовать в урегулировании. «Саудовскую Аравию Аннан не пригласил, чтобы пойти навстречу России, которая возлагает на нее ответственность за эскалацию конфликта, как страна, которая вооружает и финансирует сирийских повстанцев», - сообщает обозреватель журнала Time Тони Кейрон.
«В определенном смысле я согласен с Россией, которая считает, что американская политика, начиная с Афганистана в 1970-е годы и кончая Ираком и, возможно, Ливией, приводит к власти исламских радикалов»
По его данным, Аннан хотел привлечь Иран и Саудовскую Аравию именно потому, что на театре сирийской гражданской войны эти две страны разыгрывают собственный давний конфликт, имеющий межконфессиональную подоплеку. «В Вашингтоне многие воспринимают сирийский конфликт под тем же углом, что и Саудовская Аравия: добиваются отставки Асада - главного союзника Ирана в арабских странах - именно ради того, чтобы ослабить Тегеран», - пишет Кейрон.

Перед встречей в Женеве Клинтон и Лавров «сверят часы» в Санкт-Петербурге, куда американский госсекретарь прибыла в четверг вечером. Глава МИД России также обсудил по телефону с Кофи Аннаном «некоторые организационные и субстантивные аспекты проведения 30 июня в Женеве международной встречи по урегулированию сирийского кризиса», - сообщило российское внешнеполитическое ведомство.

По данным СМИ, на встрече в Женеве будет обсуждаться предложение Аннана о создании в Сирии правительства национального единства, которое уже получило поддержку Хиллари Клинтон. По ее мнению, новый план Аннана является конкретной дорожной картой, которая «воплощает в себе принципы, необходимые для политического перехода в Сирии, которые могли бы привести к мирному, демократическому и показательному результату, отражающему волю сирийского народа».

Завершая официальный визит в Финляндию, Клинтон выразила надежду на то, что встреча в Женеве «станет поворотным моментом в очень трагических обстоятельствах, влияющих на сирийский народ в это время».

Западные СМИ, ссылаясь на неназванные дипломатические источники в ООН, приводят некоторые детали предложения Аннана о формировании в Сирии правительства национального единства. «Оно может включать в себя членов правительства, оппозиции и других людей, однако необходимо исключить тех, чье присутствие усложнит переходный период передачи власти или причинит вред делу примирения и стабильности», - цитирует агентство «Рейтер» пожелавшего остаться неназванным дипломата. По его словам, под теми, чье «присутствие усложнит переходный период передачи власти» подразумевается, в первую очередь, президент Башара Асад, хотя напрямую в предложении Аннана об этом не говорится.

Западные СМИ сообщают, что новую идею спецпосланника ООН поддерживают все пять постоянных членов Совета Безопасности (США, РФ, Китай, Франция и Великобритания). Однако, выступая в четверг в Москве на пресс-конференции по итогам переговоров со своим тунисским коллегой, глава МИД России Сергей Лавров заявил, что согласованного проекта итогового документа предстоящей встречи нет.

Лавров уточнил, что поддержка плана Аннана ограничивается обоюдным согласием по поводу того, что Сирии потребуется переходный период для установления «стабильных общеприемлемых правил и норм». Он подчеркнул, что международная встреча по Сирии в Женеве должна запустить внутрисирийский диалог, а не предрешать его результаты.

«Внешние игроки не должны диктовать свои рецепты сирийцам, а прежде всего, должны обязаться воздействовать на все сирийские стороны с тем, чтобы было прекращено насилие, чтобы вооруженные отряды с обеих сторон были синхронизировано выведены из городов и других населенных пунктов под контролем международных наблюдателей ООН. И чтобы оппозиция отказалась от своих непримиримых подходов и в соответствии с планом Кофи Аннана села за стол переговоров с правительством», - цитирует Лаврова РИА «Новости».

В то же время, отмечает агентство, «глава МИД РФ фактически уклонился от прямого ответа на вопрос о возможном создании коалиционного правительства и его шансах на успех».

Реакция сирийцев

Сирийская оппозиция практически отвергла предложения Кофи Аннана. Член оппозиционного Сирийского национального совета (СНС) Самир Нашар в четверг заявил, что оппозиционные группировки не примут план формирования правительства национального единства, если он не будет предусматривать уход со своего поста президента Асада. «Предложение по-прежнему для нас туманное, но я могу сказать вам, что если в нем не будет ясно сказано, что Асад должен уйти в отставку, оно будет неприемлемо для нас», - цитирует Нашара агентство Рейтер.

Другой член руководства СНС, Халид Салех, в интервью британской газете Guardian заявил, что оппозиция отвергнет идею формирования переходного правительства с участием лиц из ближайшего окружения Башара Асада даже если сам президент уйдет в отставку. «Избавиться от Асада недостаточно, - сказал находящийся в Турции оппозиционер. – Если в правительство будут включены бандиты из окружения Асада, революционные силы на месте, которые наиболее значимы, дали ясно понять, что не приемлют такое предложение. Это также неприемлемо и для СНС».

Между тем, президент Сирии Башар Асад заявил в четверг в интервью иранскому телевидению, что он и в будущем будет способен противостоять давлению извне. Он также выразил уверенность в том, что в случае с Сирией невозможно проведение международной военной операции «по ливийскому сценарию». Вместе с тем, он заявил, что США, оказывая давление на Дамаск, закрывают глаза на то, что в Сирии стали действовать террористы из «Аль-Каиды».

Участие представителей официального Дамаска или сирийской оппозиции в женевской встрече не предполагается.

Москва ищет возможность «мягкой посадки» для режима Асада?

Мнения американских экспертов, опрошенных Русской службой «Голоса Америки», о шансах на успех женевской конференции разделились. Но все они считают, что ключевым элементом будет способность США и России договориться о механизме разрешения конфликта. Эксперты полагают, что новая гибкость, проявляемая Москвой, обусловлена становящейся все более шаткой с каждой неделей позицией режима Асада. Происходящие в эти дни дипломатические маневры они называют началом длительного процесса, во время которого все стороны будут пытаться оценить расстановку сил и получить для себя некие преимущества.

Директор Центра ближневосточных исследований университета Оклахомы,
автор популярного блога Syria Comment Джошуа Лэндис отметил, что Хиллари Клинтон уже «в третий или четвертый раз провозглашает о готовности России отказаться от поддержки Асада и заявляет, что конфликт достиг «поворотного момента», но каждый раз Россия опровергает эти заявления».

«При этом Россия поясняет, что ее позиция не обязательно основывается на поддержке лично Асада, - продолжает профессор Лэндис. – Но Москва ищет возможность «мягкой посадки» для режима Асада, на что оппозиция не согласится и что, скорее всего, невозможно. И сам режим не заинтересован в таком сценарии: в Дамаске только что было сформировано новое правительство, в которое вошли несколько оппозиционеров, и режим скажет, что они уже сделали то, что предлагает Аннан. Асад и его окружение заявляют, что они не отдадут страну «Мусульманскому братству», исламистам или повстанцам. Башар Асад два дня назад заявил, что в стране идет настоящая война и что он намерен победить».

Профессор Лэндис признает, что Россия прежде не говорила о необходимости переходного периода в Сирии. Он считает, что таким образом Москва пытается дать понять режиму Асада, что ее поддержка не является безоговорочной. «Однако, я считаю, что Россия далека от того, чтобы полностью отказаться от поддержки Асада, как пытается представить дело Хиллари Клинтон», - добавил эксперт.

«Россия оказалась в довольно неприглядном положении, - считает профессор Лэндис. – Я думаю, аналитики в Москве понимают, что Асад обречен. Они ищут выход».

Мона Якубиан, специалист по
Ближнему Востоку из вашингтонского Центра Стимсона, разделяет мнение госсекретаря Клинтон и считает, что предстоящая конференция в Женеве действительно может стать «поворотным моментом» и изменить динамику сирийского конфликта. «Если в Женеве будет достигнут консенсус и разработан конкретный план, это может определить ход событий в Сирии», - сказала она корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

В то же время, Якубиан не берется оценивать вероятность успеха женевской конференции, отмечая, что ситуация слишком быстро меняется. Она считает, что возможность найти формулировки, которые позволят России согласится на отставку Асада без потери лица, зависит от искусности дипломатов, которые соберутся в Женеве в субботу. «Это сложная, но разрешимая задача, - считает Якубиан. – Я думаю, что все участники процесса отдают себе отчет в том, что это, может быть, последний шанс повлиять на ситуацию с помощью дипломатии».

По ее мнению, сделанные в четверг Сергеем Лавровым заявления «могут быть частью дипломатического маневрирования накануне встречи с Хиллари Клинтон, а могут свидетельствовать и о непреодолимых разногласиях между США и Россией».

Лавров, со своей стороны, назвал утечки в западной прессе об «отдельных формулировках и идеях, которые могут войти в проект возможного итогового документа», «проявлением недобросовестного подхода к дипломатии».

«Возможно, все мы являемся свидетелями очень сложной игры, которая ведется как через СМИ, так и за кулисами», - допускает Якубиан.

Джошуа Лэндис согласился с тем, что американское правительство может использовать утечки в СМИ с целью повлиять на позицию Россию. «Они (в Вашингтоне) понимают, что Сирия и Иран оказались приперты к стенке, и их вряд ли что-либо заставить изменить свои позиции, - поясняет он, - в то время, как Россия в этой цепочке является слабым звеном. В какой-то момент Россия пойдет на уступки – может быть, это не произойдет на этой или на следующей неделе, но правительство США будет продолжать оказывать давление и пытаться пристыдить Москву. Это удобная позиция для Вашингтона, который сирийская оппозиция и другие арабские страны призывают что-то сделать, чтобы остановить кровопролитие. Да, это гуманитарный кризис, но я думаю, что в Вашингтоне считают, что в стратегическом смысле ситуация развивается в правильном направлении: изолируя режим и подкармливая оппозицию, мы меняем расстановку сил в Сирии».

«Россия пытается не выглядеть слишком твердолобой»

Старший научный сотрудник Совета по международным отношениям Стюарт Патрик – один из немногих комментаторов, усмотревших признаки «сокращения дистанции» в позициях Москвы и Вашингтона относительно конфликта в Сирии после встречи президентов Обамы и Путина в Мексике две недели назад – видит подтверждение своей оценке в самом факте проведения встречи в Женеве.

«После 16 тупиковых месяцев в Совете Безопасности эта конференция сигнализирует значительные подвижки в российской позиции и, возможно, свидетельствует о том, что они понимают, что неконтролируемый крах сирийского режима им невыгоден, - сказал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Россия, располагающая военной базой в Сирии, считает эту страну своим оплотом на Ближнем Востоке. Однако в Москве понимают, что в случае краха режима России не удастся сохранить там свои позиции. Проявляемая ими гибкость – это попытка сохранить свое влияние».

Патрик считает, что Россия хотела бы избежать хаоса в Сирии, который может превратить эту страну в прибежище исламских экстремистов, «не испытывающих пылкой любви к России». «Россия по-прежнему сталкивается с проблемой исламского экстремизма на Кавказе», - напоминает эксперт.

«Сложно представить, что Москва согласилась бы на участие в подобной конференции, если бы она не была готова к достижению какого-либо консенсуса», - добавляет Патрик.

«Россия пытается не выглядеть слишком твердолобой, - считает профессор Лэндис. – Кремль не хочет новой «холодной войны». К тому же, Москва понимает, что ситуация меняется. С другой стороны, у России есть стратегические интересы на Ближнем Востоке и она не готова от них отказаться «за красивые глаза»».

Мона Якубиан соглашается с тем, что стремительно ухудшающаяся ситуация в Сирии может сделать стороны более сговорчивыми. «Возможно, мы приближаемся к точке невозврата, - сказала она, - пройдя которую все стороны потеряют возможность влиять на ситуацию. Я думаю, что резкое ухудшение ситуации, гражданская война с элементами межконфессионального конфликта или представляющийся все более вероятным крах сирийского режима – не в интересах России. Поэтому я думаю, что Россия производит стратегические расчеты исходя из собственного понимания ситуации».

«Очевидно, что расстановка сил меняется в пользу оппозиции, - указывает профессор Лэндис. – Режим Асада становится слабее, а оппозиция сильнее. Однако, режим Асада далек от краха. Правительственные войска выбили повстанцев из Хомса, те ушли на север, но под давлением армии вынуждены были и там оставить свои позиции. Повстанцы все еще не в состоянии прямо противостоять сирийской армии, но они вполне способны осуществлять скоординированные террористические атаки: точечные удары, взрывы в городах, убийства представителей режима».

«Режим Асада во все большей степени переходит на осадное положение, - констатирует Джошуа Лэндис. – Экономическая ситуация выходит из-под контроля. В Алеппо уже неделю нет бензина. Там остановился практически весь транспорт. Люди ходят пешком. Все это ослабляет поддержку режима. Сегодня мало кто в Сирии верит в то, что режиму удастся устоять. Однако у режима есть сторонники. Скорее всего, они ограничат поставки топлива населению в пользу военных. И это ударит и по оппозиции тоже: им нечем будет заправлять свои машины».

Есть ли запасной план у Асада?

Мона Якубиан не верит в то, что сам Башар Асад готов к серьезным переговорам, которые могли бы привести к его отставке. Джошуа Лэндис также полагает, что у Асада нет запасного плана. «Или, если есть, об этом никто не знает, - добавляет эксперт, - потому что, как только запасной план станет достоянием гласности, режим рухнет».

По словам Лэндиса, запасной план Асада может состоять из бегства в Тунис или в Россию. «Хиллари Клинтон пыталась педалировать предоставление Асаду убежища в России с помощью утечки в газете «Вашингтон Пост», сообщившей, что якобы Асад уже перевел 6 миллиардов долларов в Россию. Я в это не верю. Я не думаю, что кто-либо знает, где хранит деньги Асад. К тому же, я не думаю, что Асад горит желанием ехать в Россию. Это вариант, который предпочло бы американское правительство, но не сам Асад».

Профессор Лэндис считает, что Асаду психологически очень трудно рассматривать возможность изгнания в России, в Иране или какой-либо другой стране, потому что это будет означать, отказ от защиты своих единоверцев-алавитов. При этом эксперт не думает, что алавитам после краха режима Асада будет грозить истребление. «Конечно, элиту ждет незавидное будущее, - предполагает он. – Люди, которые окружали его в течение последних 40 лет, будут уничтожены».

Слишком поздно?

Стюарт Патрик оценивает шансы женевской конференции на успех, как 50 на 50. В то же время, предостерегает Патрик, возможно, что даже в случае достижения консенсуса пятью членами Совбеза ООН, уже слишком поздно пытаться удержать Сирию. По мнению Патрика, ситуацию осложняют Иран и Саудовская Аравия, не участвующие в женевской конференции и поддерживающие противоположные стороны конфликта в Сирии.

«Эти государства способствуют эскалации насилия и превращению конфликта из борьбы за политические реформы в Сирии в межконфессиональную войну, которая уже привела к массовым кровавым бесчинствам с обеих сторон».

«По мере того, как оппозиция вооружается и превращается в классическое повстанческое движение, множатся сообщения о бесчинствах, - констатирует Патрик. – Например, сообщается, что повстанцы расстреливают алавитов, в то время, как представителям других конфессий дают возможность присоединиться к повстанцам».

К тому же, добавляет он, «если в Женеве и будет разработан какой-либо план, это будет план ведущих мировых держав, разработанный без участия сирийцев». «Остается открытым вопрос о готовности принять этот план как режимом Асада, так и оппозицией, - сказал эксперт. – Согласятся ли повстанцы делить власть со своими заклятыми врагами? Какие гарантии сможет предоставить международное сообщество? Будут ли в Сирию направлены миротворческие силы?».

Мона Якубиан признает, что сирийская оппозиция – как в самой Сирии, так и за рубежом – разобщена. «Откровенно говоря, базирующийся в Турции СНС имеет ограниченное влияние в Сирии, - сказала она. – Более важна роль вооруженной оппозиции – Свободной сирийской армии, которая тоже разобщена».

Якубиан признает сложность ситуации, но считает ключевым не модальности соглашения, а сам факт его достижения в Женеве. По ее мнению, это окажет воздействие на сторонников режима Асада в Сирии. «Они увидят, что даже Россия отвернулась от него, - считает она. – Это очень важно».

На кого работает время?

Джошуа Лэндис считает, что Россия и Китай «тянут время» в надежде на то, что Асад «вытащит кролика из шляпы». С другой стороны, Москва и Пекин дают понять Асаду, а также Ирану и другим сторонам, которые на них рассчитывают, что они будут не в состоянии поддерживать Асада вечно, если тот не сможет произвести чуда и одержать решительную победу над повстанцами.

«Все тянут время, но в Вашингтоне думают, что время на нашей стороне, - сказал профессор Лэндис в беседе с корреспондентом «Голоса Америки». – Они полагают, что нужно время для того, чтобы разобраться, что представляет из себя оппозиция, и дать самой оппозиции организоваться. Многие говорят, что необходимо вмешаться, чтобы остановить кровопролитие. Однако очень может быть – и я думаю, более мудрые люди в Вашингтоне это понимают – что пролонгирование конфликта может спасти больше жизней. Чем дольше продолжается конфликт, тем больше времени будет у сирийцев для того, чтобы сформировать некую альтернативу режиму. Сегодня, мы полагаем, в Сирии действует более ста различных ополченских формирований и им предстоит пройти процесс естественного отбора. Если им удастся объединиться, то менее вероятна будет вспышка насилия после краха режима».

«Вот почему я думаю, что Вашингтон не добивается краха режима прямо сейчас, - продолжил эксперт, – потому что это приведет к хаосу и кровопролитие может превзойти все прогнозы. В определенном смысле я согласен с Россией, которая считает, что американская политика, начиная с Афганистана в 1970-е годы и кончая Ираком и, возможно, Ливией, приводит к власти исламских радикалов. Ближний Восток переживает очень болезненный процесс трансформации, и ни у кого нет всех ответов на встающие сегодня вопросы. Только сами сирийцы смогут определить будущее Сирии, и это потребует времени».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG