Линки доступности

Черкесская квота


4-х летний Адам, сын черкесских беженцев из Сирии. Нальчик, Россия

4-х летний Адам, сын черкесских беженцев из Сирии. Нальчик, Россия

Сирийский капкан для кавказской диаспоры

Этнические и религиозные меньшинства могут оказаться самыми легкими жертвами гражданского противостояния в Сирии. В этом отношении 100-тысячная черкесская диаспора особо уязвима – пришельцы из далекого Кавказа – остаются чужаками в арабской стране. Значительная часть сирийских черкесов стремится вернуться на историческую родину, откуда их предки были изгнаны после поражения в войне с Российской империей. Однако на въезд черкесов в Россию МИДом РФ установлена ежегодная квота, которая в 2012 году уже исчерпана.

«Без участия госструктур решить вопрос с черкесскими беженцами из Сирии было бы невозможно», – говорит Каншоби Ажахов, президент Международной черкесской ассоциации (МЧА)¸ неправительственной организации со штаб-квартирой в столице Кабардино-Балкарской Республики (КБР), в состав которой входят черкесские НПО из более чем 50-ти стран мира.

Речь, однако, идет исключительно о структурах местного уровня: администрации президента и правительстве КБР, где созданы специальный комитет по работе с соотечественниками, комиссия по делам репатриантов. В других административных единицах, находящихся на территории исторической Черкесии – Адыгее, Карачаево-Черкесии и Краснодарском крае – подобных комиссий не существует, или их участие в процессах репартиации не так заметно, как в Кабардино-Балкарии.

Визовый вопрос

Неправительственная организация «Пэрыт» основана в Нальчике репатриантами из Сирии. Эта организация стала главным координатором между черкесами в Сирии, российской Федеральной миграционной службой и иными госструктурами. При посредничестве «Пэрыт» 450 черкесам удалось уехать из охваченной насилием Сирии. Сейчас поток беженцев прервался, не потому, что количество стремящихся вернуться уменьшилось, скорее наоборот – возросло. Причина в том, что в июле, как сообщает проект Радио «Свобода», консульство России в Дамаске перестало выдавать визы этническим черкесам.

Адвокат и член совета «Пэрыт» Беслан Хагажей говорит, что все ресурсы местного уровня исчерпаны и необходима воля Кремля для того, чтобы сирийским черкесам было позволено вернуться на историческую родину.

По словам Хагажея, установленная МИД России для консульства в Сирии квота на коммерческие и туристические визы для этнических черкесов на этот год исчерпана (квота статичная и не может меняться в течение года).

«Десятки моих родственников по многу раз проделали опасный путь из дальних окраин в консульство России в Дамаске, чтобы получить визы и вернуться на Кавказ. Каждому из них раз за разом отказывали под надуманными предлогами, пока, в конце концов, открыто не сказали, что визы не дадут, потому что квота на черкесов исчерпана», – рассказывает Жанти Емиша, президент черкесского благотворительного фонда «Насып» в Нью-Джерси, США.

Родители Жанти приехали в США из Сирии, где остается большое количество его родственников. По его словам, черкесы, представляющие этническое меньшинство в Сирии, могут оказаться целью сирийских националистов даже после того, как противостояние власти и оппозиции закончится.

«Тысячи черкесов из Дамаска, Алеппо и Хомса сейчас пытаются перебраться на Голанские высоты. Там в черкесских селах в домах, рассчитанных на четырех человек, ютятся по два десятка людей и больше. Конечно, они бы предпочли бы вернуться на родину, но у них нет такой возможности», – говорит Жанти Емиша.

«Я не знаю такого случая, когда из-за квоты кому-то отказали», – утверждает президент МЧА Ажахов. По его мнению, проблема решится, нужно только увеличить квоту для черкесов в следующем году.

Адвокат Беслан Хагажей уверен, что квоты для черкесов вообще не должны существовать, так как зарубежные черкесы юридически подпадают под действие федерального закона «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом». На деле они вынуждены возвращаться на Родину не как соотечественники – то есть, не имея возможности воспользоваться установленными законом льготами.

«Все завязано на Москве. Мы не раз обращались с предложениями по созданию федеральной программы по репатриации черкесов. Проблемы нашей диаспоры напрямую вызваны политикой России – черкесы не по своей воле оказались разбросанными по миру, они были изгнаны со своей родины. И Россия должна принять такую программу, которая бы помогла черкесам вернуться именно на Кавказ, а не в Сибирь и другие, демографически проблемные регионы России, как планирует Москва, – рассказывает Хагажей, и добавляет – Пока наши обращения в Москве игнорируют».

Для оказавшихся в числе 450 репатриантов черкесов визовые проблемы с прибытием на родину не заканчиваются. Срок бизнес- или туристической визы истекает в считанные месяцы, продлить срок пребывания в России крайне сложно – в результате, этим людям угрожает депортация. Как рассказывает Хагажей, ситуация усложняется еще и опасениями беженцев, что при тесных связях между российскими и сирийскими спецслужбами, им не удастся скрыть от правительства в Сирии факт обращения за убежищем в России, и это может поставить под угрозу жизни их родных в Сирии.

«Мы знаем, что председатель черкесской организации Сирии был вынужден уехать из страны из-за угроз со стороны правительства Асада, которое крайне раздражает стремление черкесов вернуться на Кавказ, и которое хотело бы видеть черкесскую диаспору единой в своей лояльности к режиму», – говорит Жанти Емиша.

Стратегия России

«Мне кажется, Москва препятствует возвращению сирийских черкесов, потому что боится создать впечатление, будто бы черкесам позволено массово возвращаться на родину. Если это случится, то может нарушиться численный перевес, которым обладают казаки в этом регионе», – рассуждает Уолт Ричмонд, профессор Восточного Колледжа в Лос-Анжелесе (Walter Richmond, Occidental College), недавно опубликовавший книгу «Северо-Западный Кавказ. Прошлое, настоящее, будущее» (The Northwest Caucasus. Past, present, future)

Профессор Ричмонд называет подобный подход к проблеме «колониальным». По его мнению, Москва могла бы получить большие дивиденды от пересмотра своего отношения к кавказским народам, которых в России по имперской инерции рассматривают как покоренные и недружественные.

Разрешив черкесам вернуться, полагает Уолт Ричмод, Россия смогла бы рассчитывать на хорошие отношения с этим народом: «Лишение черкесов права на родину – абсолютно противоречит интересам России, но я боюсь, что политики в России не скоро осознают, что их поведение в отношении этого народа, создает о России впечатление империи 19 века».

Профессор Ричмонд уверен, что международной общественности стоило бы уделить внимание изучению черкесского вопроса: «Только задумайтесь о судьбе черкесов – это непрекращающаяся несколько поколений травма. Сначала их изгнали с Кавказа, потом с Балкан, потом с Голанских высот и сейчас им не осталось места в Сирии… И дорога домой им тоже закрыта».
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG