Линки доступности

Сирийский джихад: подружиться с «Аль-Кайдой»


Цунеока в Сирии на фоне флага Аль-Кайды

Цунеока в Сирии на фоне флага Аль-Кайды

Японский журналист Шамиль Цунеока побывал в гостях у лидера ИГИШ по представлению чеченских друзей

По данным разведки США, около 17 тысяч иностранных боевиков воюют в Сирии на стороне оппозиции, больше половины из них в составе связанной с «Аль-Кайдой» коалиции Исламское государство Ирака и Шама (Сирия и Ливан). Российские спецслужбы заявляют, что в Сирии воюют около тысячи боевиков из Северного Кавказа, Приволжья и чеченской диаспоры в Европе.

«В гостях» у «Аль-Кайды»

В интервью «Голосу Америки» по Skype из Токио журналист из Японии Шамиль Цунеока рассказал, что провел неделю в штабе ИГИШ в Сирии. Он объяснил, что его приняли по двум причинам: во-первых, благодаря его дружбе с чеченскими боевиками, во-вторых, из-за его религиозных взглядов и убеждений. Цунеока принял ислам в начале 2000-х года в мечети в Москве, он также признался, что разделяет идеи джихада: «В Коране написано, что джихад – обязанность мусульманина».

ИГИШ декларирует своей целью джихад ради создания халифата. Группа известна установлением радикальных шариатских ограничений на контролируемых ею территориях, публичными казнями пленных, а также конфликтами и вооруженными столкновениями с другими частями сирийской оппозиции, в частности, с подразделениями Свободной армии Сирии и курдскими группировками.

Во время пребывания в Сирии в лагере ИГИШ Шамиль Цунеока опубликовал в Твиттере две фотографии, на которых он запечатлен на фоне черного флага «Аль-Кайды» с лидером ИДИШ шейхом Омаром и с автоматом в руках. В западной прессе появились дискуссии о том, можно ли продолжать считать японского журналиста независимым. Сам Цунеока объясняет фото производственной необходимостью. «Для работы мне нужно было войти к ним в доверие, и эти фото очень помогли», – сказал он в интервью.

Цунеока рассказывает, что в течение этого года он побывал в Сирии два раза – в апреле и в октябре, после того как «получил приглашение от чеченских друзей».

Он объяснил, что познакомился и подружился с чеченцами из сопротивления во время своей первой журналистской командировки в начале второй войны в Чечне.

В поход с Гелаевым

Цунеока приехал в Чечню в ноябре 1999 года со стороны границы с Грузией.

«В первую поездку я сделал интервью с Шамилем Басаевым и Асланом Масхадовым. Потом хотел вернуться в Чечню еще раз, но российские войска закрыли границу, и мне пришлось ждать момента в деревне чеченских беженцев в Грузии», – говорит он. Журналист рассказывает, что вскоре в лагерь из Чечни пришел Хамзат (Руслан) Гелаев и начал собирать армию из чеченских беженцев. В 2001 году приготовления закончились, и Гелаев объявил о выступлении в поход.

«Я попросил его, чтобы он позволил мне сопровождать группу и написать о походе. В июне мы выступили из села и ушли в лес. В июле Гелаев объявил, что цель операции – нападение на Абхазию. В отряде было около 400 бойцов, и никто из них раньше не слышал ничего про Абхазию. Они все верили в то, что идут в Чечню. Все были разочарованы. Около 50 бойцов ушли сразу, а оставшиеся 350 присоединились к грузинским партизанам, сражающимся за свои территории против Абхазии.

Мы оставались в лесах Абхазии почти четыре месяца. В начале операции грузинские военные вертолеты поставляли нам продукты, но потом эта помощь прекратилась. Мне кажется, правительство Шеварднадзе предало Гелаева. После трех недель без всякой пищи мы были истощены от голода. Позже я узнал, что настоящей целью операции была российская авиабаза в Сочи. Они хотели захватить ее, однако застряли в абхазских лесах и воевали с абхазами», – рассказывает Цунеока, показывая в камеру книгу, которую он написал и издал в Японии по событиям в Чечне и Абхазии.

«Весной этого года старые друзья пригласили меня приехать в Сирию. Во время первой поездки в апреле чеченские друзья встретили меня и перевели в Сирию через турецкую границу. Но ко второй поездке в октябре власти Турции ввели ограничения на границе, и поэтому нужно было переходить через подконтрольные ИГИШ блокпосты. Мои чеченские друзья представили меня лидерам ИГИШ, и меня приняли», – журналист утверждает, что визит в лагерь ИДИШ стал результатом цепочки случайностей. Вместе с тем он говорит, что рад возможности изучить глубже природу ИДИШ, вызывавшую его интерес еще до поездки в Сирию.

Друг «Аль-Кайды»

Цунеока в интервью называет ИГИШ «сирийской “Аль-Кайдой”», но считает ее «нетипичной “Аль-Кайдой”», так как, по его мнению, задачи этой группы, в отличие от ее глобальной союзницы, «ограничиваются установлением халифата в Шаме» и не носят враждебного характера по отношению к Западу. Журналист, однако, оговаривается, что во время интервью с членами ИГИШ многие ссылались на суру из Корана, предрекающую начало халифата в Сирии и затем распространение по всему миру. Журналист отмечает, что ненависть к Асаду и к шиитам в целом служит одним из главных мотиваторов в действиях ИГИШ. Однако эти идеи не мешают боевикам ИГИШ сражаться за влияние с другими суннитскими группами и в первую очередь – с группами Свободной армии Сирии.

«Очень многие участники САС говорили мне, что считают боевиков ИГИШ сумасшедшими и очень опасными врагами. В некоторых районах конфликт между ними очень серьезный, они попросту убивают друг друга. Но есть районы, где подразделения САС и ИГИШ поддерживают дружеские отношения. Лидер ИГИШ, с которым я встречался (он сириец, в отличие от многих бойцов ИГИШ), показывал мне фотографии, на которых он запечатлен со многими действующими командирами САС», – рассказывает Цунеока.

Как полагает Цунеока, определяющим фактором в отношениях между группами оппозиции в Сирии служит этническая принадлежность, и только во вторую очередь – религиозная. По словам журналиста, сирийцы, как правило, поддерживают между собой дружеские связи, даже если они принадлежат к очень разным по идеологии группам оппозиции, тогда как с иностранными боевиками отношения более настороженные.

Неоднозначно, по наблюдениям Цунеоки, относятся к ИГИШ и жители подконтрольных группировке территорий: «В центре контролируемой ИГИШ территории находится село, где их командующий раньше служил имамом местной мечети. Это помогает в отношениях с местным населением. Мне показалось, что он нравится местным, потому что он тоже из этих мест. Но есть и районы, где местное население ненавидит ИГИШ, например, в Идлибе».

Журналист утверждает, что устанавливаемые ИГИШ правила не настолько жестки, как об этом пишет западная пресса: «В тех подконтрольных радикалам районах, которые я посетил, я видел женщин в хиджабах (закрывает все, кроме лица и кистей рук), но, мне кажется, никто не принуждает их надевать никабы (остаются открытыми только прорези для глаз), как это делают крайние салафиты».

Вместе с тем Цунеока отмечает, что предпринимаемые ИГИШ меры контроля ведут к изоляции контролируемых группировкой регионов от остальной территории Сирии: «Они ставят многочисленные блокпосты на своих территориях и блокируют проход через эти посты иностранцам – даже врачам, сотрудникам гуманитарных миссий и журналистам».

Цунеока говорит, что среди джихадистов очень сильна шпиономания: «Если пленного сирийца посчитают асадовцем, его казнят безоговорочно. Я также знаю, что ИГИШ казнило около сорока иностранных боевиков, заподозренных в том, что они – шпионы Турции или Саудовской Аравии».

15 ноября боевики ИГИШ разместили в Интернете видео с демонстрацией отрезанной головы «шпиона Асада», однако вскоре выяснилось, что казненный был лидером другой исламской группировки «Хакарат Ахрар аль-Шам», и ИГИШ пришлось извиняться перед «братьями». По данным издания The Wall Street Journal, инцидент с отрезанной головой произошел в русскоговорящей группировке ИДИШ, возглавляемой панкисским чеченцем Тарханом Батирашвили, известным среди джихадистов под именем шейх Умар аль-Шишани.



Шамиль Цунеока утверждает, что лично встречался в Сирии с более 50 русскоговорящими боевиками, среди которых были представители различных этнических групп: дагестанцы, чеченцы, азербайджанцы, казахи, узбеки и пр. По его данным, в Сирии в различных оппозиционных группах воюет несколько сотен выходцев из России и стран бывшего СССР.

«Очень многие из русскоговорящих примкнули к ИГИШ, в особенности много там чеченцев и людей из Центральной Азии», – отметил Цунеока.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG