Линки доступности

Российские эксперты о перспективах военного вмешательства

Совет Безопасности ООН должен немедленно вмешаться в разрешение сирийского кризиса, проявив единство. Об этом заявил в среду 28 августа генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.

«Совет Безопасности ООН должен вмешаться, – подчеркнул Пан Ги Мун, выступая на конференции в Гааге, – поскольку сегодня Сирия — самое сильное испытание для безопасности во всем мире. СБ должен проявить единство для того, чтобы отреагировать немедленно, чтобы достигнуть мира. В противном случае мы получим целое потерянное поколение».

«Использование химического оружия при любых условиях — грубейшее нарушение всех международных прав и колоссальное преступление», – заявил генсек ООН.

В настоящее время ООН проводит расследование химических атак в Сирии. Администрация США ищет адекватный вариант разрешения сирийского кризиса.

Москва продолжает защищать режим Башара Асада, заявляя, что конфликт должен решаться исключительно дипломатическим путем.

Русская служба «Голоса Америки» попросила некоторых российских экспертов оценить, как будет развиваться ситуация вокруг Сирии.

«Удар по Сирии — это удар по внешней политике России»

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко охарактеризовал ситуацию в Сирии как тупиковую: нельзя бомбить, но и оставлять Сирию при режиме Башара Асада тоже нельзя.

«Обама движется к черте быстрого удара по Сирии, – сказал Малашенко в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – И эту черту Обаме придется переступать без учета мнения СБ ООН».

«Очевидно, что идея удара или быстрого удара становится все более и более реальной. Я не думаю, что это будет наземная акция, но нанесение ударов с воздуха, может быть, при поддержке кораблей. Целью операции все же является свержение режима Асада...

Пока этот режим находится у власти, эта ситуация будет продолжаться. Вопрос в том, можно ли сменить режим путем силовых ударов. На мой взгляд, гражданская война будет продолжена и без Асада, и эта проблема Западом решена не будет», – считает Алексей Малашенко.

Вместе с тем, подчеркивает московский аналитик, «удар по Сирии — это удар по внешней политике России. Вмешиваться военным путем Россия не может, сдерживать конфликт политически – тоже. Это будет болезненный удар по самолюбию Кремля. Москва будет делать все возможное, чтобы не оказаться в дурацком положении – что Запад наплевал на ее позицию».

Курс на смену режима?

Призыв Пан Ги Муна к активному вмешательству СБ ООН в сирийский конфликт соответствует позиции России, считает директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин.

«Россия будет настаивать на том, чтобы ждать доклада инспекторов ООН, – сказал московский исследователь-арабист корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – Уже после этого сирийский вопрос можно будет выносить на рассмотрение СБ ООН. Сейчас еще рано поднимать этот вопрос».

Тезис о нанесении «точечных ударов» представляется Наумкину неубедительным. «Как можно нанести точечные удары по пунктам хранения химического оружия? – спрашивает он. – Это ведь может ухудшить ситуацию. Я также не понимаю, как можно вмешиваться в гражданскую войну, в которой нет плохой и хорошей стороны, а есть только побежденный и победитель. На любой гражданской войне есть жертвы».

По мнению директора московского Института востоковедения, «вмешательство Запада приведет к тому, что к власти в Сирии придут боевики, противники США и Израиля».

Конечно, признает Наумкин, военное вмешательство Запада, как минимум, ослабит режим Асада.

«Однако, – продолжает эксперт, – это приведет к тому, что внутренний баланс сил поменяется. Будет больше жертв гражданской войны и большая ненависть к Западу даже со стороны тех людей, которые в настоящее время не симпатизируют Асаду».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG