Линки доступности

Что важнее – безопасность или неприкосновенность личной жизни?

Разразившийся в США скандал о прослушивании спецслужбами телефонных переговоров и сборе личных сообщений пользователей Интернета – далеко не первый скандал такого рода в истории страны. Однако, потенциально, он способен оказать исключительно серьезное влияние на взаимоотношения власти и общества в Соединенных Штатах.

Дискуссии о том, где пролегают границы личного и общественного пространств, в США ведутся на протяжении последнего столетия. Попытки американских спецслужб максимально использовать возможности современной техники для тайного слежения за агентами иностранных разведок, террористами и преступными синдикатами, периодически становились объектами острой критики со стороны американской общественности.

Конституция

Противники слежки опираются на два конституционных положения. Четвертая поправка к Конституции США гласит, что «Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться», а Первая поправка предусматривает, что «Конгресс не должен издавать ни одного закона (…), ограничивающего свободу слова или печати».

В борьбе со сторонниками неприкосновенности личной корреспонденции, спецслужбы иногда терпели серьезные поражения.

Так в 1945 году американские спецслужбы (сперва это была армейская контрразведка, а с 1952 года – только что созданное Агентство национальной безопасности – АНБ) перехватывали и анализировали десятки тысяч телеграмм, отправляемых американским адресатам из-за границы и иностранным получателям из США. Это был сверхсекретный проект SHAMROCK. О существовании SHAMROCK стало известно лишь в 1975 году, благодаря расследованию Конгресса – после этого программа была закрыта.

В 1972 году Верховный суд США вынес прецедентный вердикт, согласно которому осуществление операций электронной разведки – даже если у спецслужб или следствия есть неоспоримые основания подозревать объект слежки в противоправной деятельности – должно осуществляться лишь по решению суда.

В 2003 году Конгресс США проголосовал за то, чтобы запретить Министерству обороны создать мощный центр электронной разведки – причиной этого решения стали опасения общественности, что Пентагон начнет следить за американцами.

Законы

В 1934 году в США появился первый закон, регулирующий процедуру перехвата электронных сообщений – Закон о коммуникациях (Federal Communication Act). Он, в частности, предусматривал, что персона, не уполномоченная отправителем информации, не имеет права доступа к этой информации и не имеет права использовать ее любым образом. Однако закон не запретил прослушку – он лишь запретил использовать материалы, полученные в результате прослушивания (например, в качестве доказательств в суде).

Нормы, регулирующие правила электронной разведки и контрразведки в США, наиболее подробно изложены в принятом в 1978 году Законе об иностранном разведывательном наблюдении (Foreign Intelligence Surveillance Act – FISA). Согласно закону, перехватывать электронные сообщения нельзя без соответствующего решения специального суда. Этот закон был принят на волне Уотергейтского скандала: тогда стало известно, что президент США Ричард Никсон (за это и иные нарушения был подвергнут импичменту) приказал ФБР подслушивать телефонные разговоры журналистов и сотрудников Белого Дома, объясняя это интересами национальной безопасности.

В 2001 году, после атак на террористов на Нью-Йорк и Вашингтон, Конгресс принял известный Закон «Патриот» (PATRIOT Act), который дополнил FISA и расширил полномочия исполнительной власти в этой сфере.

Примеры

Время от времени – в большинстве случаев, в условиях серьезных кризисов – президенты США давали «добро» на проведение тайных операций слежения за электронными коммуникациями.

После вступления в Первую мировую войну президент Вудро Вильсон приказал прослушивать телефонные переговоры между США и Европой.

Прослушку разговоров внутри США впервые организовало ФБР, боровшееся с преступными группировками, торговавшими алкоголем, во времена «сухого закона». Иногда такие операции проводились на территории штатов, запрещавших проводить подслушивание. Тогда Верховный суд США вынес вердикт, что подслушивание становилось незаконным только в том случае, если для установления аппаратуры тайного наблюдения агенты ФБР незаконно проникали в частные и государственные здания. Однако если подобная операция проводилась на расстоянии, то даже несанкционированные судом прослушки считались вполне законной практикой.

После начала Второй мировой войны президент Франклин Рузвельт отдал секретный приказ для наблюдения за «личностями, подозреваемыми в подрывной деятельности» – основной мишенью американских спецслужб стали германские и японские дипломаты, а также организации, образованные германскими и японскими эмигрантами, симпатизировавшие нацистам и японским милитаристам.

В эпоху «холодной войны» спецслужбы США (именно тогда были образованы ЦРУ и АНБ) отслеживали переговоры и переписку советских дипломатов (широко известен проект Venona), а также граждан США, подозреваемых в коммунистических симпатиях.

Общество против спецслужб

В 2002 году президент Джордж Буш-младший разрешил АНБ производить прослушивание телефонных разговоров и просмотр электронной переписки членов «Аль-Кайды» без санкции суда, даже в том случае, если одним из абонентов или адресатов является житель США. В 2005 году разоблачительную статью об этой секретной программе (называется Terrorist Surveillance Program) опубликовала газета The New York Times.

Скандал, который разразился тогда, протекал примерно по той же схеме, что и нынешний. Президент, высокопоставленные чиновники и руководители спецслужб приводили юридические и практические доводы, доказывая, что эти действия производились в полном соответствии с законами. Что прослушивались не разговоры добропорядочных американцев, а лиц, подозреваемых в связях с террористами. Что никакие спецслужбы – при всем желании – не способны следить за каждым жителем США, поскольку для этого не хватит никаких ресурсов. Оба президента – и Джордж Буш, и Барак Обама – декларировали, что действия спецслужб контролировали федеральные судьи и Конгресс.

Критики заявляли, что подозрение – еще не неоспоримое доказательство вины, позволяющее вторгаться в личную жизнь человека, что действия властей противоречат Конституции, и что столь серьезное расширение полномочий спецслужб может привести к превращению США в полицейское государство.

Как и сейчас, в 2005 году в роли главного оппонента спецслужб выступила влиятельная правозащитная организация Американский союз гражданских свобод (American Civil Liberties Union), которая в сотрудничестве с некоторыми другими НКО и частными лицами, подала в суд иск на АНБ, обвинив эту службу в нарушении Конституции и вмешательстве в частную жизнь. Однако суд вынес решение в пользу АНБ, а Верховный суд, куда была подана апелляция, отказался ее рассматривать.

Ныне Американский союз гражданских свобод подал аналогичный иск, который будет рассмотрен в течение ближайших месяцев.

США Европа

Политика Соединенных Штатов в области сбора персональной информации периодически приводила и к международным спорам. Протесты Евросоюза вызвали, например, попытки США получить доступ к базам данных пассажиров европейских авиаперевозчиков и сведениям о финансовых транзакциях, которые осуществлялись через систему SWIFT, штаб-квартира которой находится в Бельгии.

Споры возникли и из-за различного подхода к оценкам деятельности НКО: США заблокировали активы некоторых из них, которые собирали пожертвования в интересах таких террористических организаций, как ХАМАС и «Хезболла» (данные об этом были получены, в том числе, с помощью тайного отслеживания электронных коммуникаций), европейцы, в большинстве случаев, отказывались предпринимать аналогичные шаги.

Глас народа

Опросы общественного мнения, проводимы в США, показывают, что американцы серьезно расходятся в мнениях по этому вопросу.

Так, по данным исследования телекомпании CBS, 75% жителей США одобряют тот факт, что спецслужбы тайно следят за подозреваемыми в терроризме. Однако лишь 38% спокойно относятся к тому, что целью прослушки могут стать обычные законопослушные граждане.

Опрос Pew Research Center показал, что для 62% американцев наиболее важно раскрытие возможных заговоров террористов, а 34% во главу угла ставят неприкосновенность личной жизни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG