Линки доступности

Дмитрий Медведев: Россия и США не должны учить друг друга жить


Президент России Дмитрий Медведев считает, что России и США не нужно учить друг друга жить. «Нужно общаться, делать это регулярно, делать это прямо. И, конечно, без всяких прикрас, – сказал глава РФ, выступая в вашингтонском Институте Брукингса, одном из самых уважаемых «мозговых трестов» в мире. – Проблемы нашей страны нам лучше всех известны – это и коррупция, и технологическая отсталость, и нездоровый образ жизни. Мы понимаем, как решать эти проблемы, в том числе и с использованием опыта наших друзей. Нам нужно выстраивать партнерские отношения по всему спектру вопросов. Но мы, в свою очередь, готовы подставить США свое плечо в случае, если это требуется. А это требуется по целому ряду вопросов».

Об американо-российских отношениях и международном сотрудничестве

В Институте Брукингса президент России Дмитрий Медведев затронул ряд самых разных вопросов, от значимости подписания соглашения СНВ-2 до беспорядков в Кыргызстане.

На встречу с главой России пришли многие американские уважаемые политики, политологи, законодатели, бывшие члены кабинетов министров американских президентов. Представлял российского президента Строуб Талбот, президент Института Брукингса и бывший заместитель госсекретаря с 1994 по 2001 годы. В своем приветствии он отметил, что российским гражданам посчастливилось иметь такого лидера, как Дмитрий Медведев, который пытается модернизировать российскую экономику и вместе с президентом Обамой сделать мир более безопасным.

Президент Медведев высоко оценил прогресс, достигнутый за последний год в российско-американских отношениях.

«Я искренне рад, что наше сотрудничество начинает приносить конкретные результаты, – сказал он. – Я даже больше скажу – я доволен, что за последний год с небольшим нам удалось изменить атмосферу российско-американских отношений. Это не значит, что они стали беспроблемными, что у нас все абсолютно идеально. Но атмосферу изменить удалось, есть прямые результаты, и я скажу, что мне приятно, что я к этому причастен».

Дмитрий Медведев напомнил, что на прошлой неделе он и президент США Барак Обама подписали договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). Российский лидер считает, что это «реально хороший результат развития российско-американских отношений».

«Что бы ни говорили аналитики по поводу того, чего этот договор достигает или не достигает, в чью сторону смещается баланс, реальное ли это достижение или пиар двух политиков, на мой взгляд, это все-таки очень хорошая штука», – сказал президент РФ.

Российский лидер добавил, что у России и Америки непростая история отношений, что «мы то начинали душить друг друга в объятьях, то между нами возникала пропасть, мы ненавидели друг друга». «Но мы не должны пытаться искать различия, – считает российский президент. – Мы должны выстраивать долгосрочные прагматичные отношения на будущее, но основанные на общей базе: на ценностях демократии и экономической свободы. И, конечно, на общих целях борьбы с глобальными угрозами».

Дмитрий Медведев выступил в Институте Брукингса в последний день международного саммита по ядерному нераспространению, проходившего в Вашингтоне. По словам Д. Медведева, саммит завершился полным успехом. «Я не помню более беспроблемного саммита, где бы участники были столь единодушны в оценке текущей ситуации», – сказал он.

Об Иране

Присутствующий на встрече с президентом России директор программ международной политики Института Брукингса Мартин Индик спросил Дмитрия Медведева, представляет ли, по его мнению, Иран реальную угрозу, и что президент РФ думает о санкциях против Ирана.

«Как и любой член международного сообщества, Иран имеет право на развитие мирной ядерной программы, – ответил президент России. – Вопрос в том, чтобы убедить мировое сообщество, что она сугубо мирная. А вот здесь и есть проблема. К сожалению, Иран игнорирует те вопросы, которые ему адресуют. Либо отделывается малозначительными фразами и предложениями.

«Мы занимаемся этим вместе, – продолжил президент России, имея в виду недавнее обсуждение вопроса Ирана в Праге с американским президентом. – И если говорить о будущем, мне, конечно, не хотелось бы, чтобы были введены санкции. Потому что санкции – это всегда репрессии с целью что-то побудить сделать. Но если не произойдет чего-то другого, нам придется рассмотреть и вопрос о санкциях».

«Я не сторонник так называемых «парализующих» санкций, которые действуют в гуманитарном измерении, которые обрекают на страдание народ, – продолжил он. – Санкции должны быть универсальными, должны быть обговорены с основными участниками международного процесса, должны быть направлены на достижение одного результата. Поэтому позиция по санкциям зависит не только от США, но и от Европы, и от России, от Китая, от Латинской Америки. Вот только такого рода решение, если это потребуется, способно принести результат. Я надеюсь, что нам удастся договорить и решить эту проблему политико-дипломатическими средствами».

О сотрудничестве с США в Афганистане

Билл Коулман, бывший министр транспорта при президенте Джеральде Форде, спросил президента Медведева о том, могут ли США рассчитывать на военное участие России в Афганистане.

На это Д. Медведев ответил, что у России есть своя печальная история работы в Афганистане, и что для России это – трудная страница. «Я не уверен, что наше общество готово к тому, чтобы эту страницу еще раз открыть, – отметил Дмитрий Медведев. – Но это не значит, что мы хотим стоять в стороне. Мы договорились практически по всем вопросам сотрудничества в Афганистане, начиная от военного транзита и кончая гуманитарными и даже социально-экономическими проектами по восстановлению экономики Афганистана. Но самое главное сейчас – это дать возможность развиваться афганской политической системе».

Президент России отметил, что США не могут вечно присутствовать в Афганистане. Но если Америка и силы альянса уйдут оттуда, возникнет вопрос, на чем будет основано гражданское общество и политическая система Афганистана. «Она (политическая система Афганистана – В.К.) должна стать более самостоятельной, должна набрать силы. И вот на это, как мне представляется, должны быть направлены наши общие усилия. Задача сегодняшнего дня – чтобы в Афганистане возникло эффективное государство и эффективное правительство», – считает российский лидер.

О Кыргызстане

Участников встречи интересовала позиция России относительно недавних беспорядков в Кыргызстане, в результате которых президент страны Курманбек Бакиев покинул свой пост. На вопрос Строуба Талбота о том, как Дмитрий Медведев оценивает ситуацию в этой центрально-азиатской стране, президент России ответил, что «Киргизия находится на пороге гражданской войны».

«Если начнется гражданская война, в ту нишу устремятся террористы, экстремисты всех мастей, – сказал Дмитрий Медведев. – Потому что в ходе таких конфликтов создается самая благоприятная почва для радикалов. И тогда там может возникнуть Афганистан, существовавший до того, как там были проведены известные действия. Поэтому наша задача заключается в том, чтобы помочь киргизским партнерам найти самый спокойный способ выхода из этой ситуации. Как это сделать? Нужно успокаивать людей, формировать правительство, которое будет работоспособным, ну а кому-то из политических лидеров нужно будет принять ответственное решение о своей судьбе. Решение, которое должно быть продиктовано интересами киргизского народа, а не личными политическими амбициями».

Еще один вопрос о ситуации в Кыргызстане задал Стивен Сестанович, эксперт Совета по международным отношениям. Он хотел знать: может ли президент России сказать, что Россия не возражает против доступа американцев к американской базе в Кыргызстане, которая используется для поддержки военных операций в Афганистане?

«Как Россия может возражать против суверенных решений другого государства? – ответил Дмитрий Медведев. – Это их решение, оно может нам нравиться или не очень нравиться. Но это решение киргизского руководства».

Далее президент России отвечал с иронией: «Президент Бакиев – человек последовательный, он сначала сказал, что собирается принять решение о том, чтобы ликвидировать американскую базу в Киргизии. А потом принял такое же последовательное решение о сохранении центра транзитных перевозок. Как мне представляется, последовательность всегда является лучшей характеристикой политиков. Чем последовательней действует человек, тем лучше у него результаты. А результаты работы действующего президента Киргизии налицо».

«Но это не значит, что мы как-то препятствуем этому, – продолжал президент России. – Наоборот. Когда я встречался с президентом Бакиевым, я ему всегда говорил: нужно помогать нашим американским партнерам в решении задач в Афганистане. Вопрос в том, как оказывается эта помощь, насколько она эффективна. Так что все было в его руках».

О международной реакции на теракты в Москве

Президент Медведев отметил, что между США и Россией еще существует недопонимание. И оно выразилось в реакции некоторых американских СМИ на недавние теракты в Москве.

«После совершения последних терактов в московском метро в целом реакция в мире была консолидированной и правильной, может быть, как никогда консолидированной, – сказал российский президент. – Но, тем не менее, в ряде случаев продолжается использование прежних стереотипов, в том числе и в Америке, которые просто оскорбительны для России. В частности, в некоторых газетах террористы, как и прежде, назывались «повстанцами». Для нас это неприемлемо. Для нас это просто оскорбление памяти тех, кто погиб в метро. По таким тонким вопросам мы должны быть ближе друг к другу, мы должны лучше друг друга слышать. И тогда нам лучше удастся преодолевать последствия таких террористических актов».

О ратификации договора СНВ-2 и об Интернете

На вопрос из зала о том, когда президент внесет СНВ-2 на ратификацию в российский парламент, Дмитрий Медведев шутливым тоном сказал, что сделает это, когда США внесут СНВ-2 на ратификацию в Конгресс. (Последнее должно произойти в начале мая – В.К.)

«Я предлагаю сделать это таким пакетным внесением, – с улыбкой сказал российский президент. – Два конверта, с утра созвонимся с президентом Обамой. Я у него спрошу: «Ты вносишь?» А он скажет: «Да», тогда, значит, и я отправлю».

На вопрос из зала о том, посылают ли они с Бараком Обамой текстовые сообщения друг другу, Д, Медведев ответил, что пока нет, но это хорошая идея, так как пока информация передается от помощника к помощнику, проходит слишком много времени.

Президент России рассказал, что если раньше он начинал свой день с чтения газеты или дайджестов новостей, то теперь он читает новости в Интернете, причем в самых разных СМИ, российских и иностранных – «тех, которые очень любят российского президента, и тех, которые ненавидят российского президента».

«И это очень важно, – считает президент Медведев, – потому что у меня нет лакированной картины действительности, которая зачастую возникала у многих моих предшественников, но не только в моей стране, но и в других странах мира».

В завершение встречи президент России поблагодарил присутствующих за то, что те так долго слушали его ответы на вопросы. «Действительно, сегодня было два вопроса о Киргизии, что необычно, но с другой стороны, я не услышал тех вопросов, которые я всегда люблю и ценю, которые мне всегда задают, – сказал он. – Я не слышал ни вопроса о развитии нашей политической системы, ни о средствах массовой информации, ни о моих взаимоотношениях с Путиным. И это повод, чтобы еще раз вернуться и поговорить на эти темы».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG