Линки доступности

Арчибальд Мотли – художник Гарлемского ренессанса


В одном из залов выставки

В одном из залов выставки

Выставка в Музее Уитни знакомит с творчеством выдающегося афроамериканского живописца 20-го века

Выставка, открывшаяся в Музее американского искусства Уитни (The Whitney Museum of American Art), знакомит с творческим наследием одного из самых оригинальных художников 20-го века Арчибальда Мотли (Archibald Motley).

На выставке в Уитни представлены 42 живописные работы, написанные с 1919 по 1963 год. В название ее вынесено: «Модернист джазовой эры» (Jazz Age Modernist). Это определение, как считает куратор экспозиции профессор Ричард Пауэлл (Richard Powell), точно характеризует экстравагантный артистизм и уникальный цветовой строй картин мастера.

Арчибальд Мотли родился в 1891 году в Новом Орлеане и прожил большую часть жизни в Чикаго. Он умер в 1981 году в возрасте 89 лет.
Его считают одним из главных представителей «Гарлемского ренессанса», но в отличие от своих соратников, он никогда не жил в Гарлеме. Уже в молодом возрасте к нему пришел успех. В 1927 году его картина «Штопка носков» была признана самой популярной в собрании музея Ньюарка в Нью-Джерси. Он неоднократно получал награды за свои картины. А на закате долгой жизни, в 1980 году, удостоился почетной докторантуры от своей альма-матер – Художественного института Чикаго. В том же году президент Картер принял в Белом доме и оказал почести десяти художникам-афроамериканцам, в том числе Мотли.

Куратор выставки Ричард Пауэлл, профессор Университета Дюк (Северная Каролина), закончил докторантуру в Йельском университете. Один из крупнейших экспертов в сфере афроамериканского искусства, автор нескольких книг на эту тему.

С Ричардом Пауэллом по телефону побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Что вас привлекает в творчестве Арчибальда Мотли?

Ричард Пауэлл: Выбор тем, визуальный ритм, интенсивная палитра. Он урбанист, поэт искусственного освещения и самых насыщенных цветов. Мотли уникален в своей одержимости запечатлеть людей в момент общения, досуга и праздника. Он показывает, как люди взаимодействуют, как относятся друг к другу. Его портреты полны витальной силы, восхищения личностью. Мотли, конечно же, занимали вопросы межрасовых отношений, расовой идентичности. Сам он был светлокожим, и проблема расовой идентичности всегда его волновала.

О.С.: Когда он получил признание?

Р.П.: Уже в молодости он проявил себя как зрелый живописец. Заметно, что его привлекают женские образы, на них он часто фокусирует внимание. В целом, чернокожая Америка во всех ее вариантах и нюансах становится главным дискурсом для Мотли. А расовые проблемы он рассматривает в более общем контексте исторических судеб афроамериканской общины.

О.С.: Складывается впечатление, что Мотли зациклен на сфере развлечений, на ночной жизни, нравах и атмосфере музыкальных клубов и злачных заведений. Так сказать, весь этот джаз. У вас есть объяснение, почему он, похоже, избегал острых социальных тем?

Р.П.: Я с вами немного не соглашусь. Даже в самых, так сказать, развлекательных его картинах, живописующих нравы и быт ночного Чикаго 20-30-х годов, присутствует человеческая фигура. Она пребывает в одиночестве, она явно отделена от всего буйства и веселья каким-то своим совершенно другим настроем. Здесь можно порой ощутить и меланхолию, и тревожность, и отчуждение. Этим Мотли словно подчеркивает свое неоднозначное отношение к изображаемым реалиям. Но в чем вы правы, – да, он художник феерического веселья и темпераментной музыки, конечно пропущенных через его сознание. Этим он похож на немецких экспрессионистов периода Веймарской республики.

О.С.: Интересно, а были у Мотли предшественники, или он со своим красочным стилем, так сказать, выпрыгнул из ниоткуда?

Р.П.: Он учился в школе Художественного института Чикаго. Среди его друзей студенческих лет – многие выходцы из Германии и стран Восточной Европы. Так что, помимо академического образования, он, конечно же, знакомился с образцами европейского авангарда начала 20-го века. Кроме того, подпитывался культурой, религией и музыкой афроамериканской общины Чикаго. В нее тогда стремительно вливались переселенцы с аграрного Юга. Именно общение с ними, прогулки по улицам южных районов Чикаго, где они селились, оказали огромное влияние на формирование художественного видения Мотли. Его привлекает образ «нового негра». Этот термин активно использовался в то время. Речь идет о несколько идеализированной фигуре афроамериканца, сбросившего унизительную личину подчиненности, гордого, образованного и независимого человека, ищущего удовольствие в джазе, в общении и развлечениях, которые предлагает большой город.

О.С.: С кем бы вы сравнили Мотли в других сферах искусств?

Р.П.: В литературе, наверное, с Лэнгстоном Хьюзом, первооткрывателем «джазовой поэзии», в театре и эстраде – с Полом Робсоном и Джозефин Бейкер. Конечно, соблазнительно провести параллели и с социальными реалистами той эпохи, скажем, с Эдвардом Хоппером, Реджинальдом Маршем и Изабел Бишоп. Но уникальная стилистика Мотли, его склонность к электрическим цветам, к пластическим деформациям, не допускает такого сближения.

О.С.: Выставка Мотли – одна из первых для Музея Уитни на новом месте (музей переехал с Мэдисон-авеню на Вест-Сайд в конце апреля с.г. – О.С.). Довольны ли вы сотрудничеством?

Р.П.: Эта выставка впервые была показана в прошлом году в Нашер-музее искусств при Университете Дюк. Затем демонстрировалась в Форт-Уорте, Лос-Анджелесе, Чикаго. И вот теперь – Нью-Йорк. Сбылась моя мечта! Этот проект мы начали обсуждать с Уитни еще в 2013 году, но потом все несколько замедлилось – они были плотно заняты переездом. Когда же подтвердили свою заинтересованность, я был в восторге. Ведь это важнейшее собрание современного американского искусства. Выставку Мотли специалисты музея оформили блестяще, с тонким пониманием своеобразия этого художника.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG