Линки доступности

Мировые биржи: паника и ее закономерности


Мировые биржи: паника и ее закономерности

Мировые биржи: паника и ее закономерности

Почему происходят биржевые крахи?

Исследования причин крахов финансовых рынков проводятся многие десятилетия, однако до сих пор подобные кризисы не научились достоверно предсказывать. Хуже того, финансисты зачастую не в состоянии учиться на подобных ошибках. Автор книги «Дьявол забирает последнее: история финансовых спекуляций» Эдвард Чэнселлор (Edward Chancellor, Devil Take the Hindmost: A History of Financial Speculation) цитирует слова известного британского инвестора Джона Темплтона: «Наиболее дорогостоящие слова в английском языке звучат так – “наше время отличается от других”».

Тем не менее, наблюдения о природе финансовых паник заслуживают внимания.

Закон грабель

Эксперты, изучающие историю экономики, отмечают, что нет ничего нового под луной, и все биржевые паники развиваются по одному и тому же сценарию.

Марк Смит (Mark Smith), автор книги «История глобального фондового рынка: от Древнего Рима до Кремниевой долины» (A History of the Global Stock Market: From Ancient Rome to Silicon Valley), следующим образом описывает закономерности финансовых крахов: «События всегда идут по одной и той же траектории: сперва появляется нечто новое, что производит небольшую революцию на экономическом фронте, способствует росту цен на акции и приносит большую прибыль. Потом наступает расплата: какие-то события обрушивают доверие к данным ценным бумагам, начинается их бурная продажа, за которой иногда следует биржевая паника и кризис – инвесторы нуждаются в деньгах, чтобы погасить кредиты, взятые на покупку акций, и спешно распродают свои инвестиционные портфели. Через какое-то время все начинается заново».

Известные экономисты Чарльз Киндлбергер (Charles Kindleberger) и Роберт Алибер (Robert Aliber) в фундаментальном исследовании «Мании, паники и крахи: история финансовых кризисов» (Manias, Panics, and Crashes: A History of Financial Crises) также проанализировали примеры биржевых катастроф последних трех столетий.

Они следующим образом описывают алгоритм раздувания и исчезновения биржевых пузырей. Первый этап: некоторые отрасли экономики или новые технологии привлекают инвесторов, которые начинают активно спекулировать акциями. Второй этап: эта практика приводит к бурному росту курсов акций, поскольку другие инвесторы также начинают спекулировать ими. Третий этап: инвесторы используют полученную прибыль для спекуляций другими ценными бумагами, что приводит к росту их котировок. Четвертый этап: некое событие приводит к тому, что переоцененные акции перестают пользоваться спросом. Пятый этап: инвесторы избавляются от акций, предлагая их в убыток себе, что иногда приводит к началу полномасштабной паники на рынке.

Известный американский экономист Дидье Сорнет (Didier Sornette) в книге «Почему рушатся фондовые рынки. Критические события в сложных финансовых системах» (Why Stock Markets Crash: Critical Events in Complex Financial Systems) отмечает, что невозможно предсказать момент, когда кризис начнется.

Он приводит множество примеров, когда все обстоятельства указывали на неотвратимое начало биржевой паники, которая, однако, не начиналась, и множество других, когда биржевые кризисы возникали в самый неожиданный момент. По его мнению, обнаружить какие-то четкие признаки кризиса невозможно – как невозможно удержать в руке мыльный пузырь. Однако у кризисов есть определенные закономерности: в 20 веке они длились 50 из каждых 400 недель. Эта закономерность срабатывает не всегда, но ее влияние велико: чем ближе критический момент предположительного начала очередного биржевого краха, тем больше шансов, что он действительно начнется.

Сорнетт также доказывает, что на финансовых рынках периодически торжествует иррациональная логика, и что биржевых крахов априори невозможно избежать.

Закон леммингов

Мария Андерссон (Maria Andersson) из Университета Готенбурга (University of Gothenburg) исследовала психологию биржевых игроков. Ее вывод: наиболее популярная стратегия биржевой игры – следовать стадному инстинкту, то есть продавать то, что продают другие, и покупать то, что покупают другие. Точка зрения меньшинства (то есть трейдеров, действующих иначе, чем большинство) во время кризисов в расчет попросту не принимается. Однако эта стратегия чаще всего приводит к принятию неверных решений. В частности потому, что кризисы иногда возникают по причине появления недостоверной информации.

При этом с началом паники на финансовых рынках наиболее неразумно ведут себя не мелкие инвесторы, а профессиональные биржевики, которые, по крайней мере теоретически, должны сохранять спокойствие и здравый рассудок.

К этому выводу пришли Деон Стрикленд (Deon Strickland), сотрудник школы бизнеса при Университете штата Огайо (Ohio State University's Fisher College of Business), и Патрик Деннис (Patrick Dennis) из Университета Вирджинии (University of Virginia). По их мнению, в катастрофических обвалах и подъемах курсов акций стоит винить менеджеров инвестиционных фондов. Как оказалось, в моменты паники эта категория трейдеров чаще склонна следовать за толпой: когда на рынке начинается падение, они предпочитают скорее избавляться от больших пакетов ценных бумаг; когда происходит рост – они начинают активную скупку.

Следовательно, такого рода биржевики, несмотря на то, что их обслуживают финансовые аналитики и маркетологи, действуют реактивно, чем способствуют раскачиванию ситуации, поскольку оперируют крупными суммами денег и большими пакетами акций. В отличие от них, мелкие инвесторы, рискующие личными активами, намного более осторожны и своими действиями способствуют нормализации обстановки.

Закон толпы влияет и на степень риска, который склонны принимать инвесторы: чем хуже дела на бирже – тем менее они активны. Верно и обратное: чем быстрее растут курсы акций, тем больше инвесторов приходит на биржу и тем большими суммами они склонны оперировать. Это вывод экономиста Руи Яо (Rui Yao), работающего в Университете Миссури (University of Missouri).

Яо предупреждает, что подобная практика в конечном итоге приводит к неэффективным инвестициям и финансовым потерям, которых можно было бы легко избежать. Дело в том, что в горячке инвесторы часто покупают акции по завышенной цене (когда биржевые индексы идут вверх), а продают их по заниженной (когда рынок падает).

Закон настроения


Дэвид Коэн (David Cohen), автор книги «Страх, жадность и паника: психология фондового рынка» (Fear, Greed & Panic: The Psychology of the Stock Market), приводит доказательства того, что главными рыночными механизмами являются простые человеческие чувства, основанные не на логике, а на эмоциях – такие, как страх или жадность. Под влиянием этих чувств финансовые игроки не способны действовать разумно, точнее, их разумность проявляется лишь в моменты биржевого «покоя» – любая непредсказуемость выбивает трейдеров из колеи и побуждает к логически необъяснимым действиям.

Инвесторы, действующие на финансовом рынке, часто руководствуются не разумом, а эмоциями. К этому заключению пришел Дэвид Такетт (David Tuckett) из Лондонского Юниверсити-колледжа (University College London).

Его теория следующая: биржевые торги всегда основаны как на достоверной информации, так и на определенных предположениях – особенно часто это касается новых технологий, коммерческий потенциал которых неясен. Некоторые инвесторы по личным причинам могут воспринимать те или иные предположения не вполне адекватно, в результате чего начинается взлет или, наоборот, падение акций компаний, работающих в необычной сфере или предлагающих нетрадиционные продукты. Таким образом, по мнению Такетта, фантазии отдельных игроков могут приводить к началу биржевых лихорадок.

На состояние рынков может влиять и погода в месте торгов. Дэвид Хиршлайфер (David Hirshleifer) из Университета штата Огайо проанализировал данные торгов на 26-ти крупнейших биржах мира и сравнил их с данными метеорологов. Вывод: в ясный солнечный день выше вероятность того, что биржевые индексы будут расти, а пасмурная погода чаще ассоциируется со снижением курсов ценных бумаг. Хиршлайфер выдвинул гипотезу, объясняющую этот парадокс: по его мнению, многое зависит от брокеров – в погожий день выше вероятность того, что они будут пребывать в хорошем настроении.

XS
SM
MD
LG