Линки доступности

«Стив не считал себя примером для подражания»


«Стив не считал себя примером для подражания»

«Стив не считал себя примером для подражания»

Уолтер Айзексон, автор биографии легендарного основателя Apple, встретился с читателями

Как до него Эдисон, Форд и Дисней, Стив Джобс войдет в историю человечества как гений, сумевший в своих открытиях сочетать творческую дерзость и технологическую искушенность. Таково мнение писателя и журналиста Уолтера Айзексона, встретившегося с читателями своего бестселлера «Стив Джобс». Встреча прошла в конференц-зале просветительско-образовательного комплекса «92nd Street Y» на Верхнем Ист-Сайде Нью-Йорка в рамках лекционного цикла «Культура и идеи».

600-страничная биография Стива Джобса увидела свет в октябре прошлого года. Издательство Simon & Schuster первоначально планировало выпустить ее в марте 2012 года, но в связи с резким ухудшением состояния здоровья легендарного основателя Apple перенесло дату релиза на ноябрь, а затем на конец октября 2011 года. Стив Джобс умер 5 октября от осложнений тяжелого ракового заболевания, с которым долго сражался как традиционными, так и альтернативными методами. Ему было 56 лет.

Книга «Стив Джобс» мгновенно стала бестселлером и надолго заняла верхние строчки в самых престижных списках продаж, включая списки The New York Times и Amazon. В русском переводе она вышла в этом году в московском издательстве «Астрель».

Преемник гениев

Уолтер Айзексон рассказал, что Джобс обратился к нему с просьбой написать его биографию еще в 2004 году. «Я тогда только выпустил книгу о Бенджамине Франклине, – отметил писатель, – и работал над следующей – об Альберте Эйнштейне. И в шутку поинтересовался у Джобса, не считает ли он себя преемником этих гениев. И отказался от лестного, конечно, предложения, сославшись на занятость. А про себя думал: он еще молод, может и подождать, лет эдак через десять-пятнадцать можно вернуться к этому разговору».

В 2009 году Лорен Пауэлл, жена Джобса, сказала Айзексону: «Если ты собираешься написать книгу о Стиве, лучше поторопись». Тот уже был серьезно болен, проходил второй курс лечения, но по-прежнему скрывал от всех, что у него рак, надеялся вылечиться.

Айзексон поднялся на сцену не один, а в компании своего давнего коллеги, Рика Стенгела, исполнительного редактора журнала Time и соавтора автобиографии Нельсона Манделы. Как подчеркнул Стенгел, Уолтер Айзексон – один из самых авторитетных журналистов Америки, который ранее руководил телеканалом CNN и журналом Time. «Сейчас Уолтер является президентом Института Аспена и пишет превосходные книги», – заметил он.

Стенгел был модератором встречи и по праву давнего знакомого задавал Айзексону, которого он с улыбкой назвал «моим бывшим боссом», собственные непростые вопросы и озвучивал записки, поступившие на сцену из аудитории.

В частности, он выспрашивал у автора книги, как Джобс характеризовал свои отношения с Биллом Гейтсом. Из ответов Айзексона явствовало, что отец Apple сильно недолюбливал отца Microsoft. За глаза он отзывался о нем, не скупясь на бранные слова. И время от времени недоумевал, как такая мощная и продвинутая корпорация, как Microsoft, может выпускать такие «дрянные продукты».

«Стив всегда подробно и придирчиво анализировал новые технологии конкурентов, в том числе Гейтса, – сказал Айзексон. – И тут же отмечал нелогичности и несуразности с точки зрения креативной логистики, которая для него самого была религией. В мире все бинарно. В технологическом мире антитеза Джобс – Гейтс была очень ярким воплощением этой бинарности. Характер Стива тоже отражал эту бинарность. Он был задирой и нарушителем правил, скажем, любил парковаться на местах для инвалидов. Одновременно, очень бурно переживал неудачи и частенько пускал слезу».

Брошенный и избранный

В основу книги легли около сорока интервью, которые Джобс дал Айзексону за два года, а также сто с лишним интервью с родными, друзьями, коллегами, конкурентами и оппонентами. «Это было совершенно неформальное общение, – вспоминал писатель. – Мы бродили часами со Стивом по улицам Пало-Алто, сидели в его доме за обедом, часто разговаривали по телефону. Стив дал мне полную свободу, не просил показывать ему готовый текст. Хотя явно чувствовал себя неуютно, когда узнавал, что я беседовал для книги с его критиками и врагами. Сам он говорил о себе совершенно откровенно, порой даже слишком. Иногда повторял сказанное и, что любопытно, даже создавал новую версию описываемых событий».

Разговор на сцене коснулся темы сиротства и усыновления Джобса, которая для героя книги всегда была важнейшей и очень чувствительной. Его биологические родители от младенца отказались, и впоследствии Джобс презрительно называл их «донорами спермы и яйцеклетки». А своими подлинными отцом и матерью считал усыновивших его в 1955 году Пола и Клару Джобс.

Как заметил Айзексон, Стив Джобс считал себя одновременно и «брошенным», и «избранным», и эта драматичная диалектика определяла его менталитет и жизненную установку. «Он видел себя изгоем и подвижником, которому судьба уготовила высокую и уникальную миссию, – подчеркнул писатель. – Он был призван, как бы «назначен» высшими силами, чтобы совершить революцию в мире технологий, будь то компьютеры, мобильные телефоны, электронные книги и айпады».

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки» относительно влияния достижений и харизмы Джобса на молодежь в других странах, Айзексон сказал: «Стив не считал себя примером для подражания, вовсе нет, более того, он посмеивался над попытками его канонизировать. Смотрите, говорил, школу я бросил, в молодости баловался наркотиками, все время нарушал общепринятые правила. Какая я ролевая модель, недоумевал он».

Вехи пути

По словам Айзексона, Джобс относился к религии очень противоречиво. После поездки в Индию серьезно увлекся дзен-буддизмом, но говорить о вере не очень любил. Тему смерти в беседах избегал, замечая то ли в шутку, то ли всерьез, что вообще не любит ничего конечного и лишь под нажимом коллег оснащает выпускаемые его компанией технологические изделия кнопкой полного выключения.

В книге описаны все этапы жизненного пути Джобса, его взаимоотношения со Стивом Возняком, со-основателем Apple, его короткая работа на Hewlitt-Packard и Atari. Подробно рассмотрены разработка и воплощение проектов Apple I, Apple II, Lisa и классического компьютера Macintosh, проекты NeXT и студии Pixar покинувшего в то время Apple не по своей воле Джобса и его триумфальное возвращение в родную компанию в 1997 году. Автор уделяет много внимания феноменальным достижениям Джобса после его «второго пришествия» в Apple, включая разработку таких популярнейших технологических продуктов, как iMac, iPod, iTunes, Apple Stores и iPad. Не избегает Айзексон и подробностей личной жизни своего героя, включая его ранние любовные увлечения, брак и четверых детей.

Как ранее сообщалось, к книге уже проявил интерес Голливуд. По данным газеты The Guardian, cтудия Sony Pictures приобрела у Айзексона права на экранизацию за «семизначную сумму». Продюсерами будущего байопика сайт imdb.com называет Марка Гордона и Гаймона Кэседи. В 1999 году был выпущен телевизионный фильм о Джобсе «Пираты Силиконовой долины», где его сыграл Ноа Вайл.

Отвечая на вопрос о литературных планах, Айзексон сказал, что о живущих знаменитостях больше писать не намерен. Он дал понять, что, работая над книгой о бывшем госсекретаре США Генри Киссинджере, испытал неприятные моменты из-за придирок своего героя. Писатель собирает материал для книги об Аде Лавлейс, дочери поэта Байрона, ставшей математиком. Она известна описанием первой вычислительной машины, к которой составила программу.

XS
SM
MD
LG