Линки доступности

Россия и самодержавие


Купола Собора Василия Блаженного в Москве на фоне российского триколора

Купола Собора Василия Блаженного в Москве на фоне российского триколора

Угрожает ли России революция? Почему западные лидеры не поедут на Олимпиаду в Сочи? Какое место в истории страны займет Владимир Путин? Может ли действующая власть придумать национальную идею для объединения всех народов? Чему может научить царь Александр II?

Эти и другие темы – в интервью с доктором Стивеном Бланком, старшим научным сотрудником Американского совета по внешней политике. (Stephen Blank, American Foreign Policy Council). До прихода в Совет, профессор Бланк преподавал в Колледже Армии США, он автор более 900 научных публикаций о бывшем СССР. Доктор Бланк постоянный колумнист газеты The Wall Street Journal и частый гость политических шоу на ведущих ТВ каналах Америки.

Фатима Тлисова: Доктор Бланк, огромное удовольствие видеть вас сегодня в студии «Голоса Америки». Мы с вами предварительно договаривались, что темой беседы будет Олимпиада в Сочи. Однако, если позволите, я хотела бы начать с другого вопроса – на ваше предыдущее интервью пришло много откликов от читателей. Среди комментариев много таких, в которых вас называют «ястребом» и «русофобом». Ваш ответ...

Стивен Бланк: Я не русофоб. Моя семья из России, поэтому я не могу быть русофобом. Я демократ, и поэтому я против авторитарного правительства и самодержавия. Как написано в «Борисе Годунове» — нельзя молиться за царя Ирода. Я себя вижу не как русофоба, а как объективного аналитика.

Ф.Т.: Спасибо, а теперь давайте перейдем к теме нашего разговора, к событию, которое аналитики связывают с этой темой – предрождественские подарки свободы известному бизнесмену Ходорковскому и участницам группы «Пусси Райот». Как вы оцениваете эти шаги?

С.Б.: Во-первых, не было причины для того, чтобы заключать их в тюрьму. Это были политические узники, (виновность) которых определяли Путин и правительство. Во-вторых, их свобода – это только подарок, дар правительства. Это не служит установлению господства закона, не улучшает климат для инвесторов и не поддерживает свободы граждан России. Это просто подарок от царя, потому что было сильное давление Запада и мира вообще перед Олимпийскими играми в Сочи. Это гуманитарный шаг, но это не символ политики демократизации и господства закона в России.

Ф.Т.: Я не знаю, насколько вы следили за выступлениями на свободе Михаила Ходорковского и участницы «Пусси Райот» Надежды Толоконниковой. Высказывания Ходорковского многие оценили как одобрение стиля правления Владимира Путина. В то же время, Надежда Толоконникова призвала бойкотировать Олимпийские игры, она призвала бойкотировать экспорт нефти и газа из России. На каком месте в политическом пространстве оказываются две публичные фигуры после этих заявлений, на ваш взгляд?

С.Б.: Я думаю, что они не представляют ничего, кроме самих себя. Оппозиция Путину очень слаба, и нет никого, способного быть лидером этой оппозиции. Точка зрения этих людей, я думаю, личная, и в данном случае они не представляют общественное мнение. Я думаю, что Ходорковский работает, говорит в ситуации, когда есть условия для его свободы. Мы знаем из русской истории, что люди в тюрьме меняют свою политическую точку зрения. Есть, например, письма Бакунина к Николаю I, и Достоевский, и другие. Я думаю, что эти люди не будут особенно важны для политического развития России вообще и для оппозиции в частности.

Ф.Т.: И Толоконникова, которая призвала к бойкоту, вы считаете, это больше частный случай, чем...

С.Б.: Не будет бойкота русской нефти! Это невозможно — государства, которым нужна русская нефть, не могут пойти на бойкот. Олимпийские игры в Сочи – мое личное мнение: я буду тоже поддерживать бойкот, потому что Путин установил в реальности второй ГУЛАГ в России. Мы знаем, что в тюрьмах сидят люди за свои политические убеждения. Психушки, как во время Брежнева, людей помещают в психиатрические клиники за их политическую позицию. Поэтому, я думаю, что нужно бойкотировать Олимпийские игры. И вообще, Олимпиады теперь, зимние или летние – это политическая драма, поэтому бойкот это уже не что-то необыкновенное теперь.

Ф.Т.: Если смотреть на последние события, то вашими словами – политическая драма для Владимира Путина может оказаться театром одного актера – многие лидеры свободного мира заявили о том, что они не поедут на Олимпиаду. Они говорят, что это связано с их календарем, что они заняты... Как вы думаете – это бойкот или что происходит?

С.Б.: Это их форма бойкота. Я думаю, что все лидеры должны бойкотировать, потому что в России нет демократии, есть ГУЛАГ, есть политические узники. Ходорковский – один человек, Толоконникова – одна женщина. Эти люди имели глобальную поддержку, поэтому теперь они свободны. Но есть многие другие, мы не знаем их имен, они не могут использовать подобное давление, и поэтому они сидят. Последняя зимняя Олимпиада в Канаде, в Ванкувере стоила около 6 млрд. долларов. Сочи месяц тому назад уже стоил 51 млрд. долларов. Мы видим, что здесь есть большое преступление, большая коррупция – и это на дверях Путина и его бояр.

Ф.Т.: О коррупции в Сочи очень много написано, много пишут о нарушениях прав человека, о нарушениях прав сексуальных меньшинств, о современном рабстве в Сочи, о правах черкесского этнического меньшинства. Но вот о безопасности в Сочи, насколько Россия способна ее обеспечить, и какие вы видите возможные провалы в этой системе безопасности.

С.Б.: Это серьезный шанс для террора. Я недавно читал, что будет 200 тысяч солдат МВД и армии в области Сочи. Это значит, что государство опасается террористических событий. Во-вторых, инфраструктура в Сочи очень плохая. Может быть еще трагедия такого характера. Просто, как мы сказали бы на английском publicity stand – это не для пользы России, это только для пользы Путина и его друзей. Есть серьезные шансы, что будет трагедия – или террористическая, или здание не функционирует, или маршруты не функционируют, даже погода может быть очень плохой. Поэтому я думаю, что это не серьезное событие, а только политический театр. И нужен бойкот по причинам, которые назвал.

Ф.Т.: Можно вам задать немного провокационный вопрос?

С.Б.: Можно.

Ф.Т.: Последние 20 лет на Северном Кавказе, где будет проходить эта Олимпиада идет...

С.Б.: Война.

Ф.Т.: ...переменной активности военные действия, скажем так...

С.Б.: Это война, и не нужно такой фразы. Это война. Она началась почти 20 лет назад в Чечне, теперь в нее включается почти весь Северный Кавказ. И тот факт, что война распространяется, указывает на то, что политика России ошибочна.

Ф.Т.: Я хотела бы продолжить свой вопрос – сегодня война, в разных формах. А что завтра? Какой ваш прогноз для Кавказа? В будущем каким вы видите его, и где вы его видите?

С.Б.: Я думаю, что после нескольких лет Северный Кавказ будет не в составе России, потому что я не вижу, чтобы у правительства России был ответ на серьезные экономические, политические и социальные вопросы. В русской истории это – театр войны, это – область многих восстаний. И в каждом случае, при царе, при советской власти – правительство, в конечном итоге, находило ответ. Силовой ответ, но ответ. Теперь, я думаю, что они не могут или даже не хотят, потому что коррупция огромна. В царскую эпоху и в советскую эпоху не было такой коррупции. Была коррупция, есть коррупция везде – это не вопрос. Но масштаб коррупции в современной России – это совсем новый факт в истории страны. Я думаю, это показывает, что у правительства нет национальной идеи. Мы знаем, что и Ельцин, и Путин пытались найти русскую идею для государства, но безуспешно. У Путина теперь мы видим пример официальной национальной идеи от графа Уварова, от Николая I – и это тоже безуспешно. То же самое было при Александре III – также безуспешно. Была советская версия при Сталине, затем при Брежневе, два поколения тому назад. И в каждом случае, не только эта политическая формация была безуспешной, но после смерти царя или Сталина, или Брежнева, произошли огромные, великие реформы и даже революции. Эта политическая идеология, метод – это свидетельство банкротства режима. Сегодняшняя идеология Путина похожа на идеологию Vichy France – Travail, famille, partie – Работа, семья и Отечество. И это не может быть успешным. Эта идеология не способна удержать Северный Кавказ. Нужна победительная идея государства – это был социализм, это были великие реформы. Теперь мы видим только коррупцию.

Ф.Т.: Принято сейчас все, что происходит в России и вокруг России, связывать с Олимпийскими играми в Сочи. Но они пройдут. Путину еще предстоит несколько лет у власти. Какими вы видите эти годы для общества, для самого президента? Что будет после Олимпиады, на ваш взгляд?

С.Б.: Я думаю, что это будет трагедия для России. Мы видим, что Путин не хочет делать никаких реформ. Эта политика не только консервативна, это просто староскоп (архаика — «Г.А.»). Хозяйство не работает, не возрастает..
.
Ф.Т.: Экспорт нефти, газа?

С.Б.: С этим тоже есть серьезные проблемы. Мы видим LNG и Shell Gas, например. Газпром страдает. Евразийский экономический союз – это блеф. Он не принесет пользы российскому обществу или хозяйству. Демографическая проблема продолжается. Государство не развивает успешно Восточную Сибирь и Приморский край. Поэтому я думаю, что будет как еще один пример в истории России, как режим упущенных возможностей ответить на серьезные запросы общества и хозяйства. И поэтому я верю, что через поколение, два поколения будет распад, потому что эта система не может продолжаться слишком долго.

Ф.Т.: Некоторые предсказывают революцию уже в этом поколении. Как вы думаете, будет революция в России при Владимире Путине?

С.Б.: При Путине, я думаю, нет. Это не вопрос только революции, может быть огромная трансформация. В России, и как мы видим теперь в Украине, были революции, которые не достигли успеха – например, 1905 года. Но революция вообще – это сильное дело, кровавое дело. Я надеюсь, что этого не будет. Но я уверен, что система, которую построил Путин, не может продержаться больше 20-30 лет, самое большее – поколение или два. Я думаю, что российскому правительству нужно изучить русскую историю. Нужно послушаться царя Александра II, сказавшего, что если мы не покончим с крепостным правом, оно закончится само по себе.

Ф.Т.: Доктор Бланк спасибо вам за очень интересную беседу, и я надеюсь на будущие встречи с вами.

С.Б.: Не за что.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG