Линки доступности

Госдеп о словах Путина: «Мы стараемся ничего не принимать на личный счет»


Марк Тонер

Марк Тонер

Официальный представитель ведомства Марк Тонер прокомментировал заявление российского премьера

Сегодня, во время традиционного брифинга для прессы, официального представителя Госдепартамента США Марка Тонера буквально засыпали вопросами о России.

Поводом стали, разумеется, итоги выборов, в безупречности которых усомнились Соединенные Штаты, и резкое заявление российского премьер-министра Владимира Путина в адрес госсекретаря Хиллари Клинтон которая выразила озабоченность массовыми нарушениями во время голосования. Ниже мы приводим фрагмент диалога Тонера с журналистами.

Марк Тонер: Говоря о наших отношениях (американо-российских – «Г.А.»), мы всегда однозначно заявляли, что мы не намерены обходить стороной другие вопросы, по которым наши мнения не совпадают… И я думаю, в этом контексте мы высказали наши мнения по некоторым из беспокоящих нас вопросов, касающихся выборов.

Опять-таки, важно отметить, что комментируют эту ситуацию не только Соединенные Штаты. Речь идет о заключениях миссии ОБСЕ, наблюдавшей за проведением выборов. Речь идет о вопросах, поднятых ОБСЕ в связи с выборами. И, как я уже сказал, будет подготовлен доклад с рекомендациями, на которые, как мы считаем, правительству России следует обратить внимание.

Вопрос: Однако немного подробнее об этом. Предположим, Госдепартамент поднимает народ на восстание… я имею в виду ту помощь, которую США оказывает НПО… насколько я помню, там (в комментарии Владимира Путина – «Г.А.») была фраза о том, что она (Хиллари Клинтон – «Г.А.») подала сигнал. Я имею в виду, это звучало почти так, как будто ЦРУ посылает своим сотрудникам какой-то сигнал по радио: мол, давайте, начинайте работу… Они говорят, что эти программы направлены непосредственно на то, чтобы дестабилизировать их страну.

М.Т.: Но это совершенно не так. Эти программы – и госсекретарь вновь говорила об этом несколько недель назад, выступая в Национальном демократическом институте, призваны поддерживать более прозрачный, свободный и справедливый процесс выборов. Речь не идет о каких-то предпочтениях, отдаваемых той или иной политической группе или конкретным политическим задачам. Оказывая любого рода помощь этим НПО, – будь то в России или в любой другой стране, – мы стремимся, прежде всего, к совершенствованию политического или демократического процесса.

Что же касается сигналов, как и в других странах мира, мы выступаем и будем продолжать выступать в поддержку права людей на высказывание своих мнений мирным путем. Здесь никто ни о чем не сигнализирует.

Вопрос: Я рискну предположить, что вы практически не можете повлиять на российский народ. Может быть это не так? Как вы думаете, есть ли у вас какое-то влияние?

М.Т.: С этой и не только с этой трибуны мы заявляем о том, что поддерживаем демократический процесс, поддерживаем право людей свободно высказывать свое мнение. То, что происходит в России, как вы сказали, будет зависеть от самих россиян. Возникли некоторые проблемы в связи с выборами, и эти люди также высказывают свою обеспокоенность по поводу этих проблем.

Вопрос: Я знаю. Итак, насколько сильно ваше влияние?

М.Т.: Я думаю, россияне способны сами решить, какая демократия им нужна. Я думаю, мы, как и другие демократические страны, будем выступать в защиту их прав.

Вопрос: Не думаете ли вы, что россияне в какой-то степени подвержены влиянию извне?

М.Т.: Нет. Я считаю, они способны самостоятельно принимать решения насчет их демократии.

Вопрос: Что думает администрация США насчет вероятности того, что в 2012 году Владимир Путин вновь станет президентом?

М.Т.: Наши отношения с Россией не завязаны на каком-то одном человеке. Это отношения между правительствами, отношения между народами. Как мы уже заявляли в ответ на этот вопрос, нас беспокоит сам процесс, и мы стремимся к тому, чтобы граждане России могли выбирать своих руководителей на свободной, справедливой и прозрачной основе.

Вопрос: И наконец, были ли вы удивлены тем, что это критическое замечание прозвучало, скорее, как замечание личного характера, а не как критика политики администрации? Я имею в виду, он (Путин – «Г.А.») ведь назвал ее (Клинтон – «Г.А.») по имени.

М.Т.: Еще раз хочу подчеркнуть, что в этой организации мы стараемся не принимать ничего на свой личный счет. Мы будем и впредь защищать такие демократические идеалы и ценности, как свобода волеизъявления. Именно это и происходит сейчас в России – люди выражают свое мнение.

XS
SM
MD
LG