Линки доступности

В России вновь ввели 5-процентный проходной барьер для думских партий

Совет Федерации вслед за Госдумой одобрил законопроект о снижении проходного барьера в нижнюю палату представителей, сообщает «Интерфакс». Согласно законопроекту, подготовленному администрацией президента России Дмитрия Медведева, партии, которые наберут на выборах в Государственную Думу в 2016 году пять процентов голосов избирателей, смогут сформировать в российском парламенте полноценные фракции.

Напомним, что сегодня в России действует законодательство, в соответствии с которым проходной барьер составляет семь процентов голосов. При этом партия, получившая от пяти до шести процентов, получает в Думе одно место. Если партия набирает от шести до семи процентов голосов, то она получает два мандата. Эта норма была введена при Дмитрии Медведеве и будет впервые применена на выборах 2011 года, которые пройдут 4 декабря, передает lenta.ru.

Главный редактор журнала «Pro et Contra» Московского центра Карнеги Маша Липман считает, что, несмотря на нововведения, Россия еще далека от формы реального плебисцита.

«Выборы в России не являются инструментом общественного участия. Люди по-прежнему очень далеко отодвинуты от принятия решений в формировании представительской власти. Изначально это было сознательной политикой президентства Владимира Путина, который выстраивал свою политическую систему путем укрепления федерального центра и радикального ослабления всех демократических институтов, которые в России никогда не были сильны, они просто не успели пустить корни. А те институты, которые у нас зародились, Путин выхолостил за восемь лет своего пребывания у власти», – отмечает Липман.

Липман считает, что рассуждать о причинах и последствиях понижения проходного процентного барьера на думских выборах 2016 года пока еще рано, так как за последующие пять лет многое в законодательстве и России в целом может измениться.

«В данном случае есть смысл говорить о том, какие поправки были подписаны Медведевым ранее (если партия набирает от 5 то 6% голосов избирателей, то она получает один мандат в Госдуме; если партия набирает от 6 до 7%, то она получает 2 мандата – И.Т.). Эти изменения Медведев считал своими либеральными поправками к российскому избирательному кодексу. Однако проблема с их подписанием заключалась в том, что на тот момент не было политических партий, которые бы набрали 5% и не прошли. Нужно отметить, что и кандидатов, которые бы воспользовались этими поправками, тоже не было. Эта мера носила исключительно популистский характер», – отметила в интервью с корреспондентом «Голоса Америки» Липман.

Профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA) Дэниел Трисман (Daniel Treisman) считает, что за понижением процентного барьера стоит решение тандема продемонстрировать «либерализацию» политической обстановки в стране.

«Очевидно, что Путин и Медведев почувствовали необходимость сделать некий «либеральный» жест для того, чтобы развеять уныние среди российской элиты касательно объявленной ими рокировки позициями на следующих выборах», – отметил политолог.

Сравнивая российский процентный барьер с аналогичными индексами других европейских и соседних с Россией держав, Трисман подчеркнул, что в различных странах существует своя культура «допуска» политических партий в законодательные органы власти.

«В Турции, например, проходной барьер составляет 10%, а в Германии и Польше – 5%. Такие страны как Португалия и Финляндия имеют пропорциональное представительство без каких-либо барьеров. Когда российские власти вносили поправки об увеличении избирательного барьера до 7%, они утверждали, что это позволит консолидировать политическую систему, увеличив, таким образом, уровень прозрачности ее функционирования. Однако критики этого шага уже тогда отмечали, что главной целью поднятия барьера была попытка лишить малые партии возможности получения какого-то количества мест», – заметил Трисман.

Томас Ремингтон (Thomas Remington), профессор Университета Эмори (Emory University), полагает, что «играться» с процентным барьером вхождения партий в парламент так, как это делала Россия в последние годы, не пристало ни одной стране. Тем не менее, как считает Ремингтон, такие изменения являются незначительными, так как власти используют разнообразные методы обеспечения победы Единой России на местных и федеральных выборах.

«Эти реформы просто окажут небольшое влияние на то, сколько парламентских мест, из дозволенного им числа, займут остальные партии», – заключил американский политолог.

XS
SM
MD
LG