Линки доступности

Замгоссекретаря США: новый договор по СНВ обеспечит баланс между США и Россией


Эллен Таушер, замеситетель госсекретаря США по контролю за вооружениями и международной безопасности, три раза, как заклинание, повторила фразу: «Новое соглашение по СНВ не ограничивает американскую систему противоракетной обороны». В зале раздался смех. Таким образом господин замминистра в очередной раз пыталась заверить критиков нового договора по СНВ в том, что он является положительным фактором в деле укрепления безопасности Соединенных Штатов.

Э. Таушер выступала в Атлантическом Совете в Вашингтоне, где недавнее подписание российско-американского соглашения также обсуждали бывший советник по национальной безопасности генерал Брент Скоукрофт, бывший главный переговорщик по СНВ-1 от американской стороны Ричард Берт и другие уважаемые эксперты.

На переговорах по новому СНВ Эллен Таушер играла ведущую роль.

«СНВ-3 обеспечит стратегический баланс между Россией и США, при этом уменьшив количество ядерных боеголовок и носителей, – сказала она в своем выступлении. – Оно также обеспечит стратегическую стабильность, транспарентность и предсказуемость на протяжении всего действия соглашения. Между тем США сохранят безопасный и эффективный ядерный арсенал для защиты себя и своих союзников».

Эллен Таушер считает, что сегодня одна из основных угроз в мире – ядерный терроризм, и новый договор по СНВ позволит России и США бороться с ним и при этом сократить свои огромные ядерные арсеналы.

«Система верификации, прописанная в соглашении, поможет укрепить доверие и предотвратить недопонимание и ошибки в подсчетах, – сказала замминистра США. – Между тем соглашение оставляет за каждой стороной право определять структуру своих собственных ядерных сил для защиты национальных интересов».

«И если смотреть более широко – соглашение поможет нам создать конструктивное партнерство с Россией, – считает член администрации президента Обамы. – Наше сотрудничество – условие для движения вперед по вопросу жестких санкций против Ирана».

Многие критики утверждают, что сокращение вооружений, предполагаемое в соглашении, является слишком незначительным. Однако, по мнению Эллен Таушер, с точки зрения международной дипломатии его значение велико. «Объем сокращения вооружений такой, какой необходим, система верификации соответствует стандартам верификации 21 века и обеспечивает достаточную транспарентность», – считает Эллен Таушер.

Генерал Брент Скоукрофт, бывший советник по национальной безопасности президентов Форда и Буша-старшего, считает, что заключение соглашения – свидетельство «перезагрузки».
«Мы нажимаем на большую кнопку «перезагрузки» и видим результаты, – сказал он. – Мы начали переговоры с очень сложной позиции. В отношениях между Россией и США было очень много враждебности. И в результате переговоров враждебность постепенно уходит из отношений».
Генерал Скоукрофт рассказал, что работа по контролю за разоружениями началась еще во времена администрации президента Джонсона.

«Первое, что мы должны сделать, – это заморозить наращивание вооружений, – сказал Скоукрофт. – Потом посмотреть на структуру ядерных вооружений у обеих сторон, как их можно сравнить, как они друг друга балансируют. Потом, когда мы соглашаемся по ряду вопросов, мы решаем, как их сокращать таким образом, чтобы увеличивалась стабильность и снижалась возможность конфликта во время кризиса. Таким раньше был процесс, и новое соглашение по СНВ возвращает нас обратно к этому процессу».

«Критики говорят, что сокращения вооружений незначительные, – продолжает Скоукрофт. – Но они и не должны быть значительными. Если бы мы ставили задачу о значительном сокращении, нам пришлось бы вести переговоры несколько лет. Первое, что нам нужно было сделать, – это определить все правила игры и поставить все в контекст предварительных договоренностей, потому что без этого мы потеряли бы все, наработанное ранее».

Ричард Берт был главой американской делегации, которая вела переговоры по соглашению СНВ-1 в 1991 году. «СНВ-1 было концом целой эпохи, – считает он. – Когда мы вели переговоры, у нас такое и было ощущение – мы были в Москве, там был хаос. Новый договор СНВ – это потенциально начало новой эры. Но ирония заключается в том, что в американском Сенате и в российском политическом эстаблишменте есть люди, которые не понимают или не хотят этого понимать».

Читайте также:

Ратификация СНВ-3 – мечта или реальность?

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG