Линки доступности

Ратификация СНВ-3 – мечта или реальность?


Администрации Барака Обамы и Дмитрия Медведева, подписав в Праге Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических и наступательных вооружений (СНВ-3), могут праздновать дипломатическую победу, а работа законодателей и в России, и в США еще только начинается. Договор теперь следует ратифицировать – и только тогда он вступит в силу и станет, как считают многие эксперты, реальным показателем «перезарузки». В Вашингтоне в Атлантическом совете, российский и американский сенаторы – Михаил Маргелов и Джин Шахин – рассказали собравшимся о настроениях среди законодателей в обеих странах незадолго до начала ратификации.

Процесс ратификации в США отличается от российского. В США договор, чтобы он вступил в силу, должны поддержать две трети сенаторов. В России его должны утвердить обе палаты парламента – и Государственная Дума, и Совет Федерации. Дума, предположительно в начале мая, начнет обсуждения и разработает законопроект по тексту договора, который затем в течение 14 дней должен будет рассмотреть Совет Федерации.

По мнению Михаила Маргелова, председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, в Совете Федерации он не предвидит больших сложностей с ратификацией. В Государственной Думе – дело другое.

«В Думе, мне кажется, будут жесткие дискуссии по договору, – сказал российский сенатор (во время своего выступления г-н Маргелов говорил по-английски, и его высказывания «Голос Америки» приводит в переводе – В.К.). – Потому что лучшие эксперты по контролю над вооружениями являются генералами в отставке, они обладают коллективной памятью о прошлом, относятся к ядерной ракете чуть ли не как к своему ребенку. Идеологически они ближе моим оппонентам – большинство из них поддерживает коммунистическую фракцию. И они при помощи серьезного профессионального анализа будут критиковать соглашение».

Между тем, добавил сенатор, другие, более молодые законодатели такими знаниями о вооружениях и об их сокращении не обладают, так как в последние годы в российском парламенте эти вопросы не обсуждались, так что им будет трудно спорить с «генералами в отставке». Маргелов отметил, что он сам и Константин Косачев, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам, поддерживают ратификацию договора.

Американский сенатор-демократ от штата Нью-Гэмпшир Джин Шахин, председатель сенатского подкомитета по делам Европы и член сенатского комитета по международным отношениям, надеется, что на Капитолийском холме интересы избирателей и интересы США будут поставлены выше политических игр.

«Мы знаем, насколько разобщены сейчас по партийной принадлежности законодатели в американском Конгрессе, – сказала она. – Но исторически работу в области международной политики представители обеих партий проводили вместе. Мы это и сейчас видели на примере работы сенаторов Керри и Лугара (демократа и республиканца соответственно – В.К.), которые оба уже поддержали это соглашение».

«Сенатская комиссия должна заняться обсуждением договора до конца мая, – продолжила Джин Шихан. – Сейчас в Сенате 26 сенаторов, которые занимались еще ратификацией договора СНВ-1 – и тогда они были членами обеих партий и все проголосовали за его ратификацию. Вообще, Сенат США занимался вопросами ратификации договоров по СНВ три раза, и во всех трех случаях голосование не проходило по партийной принадлежности».

Американский Сенат действительно ратифицировал соглашения о вооружениях трижды. В 1988 году за ратификацию Соглашения о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) проголосовали 93 сенатора, против – 5. В 1992 СНВ-1 поддержали 9 сенатора против 6. А в 2003 году Сенат одобрил ратификацию Договора о стратегических наступательных потенциалах (СНП) практически единогласно.

Сенатор Шихан отказалась предсказать, сколько сенаторов на этот раз проголосуют за СНВ-3, а сколько – против. «На прошлой неделе на саммите по нераспространению ядерного оружия в Вашингтоне собралось большое количество мировых лидеров, – напомнила американский сенатор. – Весь мир понимает, что ядерное оружие, особенно в руках террористов, может представлять значительную опасность. США и Россия обладают большей частью ядерного арсенала в мире. И нужно понимать, что нам, двум лидерам, предоставляется возможность вместе работать над разрешением этой проблемы, вместе сокращать ядерные вооружения».

Президент Дмитрий Медведев не раз заявлял, что ратификация договора в США и в России должна быть синхронизирована. Михаил Маргелов объяснил, почему в российских политических кругах бытует такое мнение. «Мы все помним печальную историю договора по СНВ, когда его ратифицировала Дума, но он не был ратифицирован здесь, – заявил г-н Маргелов. – Это вызвало горькие чувства у российской политической элиты, это выглядело так, что американцы несерьезно относятся к подобным вещам. Мы выбрали сокращение вооружений как первый шаг на нашей дороге «перезагрузки». Если мы действительно хотим видеть вторую часть этой «перезагрузки», мы должны идти вместе одновременно».

Предыдущий договор СНВ-2 был подписан Борисом Ельциным и Джорджем Бушем-старшим в 1993 году. Его ратифицировали и Дума, и Сенат. Однако Сенат не ратифицировал прилагающийся к нему протокол от 1997, который продлевал конечный срок выполнения СНВ-2 с 2003 года до 2007 года. Из-за этого, а также из-за разногласий между США и Россией по договору по ПРО, СНВ-2 так и не вступил в силу.

Сенатор Шихан считает, что широкая американская общественность поддерживает новый договор СНВ-3. «Недавние опросы населения в США показали, что 70% американского населения поддерживают договор и его ратификацию, – сказала она. – Мне кажется, американцы понимают, что ядерное оружие – это большая опасность, особенно в руках террористов, что мы живем в глобальном обществе, где сегодня все взаимосвязано. И люди понимают, что необходимо сотрудничать в областях, где у нас есть общие интересы. Мне кажется, для большинства американцев «холодная война» закончилась».

Оба сенатора признают, что СНВ-3 – это важный шаг в российско-американском сотрудничестве. На вопрос «Голоса Америки», что должно последовать за СНВ-3, Михаил Маргелов ответил так: «Я, честно говоря, уже устал перезагружать наши отношения каждые 4 или 8 лет. Нам действительно нужно сделать эту перезагрузку по-серьезному. Следующие шаги – это ратификация «Соглашения 123», которое позволит России и США активно сотрудничать в сфере использования ядерной энергии. Это вступление России в ВТО и последующая за этим, я надеюсь, автоматически, отмена поправки Джексона-Вэника. Но самое важное, и об этом говорили и президент Обама, и президент Медведев и в Праге, и в Вашингтоне, – это развивать экономическое сотрудничество. Чем шире оно будет, тем больше будет наша взаимозависимость, которая порождает нужду друг в друге. И тогда провашингтонское лобби в Москве и промосковское лобби в Вашингтоне будут сильнее».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG