Линки доступности

Российские демократы об ошибках десталинизации

«5 марта в 9 часов 50 минут вечера после тяжелой болезни скончался председатель Совета министров Союза ССР и секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин».

60 лет назад это сообщение стало главной новостью информационных агентств всей планеты. Затем последовали XX съезд КПСС и разоблачение Никитой Хрущевым «культа личности» Сталина, XXII съезд и вынос тела «лучшего друга физкультурников» из Мавзолея. Кроме того, в процессе изживания последствий «культа личности» Сталинград был переименован в Волгоград и именно под этим именем позже получил звание «города-героя».

В конце 1980-х, когда началась вторая волна разоблачения культа личности Сталина, многим сторонникам демократического движения казалось, что достаточно опубликовать все книги Александра Солженицына, Варлама Шаламова, Роберта Конквеста, Евгении Гинзбург и ряд других подобных, чтобы произошла полная десталинизация сознания. Однако, не смотря на то, что книги, долгое время бывшие в СССР под запретом, вышли огромными тиражами, настоящей десталинизации не произошло. И сегодня, согласно данным социологических опросов, многие жители страны считают, что Сталин – это «имя России», «имя победы в Великой Отечественной войне». Почему так произошло?
«Наша вина в том, что за последние десять – пятнадцать лет мы вырастили поколение, для которого то, что происходило в сталинские годы, вполне приемлемо»

Как началась ресталинизация

Литературовед, доктор филологических наук Мариэтта Чудакова в интервью Русской службе «Голоса Америки» отмечает: «Десталинизация действительно успешно шла в конце 80-х – начале 90-х, когда большинство тех, кто учился в школах и институтах в 70-е годы (тогда тема террора вовсе выпала из обучения) действительно впервые услышали о сталинских злодеяниях. Финалом должно было стать принятие государственного вердикта о признании уж во всяком случае сталинского тридцатилетия преступным, а прославления Сталина – делом подсудным. Этого, как известно, не произошло. У Ельцина не хватило политической воли, у его преемника – желания».

Напротив, продолжает Мариэтта Чудакова, «Патриотическая песня» Михаила Глинки, которую демократы считали гимном свободной России, была заменена Путиным в конце первого же года его президентства гимном Советского Союза, выбранным в свое время лично Сталиным. «Без какой бы то ни было политической необходимости», – подчеркивает Мариэтта Чудакова. А чтобы старый гимн больше соответствовал новым реалиям, престарелый Сергей Михалков в третий раз переписал его текст.

«Так был нажат спусковой крючок ресталинизации, – считает Чудакова. – Принятие сталинского гимна – предваренное телевыступлением президента в его поддержку – постепенно стало переводить имя Сталина из латентного состояния в сознании людей (где оно могло тихо дотлевать до конца их жизни) в состояние публичное и агрессивное».

Чтоб Оруэлла сделать былью

Говоря с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки»о неудавшемся развенчании сталинизма, член правления Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал» Александр Черкасов заметил, что дело не только в обнародовании правдивых сведений о сталинском руководстве, но и в том, как эти сведения преподносятся. Он напоминает, что в брежневские времена был распространен подход: «да, что-то такое было, но мы об этом не говорим». Подобным образом начали относиться к сталинскому тридцатилетию и в первые путинские годы.

«А сейчас, – продолжает Александр Черкасов, – если мы посмотрим документальные фильмы на российских телеканалах, то там как доказательство того, что Сталин был хороший, используются материалы больших процессов 30-х годов, в том числе, процессы над военачальниками».

По мнению историка, это означает возвращение к сталинской практике подачи материалов, то есть полностью был воспроизведен оруэлловский принцип: кто владеет настоящим, тот владеет прошлым, а тот, кто владеет прошлым, тот владеет будущим. «Мы же знаем, что образы прошлого, на самом деле – не набор объективных картинок, а некие варианты приемлемого поведения здесь и сейчас. На самом деле, прошлое выбирают, потому, что невозможно утащить с собой в будущее все, – отмечает член правления общества «Мемориал», – и тот набор имен, который нам предлагают в качестве выбора «имени России» – это варианты построения нашего будущего».

В качестве примера Черкасов упомянул памятник 1000-летия России в Великом Новгороде. Там приведены все сколько-нибудь значимые исторические деятели государства российского за исключением Ивана Грозного. «Таков был консенсус тогдашних правящих элит: Ивана Грозного мы с собой в будущее не берем. А при Сталине Грозный был реабилитирован – достаточно вспомнить фильм Эйзенштейна и статьи о нем в учебниках истории», – напоминает эксперт.

Повторение Большого террора?

Известно, что после Второй мировой войны в Германии проводилась денацификация. Как следствие – сегодня культ Гитлера в ФРГ исповедуют лишь маргиналы, да и то втихаря. То, что стало возможно в стране, проигравшей войну, до сих пор не осуществлено в России – одной из стран-победительниц.

Мариэтта Чудакова убеждена, что отсутствие государственного вердикта о преступности Сталина – подобного вердикту о нацизме в Германии – мало-помалу оттеснило такие произведения, как «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына и «Колымские рассказы» Варлама Шаламова из поля общественного внимания. А, например, книги Георгия Демидова, (многолетнего политзаключенного и друга Шаламова) были изданы с огромным опозданием – лишь в последние годы, уже после смерти их автора.

Вместе с тем, полки книжных магазинов буквально захвачены сотнями изданий, прославляющими диктатора. В твердых переплетах с золотым тиснением в глаза покупателю бросаются изданные большими тиражами сочинения, вроде «Как убивали Сталина», «Сталин – вспоминаем вместе», «Настольная книга сталиниста» и т.п.

Кроме того, в дни, предшествующие «юбилею» смерти генералиссимуса,
по одному из центральных российских телеканалов был запущен документально-игровой сериал с красноречивым названием «Сталин с нами».

Александр Черкасов расценивает нынешние книги и фильмы, восхваляющие сталинские времена, как реабилитацию сталинского образа действий в целом, а не только как попытку рассказать об отдельных положительных моментах того периода российской истории, когда во главе государства стоял Иосиф Сталин. Причем, речь идет как о внутренней сталинской политике, так и о внешней.

«Я не говорю, что, скажем, «дело врачей» в точности копирует попытку обвинить американцев во всех смертных грехах. Но что-то от того кровавого навета здесь, конечно, есть. А последовательная отмена статей российской Конституции с заменой ее неким чрезвычайным законодательством, это – реальность последнего года»,– замечает историк, который считает происходящее повторением практики сталинизма. С оговоркой, что судебные процессы сейчас проходят не над тысячами людей, а лишь над десятками, «но по обвинениям, которые кроятся по образцам процессов сталинских», добавляет Александр Черкасов. И замечает, что «доказательства вины» оппозиции, которые приводится в сериале «Анатомия протеста», по стилю напоминают «доказательства» на процессах 30-х годов.

«Сталинизм умрет, когда будет признан преступным»

«Наша вина в том, что за последние десять – пятнадцать лет мы вырастили поколение, для которого то, что происходило в сталинские годы, вполне приемлемо», – сожалеет Александр Черкасов.

Одной из главных ошибок демократов 1990-х годов он считает то, что они не стали разбираться с прошлым своей страны, посчитав, что в их руках ее будущее. А в предшествующий период конца 80-х, по выражению Черкасова «история, отчасти, была эвфемизмом политики».

«А это отменило последующую детальную публикацию архивов и извлечением правовых выводов из архивных документов. В результате наше прошлое не получило политико-правовой оценки, и мы видим наглядно на своем опыте, к чему это приводит», – заключает член Правления Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал».

Со своей стороны, Мариэтта Чудакова отмечает: «Неслыханный размах коррупции в «нулевые» годы, ощущение полного бесправия гражданина России перед лицом самого мелкого чиновника, милиции, суда довершило дело: «Сталина на них нет..!» – бормочет в бессилии угнетенный чиновником человек».

Еще в 1959 году поэт Борис Чичибабин написал такие строки:
«Пока есть бедность и богатство, пока мы лгать не перестанем и не отучимся бояться,– не умер Сталин» Однако Мариэтта Чудакова считает, что бедность и богатство здесь не причем. «Сталинизм умрет вскоре после того, как будет признан преступным», – подчеркивает писательница. И, переходя к сегодняшней российской действительности, заключает: «Что касается нынешнего режима – достаточно сказать, что я хожу на все оппозиционные митинги. Полную же характеристику этого периода мы дадим, когда он завершится».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG