Линки доступности

Идея возвращения имени Сталина городу на Волге вызывает неоднозначную реакцию в обществе

«Вернем победе имя. Сталинград». С такими надписями 2 февраля на улицы Волгограда, Санкт-Петербурга и Читы вышли рейсовые микроавтобусы, принадлежащие частным компаниям. Спонсировали акцию активисты КПРФ и двух общественных организаций – «Народного комиссариата исторической достоверности» и «Профсоюза граждан России».

В тот же день Владимир Путин произнес речь, приуроченную к 70-летию победы в Сталинградской битве. Там, в частности, были такие слова: «Сталинград, безусловно, навсегда останется символом непобедимости русского народа, единства российского народа. И до тех пор, пока мы с уважением будем относиться к самим себе, к своей истории, будем относиться с уважением и любовью к своей Родине, к своему языку и к своей культуре, к своей исторической памяти, – Россия всегда будет непобедимой».

А незадолго до этого депутаты Волгоградской городской думы приняли решение, согласно которому 6 раз в году город будет официально называться Сталинградом. Казалось бы, эта инициатива должна вызвать положительную реакцию в стане поклонников «вождя всех времен и народов», давно мечтающих вернуть имя своего кумира не только городу на Волге, но также площадям и проспектам всех населенных пунктов страны.

Однако, руководитель Профсоюза граждан России, автор недавно вышедшей книги «Сталин – вспоминаем вместе» Николай Стариков инициативой волгоградских депутатов остался недоволен. В своем блоге он так и написал: «Такое решение нас устроить не может. Это убогий компромисс… Сталинград должен называться Сталинградом 365 дней в году. И это наша позиция».

Переименование Волгограда – залог инвестиций, или проявление кощунства?

Бескомпромиссный вариант полного переименования Волгограда в Сталинград может воплотиться в жизнь, если в городе будет проведен референдум, и большинство жителей выскажется в пользу данного варианта.

Так считает поддерживающая идею референдума спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Говоря о сражении на Волге, она не преминула подчеркнуть: «Эта битва известна во всем мире как поворотная. Не все знают, что в Париже есть станция метро «Сталинградская». Но о переименовании нужно спросить жителей города, нужен референдум. В этом вопросе есть как свои за, так и против».

А председатель Центризбиркома Владимир Чуров сообщил, что готов организовать референдум в Волгограде, если будет принято соответствующее решение. Наконец, вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин написал в Twitter: «Никогда не скрывал своего однозначно положительного к этому отношения, в том числе с экономико-инвестиционной точки зрения».

Между тем, часть российских политиков выступает против фактической реабилитации сталинизма. Вице-спикер Государственной Думы, председатель партии «Справедливая Россия» Николай Левичев не скрывает своего негативного отношения к возможному возвращению имени Сталина на географическую карту страны: «Отношение к Сталину было выражено еще в 1961г., когда Сталинград переименовали в Волгоград. Обратно переименовывать, пусть даже и на время, замечательный русский город в честь кровавого тирана, уничтожившего миллионы собственных граждан и нанесшего непоправимый урон генофонду нации — кощунство».

Затем Левичев привел исторические параллели: «Почему-то никому из нормальных людей не придет в голову переименовать улицу в честь Гитлера или Пол Пота», и завершил свою мысль следующим образом: «Десталинизация страны – процесс непростой и долгий. Ему может способствовать только просвещение граждан, создание объективных исторических телепередач и так далее, но уж никак не странная игра с переименованиями в угоду чьих-то сиюминутных политических интересов».

«Сталинобусам» въезд запрещен?

Депутаты Городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга от фракции «Яблоко» Григорий Явлинский, Борис Вишневский и Александр Кобринский в свою очередь выступили решительно против появления на улицах города так называемых «сталинобусов». В обращении к губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко они подчеркивают: «любое прославление Сталина, любое оправдание сталинских преступлений и массовых репрессий против собственного народа само по себе является преступлением».

При этом особенно кощунственным показалось «яблочникам» появление «сталинобусов» на улицах Санкт-Петербурга сразу после того, как город отметил очередную годовщину освобождения от гитлеровской блокады, которая «как давно известно военным историкам, стала возможной во многом благодаря попустительству советского командования, которое возглавлял Сталин. Во время блокады люди умирали от голода, а приближенные Сталина ни в чем себе не отказывали».

В своем письме депутаты городского парламента Санкт-Петербурга ссылаются на высказывание главы отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Иллариона.

Владыка называет Сталина «чудовищем, духовным уродом, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре, который развязал геноцид против народа своей страны и несет личную ответственность за смерть миллионов безвинных людей, и в этом плане вполне сопоставим с Гитлером».

«Мы живем уже в другой стране»

Корреспондент «Голоса Америки» побеседовала о попытках ресталинизации с историками и общественными деятелями.

Кандидат исторических наук, начальник архива Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Станислав Бернев относится к затее с переименованием достаточно скептично. По его мнению, «менять название города на 6 дней в году – это несерьезно, и я уверен, что это просто слова».

Историк также считает, что вряд ли стоит ожидать полного переименования Волгограда в Сталинград. К тому же, подчеркивает Бернев, «само словосочетание «город-герой Сталинград» звучит странно, поскольку когда город на Волге был удостоен этого звания, то он уже 4 года именовался Волгоградом».

В январе 2014 года будет отмечаться 70-летие полного снятия ленинградской блокады. Опережая возможную инициативу сторонников левых партий, Станислав Бернев уверен, что «нет смысла переименовывать Санкт-Петербург обратно в Ленинград. Мы все-таки живем уже в другой стране».

Кстати, ещё в конце 90-х тогдашний губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев утвердил решение, согласно которому в праздничные и памятные дни город на Неве носил сразу два имени: Санкт-Петербург и Ленинград. Это начинание, впрочем, довольно быстро забылось.

«Если переименовывать – то в Царицын»

Научный сотрудник общества «Мемориал» Никита Петров считает, что имеет место «очередное обострение "ностальгически-патриотического камлания", а вместе с этим – попытка протащить и закрепить в народном сознании образ Сталина».
Подобные «обострения», напоминает историк, происходят каждый год 9 мая, поэтому ничего нового в этом нет. Только теперь к годовщине победы в войне добавляются годовщины крупных битв.

По мнению Никиты Петрова, окончательного переименования Волгограда не будет, но «власть играет в эту игру и сознательно поддерживает такие настроения. Власть потакает определенной части общества, отвлекая ее от насущных и очень серьезных проблем». При этом научный сотрудник «Мемориала» подчеркивает, что попытки обеления Сталина не имеют ничего общего с увековечением памяти героев войны.

В количественном отношении среди россиян не так уж много сторонников идеи «возврата к Сталину», – уверен эксперт. Представители молодого поколения просто мало что знают о тех временах: «Люди, которые ни секунды не жили при советском режиме, уже воспринимают его как некую историческую данность, и у них совершенно естественно атрофировано чувство опасности, которое исходит от сталинских символов», – считает Никита Петров. А люди старшего поколения, по его мнению, видят в символах лишь безобидные вещи, не понимая, что возврат в топонимику имен творцов террора чреват угрозой возвращения и к практике сталинизма.

Историк полагает, что если уж переименовывать Волгоград, то уместнее всего было бы вернуть ему имя, которое он носил с 1589 по 1925 год – Царицын. «Кстати, в гражданскую войну была знаменитая оборона Царицына, в которой принимал будущий генеральный секретарь ЦК ВКП (б) Сталин. А так вся эта затея с якобы “возвращением исторического наименования города” полна демагогии и подмены понятий. Когда всеми силами пытаются вылепить какой-то положительный образ Сталина, то это, конечно, и беспамятство, и просто моральное уродство», – убежден Никита Петров.

«В сладких мечтах Путин видит себя Сталиным»

Президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ» Георгий Сатаров родился в сталинские времена, но ностальгии по сталинизму не испытывает. Происходящие процессы он сравнил с попытками строительства нового здания из кирпичей, подобранных на обломках рухнувшей крепости.

Кроме того, власть, по мнению Сатарова, чувствует собственную нелегитимность, и, как следствие «ищет какие-то исторические подпорки. Это универсальный рефлекс любой власти – вспомним, что лидеры Великой Французской революции апеллировали к античным временам, а большевики, в свою очередь, приводили в пример уже Французскую революцию», – напоминает руководитель фонда «ИНДЕМ».

Кроме того, сам Владимир Путин, по мнению Георгия Сатарова, ищет опоры для самоидентификации в таких фигурах прошлого, как Петр Первый и Сталин. «Наверно, в своих сладких мечтах он пытается занять их историческое место, и сравнивает себя именно с ними. Это соответствует и его характеру и особенностям его прошлой профессии», – полагает политолог.

При этом, добавляет Георгий Сатаров, подобные идеи находят поддержку у части российского общества. Хотя большинство населения относится к происходящему абсолютно индифферентно. Причем, подобное отношение сохранялось бы и в случае, если бы Путин отождествлял себя с историческими деятелями другого плана, например, с Александром Вторым, с Рузвельтом или с Джоном Кеннеди. «Он тоже нашел бы поддержку некоторой части общества, но большинству было бы так же безразлично», – считает эксперт.

Возвращаясь к образу новой башни, построенной из обломков старой, президент фонда «ИНДЕМ» предупреждает, что эта постройка «уже скрипит, как минимум. Ведь предыдущая башня была скреплена и идеологией и фантастическим страхом. А ни того, ни другого сейчас нет. Многие люди и сейчас уезжают из своей страны. Но не из страха, как в советское время, а от омерзения», – заключает Георгий Сатаров.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG