Линки доступности

К чему приведет третья попытка десталинизации России?

Историки и правозащитники выражают сдержанный оптимизм по поводу возможных результатов очередной десталинизации, отмечая при этом, что в России и сейчас немало приверженцев «сильной руки». Уместно в связи с этим привести строки поэта Бориса Чичибабина:

Я на неправду чертом ринусь,
не уступлю в бою со старым,
но как тут быть, когда внутри нас
не умер Сталин?

Стихотворение было написано в 1959 году и до перестройки распространялось лишь в Самиздате. Однако и сегодня, спустя 32 года после написания этих строк, оказывается, что «не умер Сталин». Или, по крайней мере, умер далеко не для всех. Участники демонстраций, проводимых в России 1 и 9 мая, несут в колоннах большие портреты «вождя всех времен и народов» и лозунги, подобные «И.В. Сталин и сегодня наш рулевой!»

Совет по правам человека и развитию гражданского общества вместе с обществом «Мемориал» обнародовал Проект программы десталинизации. Главной целью программы ее авторы называют «Содействие созданию в обществе чувства ответственности за себя, за страну. При этом – с главным акцентом не на обвинении тех из наших предков, кто творил геноцид, разрушение веры и морали, а на почтении и увековечении памяти жертв режима. Окончание Гражданской войны, развязанной в 1917 г.»

Разработчики документа также считают необходимым «увековечить память о погибших» и непременно «оказать поддержку живущим среди нас жертвам репрессий», хоть их осталось немного, но «несправедливость, совершенная по отношению к ним, должна быть искуплена».

Авторы проекта настаивают «наконец, рассекретить архивы с тем, чтобы перестать скрывать от самих себя страшную правду о злодеяниях, которые творились у нас в стране. Скрывая всем известную правду, мы сами себя позорим и ассоциируем с тоталитарным режимом».

У программы десталинизации нашлись противники, в том числе среди весьма известных людей.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что Программа десталинизации России – «это очередная порция гробокопательских идей». Автора проекта – Совет по правам человека и развитию гражданского общества – лидер коммунистов России характеризует так: «Теперь наряду с русофобскими центрами Евросоюза, руками властей РФ и за наш счет подобный орган создан уже в Москве».

Член Общественной палаты Российской Федерации, известный телеведущий Максим Шевченко считает: «Сталинский режим не может быть преступным, потому что он победил нацизм во время великой войны… Стало быть, Совет по правам человека в данном случае выступает как орган, который поддерживает неонацистов».

Одной «десталинизации» недостаточно

Перспективам третьей попытки десталинизации России был посвящен круглый стол в санкт-петербургском Научно-исследовательском центре «Мемориал». В дискуссии принимали участие историки и правозащитники.

Далеко не все участники согласились с термином «десталинизация», поскольку, как неоднократно отмечалась в ходе обсуждения, террор против собственных граждан на государственном уровне возник намного раньше прихода к власти Иосифа Сталина. Поэтому уместнее было бы говорить о «десоветизации», а, может быть, даже о «дебольшевизации».

Один из инициаторов круглого стола – член правления Международного общества «Мемориал», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека Сергей Кривенко в интервью «Голосу Америки» отметил, что осуждение даже самого одиозного властителя без критического переосмысления тоталитарной идеологии в целом не даст желаемого результата. «Поэтому, – подчеркнул Сергей Кривенко, – необходимо выработать политико-правовую оценку, может быть, не режиму в целом, а конкретным преступным действиям, совершавшимся советским руководством».

В качестве примеров эксперт привел создание печально знаменитых «троек», уничтожение без суда и следствия большого количества советских граждан, использование рабского труда заключенных на «стройках коммунизма».

«Все эти действия должны получить правовую оценку, – убежден Сергей Кривенко, – иначе получается, что при возникновении даже гипотетической угрозы безопасности нашей страны, мы допускаем повторное возникновение и «троек», и «расстрельных списков» для всех подозреваемых в неблагонадежности. Сейчас кажется, что это нонсенс, но в свое время ведь так и было», – добавил член правления «Мемориала».

Официальное название обсуждаемого документа – Общенациональная программа «Об увековечивании памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». Однако данные различных социологических опросов свидетельствуют, что не меньше половины российского населения в той или иной степени одобряет действия лидеров советской эпохи, и прежде всего – Иосифа Сталина.

Раздвоенность сознания российского общества

Первая попытка развенчания культа личности Сталина была предпринята Никитой Хрущевым. Затем, в годы «брежневского застоя», о творце Гулага стали вновь говорить, как о выдающемся государственном деятеле, которому советский народ обязан победой в Великой Отечественной войне.

Позже, в годы Перестройки и Гласности массовыми тиражами были опубликованы «Архипелаг Гулаг», «Колымские рассказы», «Крутой маршрут», «Слепящая тьма», «1984» и многие другие документальные и художественные произведения, разоблачающие природу сталинского режима и тоталитаризма. Но и вторая попытка десталинизации не увенчалась полным успехом.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» член комиссии по исторической памяти Совета при президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека Александр Даниэль объясняет это тем, что в российском массовом сознании существуют две системы ценностей, которые очень плохо совмещаются друг с другом: «В одной иерархии ценностей на первое место ставятся свобода и человеческое достоинство. А в другой ценностной шкале преимущество отдается понятию «порядок». И в целом нация так и не определилась, какая же система ценностей ей ближе», – отмечает Александр Даниэль.

Эксперт полагает, что в современном цивилизованном обществе, населенном свободными, уважающими закон гражданами, эти понятия не противоречат друг другу. «Но в российской традиции слово «порядок» – именно слово, а не понятие! – обычно противопоставляется свободе. И те люди, которых очень условно можно назвать «новыми сталинистами», отчетливо враждебны самой идее свободы. Эти настроения очень сильны в обществе», – подчеркивает правозащитник.

Поможет ли государство энтузиастам-одиночкам?

Александр Даниэль затруднился однозначно ответить на вопрос о том, насколько осуществима программа десталинизации. По его словам, многое будет зависеть от поведения российской бюрократии, которая, организовав различные межведомственные комиссии, может «тихо похоронить как некоторые положения программы, так и все наше начинание в целом».

Из-за бюрократических проволочек до сих пор не осуществлен давнишний проект по созданию мемориального комплекса «Ковалевский лес» под Санкт-Петербургом. В тридцатые годы здесь войсками НКВД проводились массовые расстрелы невинных граждан по приговорам упомянутых «троек».
Теперь же согласование на создание мемориала получено от всех структур, кроме министерства культуры РФ, которое опасается, что новый исторический комплекс окажется на балансе этого ведомства.

Как правило, тысячи памятников репрессированным, мемориальные кладбища с массовыми захоронениями погибших в годы «Большого террора» и небольшие музеи по истории Гулага создаются на безвозмездной основе усилиями энтузиастов. Но для того, чтобы уберечь их от разрушения, необходимо придание им статуса государственных объектов истории и культуры. Без этого, – говорили участники круглого стола в петербургском Научно-исследовательском центре «Мемориал», – третья попытка десталинизации страны рискует закончиться неудачей, как и предыдущие две.

О других событиях в России читайте в разделе «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG