Линки доступности

Природа культа личности Сталина


«Эта книга не потеряется в потоке «сталинианы», потому, что она – особенная. Ян Плампер заглянул на «кухню» советской пропаганды, где готовится ее главный продукт – миф о «любимом вожде». Миллионы советских людей никогда не видели Сталина вживую, но были уверены, что «видели» его. О том, как и кем создавалась эта великая иллюзия, пишет Ян Плампер». Это – отзыв сотрудницы Института российской истории РАН Елены Зубковой на книгу «Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве». Недавно это книга вышла на английском языке, а русский перевод появился в московском издательстве «Новое литературное обозрение». Автор книги – профессор Берлинского университета Ян Плампер, получивший образование в США. Презентация русскоязычного издания состоялась в Европейском университете Санкт-Петербурга.

Санкт-Петербург особенно близок Яну Пламперу, потому что именно здесь он выучил русский язык, которым ныне владеет в совершенстве. С 1992 по 1994 год он проходил здесь альтернативную службу при петербургском обществе «Мемориал». Кстати, петербургские «мемориальцы» также принимали участие в презентации.

Эпиграфом к книге служат вынесенные на обложку слова самого автора: «Каким образом он завладел телами, душами и сновидениями людей Советского Союза и сочувствующих иностранцев остается загадкой и по сей день». Историк постарался найти ключ к этой загадке, исследовав, как создавался образ «вождя народов» и «лучшего друга физкультурников» в живописи, кинематографе и на передовицах советских газет 1933 – 1953 годов.

Ян Плампер пишет, что с конца 30-х годов «при создании всевозможных образов Сталина уже используется упорядоченная система признаков – канон, который с этого момента тщательно соблюдался, хотя продолжал эволюционировать». И иллюстрирует это одним наглядным примером: когда рядом изображались Ленин и Сталин, то «вождь мирового пролетариата» со временем все больше становился похож на этакого добренького сказочного дедушку, в то время как «отец народов» казался все более величественным и мудрым. Следил Сталин и за своим воплощением на киноэкране. Поначалу его изображал грузинский актер Михаил Геловани. Но когда после окончания войны Сталин начал прославлять именно русский народ, роль генералиссимуса поручили Алексею Дикому, в исполнении которого Сталин говорил без акцента, и это очень понравилось «прототипу». Но со временем роль вновь отошла к Геловани.

Работу Яна Плампера очень высоко оценили его российские коллеги. Первый проректор Европейского университета Санкт-Петербурга Борис Колоницкий в интервью корреспонденту «Голоса Америки» отметил: «По-моему, это очень большая и точная работа. Человек посмотрел очень много источников и умно их обработал, тонко и критически их интерпретировал. Я думаю, что с профессиональной точки зрения это очень интересно». Свою высокую оценку Борис Колоницкий обосновывает так: «Он показал, например, как работает газета «Правда». С одной стороны, это очень внимательный подсчет публикаций разных фотографий и иных изображений Сталина. Речь идет о собственно портретах Сталина, о групповых изображениях, о так называемых фоновых изображениях, где люди стоят на фоне бюстов, скульптур, портретов Сталина. И сами эти подсчеты очень много дают. Он говорит о появлении какого-то годового цикла публикаций портретов Сталина. Это одна сторона обзора. С другой стороны, Ян Плампер пытается выявить и какие-то закулисные механизмы. То есть, он анализирует просьбы разных редакторов газет опубликовать то или иное изображение, реакцию самого Сталина, либо его аппарата на эти просьбы. Показывает, как они фильтровали, дозировали, отбирали эти образы».

И Ян Плампер, и Борис Колоницкий отмечали на презентации, что для создания подлинного культа личности политика необходима сакрализация его образа, которая допускает только парадные портреты, но отвергает даже дружеские шаржи, не говоря уже о карикатурах. В то же время, в своей книге Ян Плампер упоминает, что и в сталинские времена существовали сатирические частушки о нем, анекдоты и карикатуры, но они распространялись подпольно, среди самых проверенных людей, ибо при обнаружении их авторам грозила смерть.

Развенчание образа «вождя всех времен и народов» происходило постепенно – частично после доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС, в большей степени – во времена горбачевской перестройки, еще больше – в 90-е годы. Сейчас наблюдается еще один период «реабилитации» Сталина, уже отчасти проходивший в брежневские годы.

В заключительной главе книги «Алхимия власти» есть парадоксальное утверждение: «Похоже, что лозунг сталинской эпохи «Сталин – вечно жив!» сохраняет сегодня ту же актуальность, какую он имел в прошлом. Исследователи еще долго будут выяснять, почему так случилось. Возможно, согласно некоторым предположениям, причиной было продолжение существования режима после смерти диктатора». И как антитезу автор приводит примеры Италии, Германии, и Румынии, где эпоха тоталитаризма закончилась со смертью диктатора и Японии, где личность императора Хирохито после поражения страны во Второй мировой войне была десакрализована. В России же этого до сих пор не произошло, поэтому помещенное на последней странице обложки высказывание живущего в Нью-Йорке художника Виталия Комара выглядит предостережением: «Если вы верите, что сталинизм может вернуться, не храните эту книгу дома. Иначе вы и ваши родственники окажетесь в ГУЛАГе».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG