Линки доступности

Взрыв на Октябрьской железной дороге


Во вторник в Петербурге, 4:20 утра по местному времени, во время прохода дрезины между станциями Броневая и Ленинский проспект произошел взрыв. Это событие стало главным заголовком новостей, хотя на первый взгляд оно не заслуживает внимания.

В самом деле, взрыв вырвал рельсы в диаметре примерно 1 метр на трассе Санкт-Петербург – Ораниенбаум. Движение поездов на этом пригородном направлении было не парализовано, а лишь временно приостановлено. Наконец, никаких человеческих жертв не было, лишь 37-летний машинист Константин Махунин получил травму лодыжки и был госпитализирован. Приведенное в действие взрывное устройство оценивается в тротиловом эквиваленте от 200 до 400 граммов. Взрывотехники предполагают, что это был пластик.

Для сравнения: по неофициальным данным, «Невский экспресс» в конце прошлого года был подорван семью килограммами тротила. Однако спикер Совета Федерации Сергей Миронов выступил с заявлением, что данный инцидент не следует недооценивать. Напомним, что Миронов делал достаточно жесткие заявления и после крушения «Невского экспресса», в частности он говорил, что запуск скоростного поезда следует осуществлять лишь после того, как будет получена полная информация на трассе Петербург-Москва.

Между тем, оценки того, что случилось на отрезке Броневая – Ленинский проспект весьма отличаются друг от друга. Как заявил во время брифинга официальный представитель следственного комитета Прокуратуры Российской Федерации Владимир Маркин, «появившаяся информация о террористическом акте, скорее всего, не соответствует действительности, хотя она, конечно, будет проверяться в рамках уголовного дела». Он добавил, что, «судя по картине преступления и предварительным данным следствия, злоумышленники преследовали совершенно другие цели».

В то же время, руководитель Северо-Западного направления на транспорте Анатолий Квашнин сообщил представителям средств массовой информации следующее: «Мы расцениваем произошедшее как теракт, и это основная версия».

Наконец, заместитель руководителя ФСБ Российской Федерации Владимир Кулешов выступил с интригующим заявлением о том, что «обнаружены следы людей, возможно, причастных к совершению преступления».

Между тем в отделе по связям с общественностью городской прокураторы Санкт-Петербурга и прокуратуры Ленинградского военного округа корреспонденту «Голоса Америки» вежливо, но решительно заявили, что информацией об инциденте они не обладают и посему давать комментарии не имеют права. Побывав на Балтийском, Московском и Ладожском вокзалах Северной столицы, корреспондент «Голоса Америки» убедился, что пассажиры не знают о том, что происходит на железнодорожных магистралях вблизи второго по величине города России. Полностью движение поездов на Балтийском вокзале было остановлено лишь до 9 часов: в 9 утра ушла скоростная электричка на Лугу, хотя дежурные по вокзалу мне рассказывали, что она двигалась с незапланированными остановками.

Мои собеседники на Балтийском вокзале подтверждали, что периодически появлялась информация о задержке поездов и направлении их на другие вокзалы, но причина называлась «технической». На Балтийском вокзале в этот день было заметно больше людей в милицейской форме, были привлечены подразделения даже с других регионов города. Но после того как около 16 часов по московскому времени движение поездов на Ораниенбаум было восстановлено в прежнем режиме – а именно эта ветка пострадала – информация о взрыве на железной дороге потеряла свою актуальность.

Почти. Дело в том, что во вторник в Рунете объявилась некая группировка, заявившая, что де, таким образом, национал-социалисты России отпраздновали языческий праздник «Громница». По заявлению организации, подобные действия будут продолжаться постоянно: «Мы будем сражаться с оккупационной системой до самой смерти».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG