Линки доступности

Итоги XIV Петербургского экономического форума


«Форум получился как минимум интересным. Приехали разные очень интересные люди. Все они принимали участие в обсуждении. Впервые в период выхода из кризиса мы обсуждали планы на будущее», – заявил президент России Дмитрий Медведев.

«Город собрал на этом форуме очень хороший урожай. Мы даже не ожидали, что итоги будут настолько масштабными», – сообщила журналистам губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Поводом для такого заключения стало подписание концессионного соглашения по Орловскому тоннелю.

Вообще-то, тоннель под Невой, призванный несколько разгрузить мосты над главной водной артерией Северной столицы, может представлять интерес только для самих петербуржцев, и для подписания документов по этому проекту не обязательно было дожидаться международного экономического форума. Поэтому корреспондент «Голоса Америки» обратился к экономическим обозревателям Петербурга и Москвы с просьбой дать свою оценку итогов XIV ПЭФ (Петербургского экономического форума).

Преподаватель факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Станислав Ткаченко считает, что нынешний форум не совсем отвечает понятию «международный», ибо, по ходу дискуссий главное внимание уделялось проблемам российской экономики: «Мы узнали многое о местных технических проблемах, например, связанных с рынками Франции, или о продукции стран так называемого «третьего мира». Но главная тема предыдущих форумов – то есть исследование экономик развивающихся стан, и рассмотрение схожих тенденций в экономике стран СНГ и государств Юго-Восточной Азии – по ходу нынешней встречи обозначена не была», – считает Станислав Ткаченко.
Его коллега – Дмитрий Евстафьев – расслышал во вступительной речи российского президента некие сигналы крупному международному бизнесу:

«Я услышал в этой речи посыл о том, что руководство страны будет благосклонно взирать на стратегические планы западных компаний по инвестициям в Россию». Свои наблюдения Дмитрий Евстафьев объясняет объявленным сокращением списка стратегически важных предприятий, в первую очередь в топливно-энергетическом комплексе и в финансовом секторе экономики России и в части машиностроительного сектора.

Кстати, именно этот аспект российские эксперты склонны оценивать, как самое негативное последствие экономического кризиса для России. По их мнению, это чревато недостатком государственного финансирования наиболее важных отраслей экономики страны.

Экономический эксперт Андрей Заостровцев вообще не склонен преувеличивать значение XIV Петербургского экономического форума:

«Были некоторые интересные выступления, например речь Алексея Кудрина, хотя его высказывания о повышении пенсионного возраста в России ни для кого секретом не являются». Вообще, считает Андрей Заостровцев, события, подобные Петербургскому экономическому форуму запоминаются, в основном, благодаря громким заявлениям, которые быстро забываются, и подписанию нескольких контрактов, которые были согласованы заранее.

«Поэтому, ПЭФ – это своего рода пиар площадка, где подобные договоры подписываются», – считает собеседник «Голоса Америки». Кстати, по его мнению, активно раскручиваемому, прежде всего, в российских СМИ центру «Сколково», далеко до калифорнийской Силиконовой долины, а самому Петербургскому Экономическому Форуму – до знаменитого Давоса.

Речь министра финансов Российской Федерации Алексея Кудрина показалась интересной ещё одному собеседнику «Голоса Америки» – редактору отдела экономики журнала «The New Times» Дмитрию Докучаеву, потому, что оно контрастировало с общей оптимистической тональностью, преобладавшей в павильонах «Ленэкспо».

«Тон этому безудержному оптимизму дал в своем выступлении Дмитрий Медведев, который посвятил свою речь светлому модернизационному «завтра» российской экономики, а после этого, большинство участников подхватило такой тон, уделяя мало внимая тем проблемам, которые сегодня существуют в финансовой и в экономической сферах», – считает Дмитрий Докучаев.

В то же время министр экономики России в своем выступлении привел несколько впечатляющих цифр, отмечает московский эксперт. В частности, внутренний валовой продукт России за 2010 год на 21% ниже того, который должен был бы быть по докризисным планам правительства. А в следующем году этот разрыв составит 24%. «Вдумайтесь – финансовый объем российской экономики стал почти на четверть меньше, чем он был два года назад», – подчеркивает редактор отдела экономики журнала «The New Times». По его мнению, это непосредственным образом повлияет и на бюджет, и на социальные статьи расходов, и на «замечательные инновационно-модернизационные планы, которые пропагандировали многие другие ораторы».

Также Дмитрий Докучаев отметил, что если провозглашенный дефицит бюджета очистить от сумм, подверженных топливной конъюнктуре, то он составит 13,5%. «Это очень тревожные данные», – считает экономический эксперт. И, наконец, отмечает Дмитрий Докучаев, в пенсионном фонде России имеется «дыра» в 1 триллион рублей. А значит, что эта сумма погашается из государственного бюджета. «И дальше, в силу демографических причин пенсионеров в России будет все больше, в то же время работающих будет становиться все меньше, и где-нибудь к 2035 году соотношение работающих и пенсионеров будет один к одному. Никакое государство выдержать такое соотношение просто не сможет». Это – самые серьезные проблемы, которые имеются у российской экономики, подчеркнул Дмитрий Докучаев. Он отметил, что они были озвучены лишь в выступлении Алексея Кудрина. Но никаких серьезных рецептов по преодолению данной ситуации XIV Петербургский экономический форум не дал, «хотя именно этой теме и стоило посвятить львиную долю заседаний, выступлений и комментариев экспертов», – заключил собеседник «Голоса Америки».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG