Линки доступности

Рахманиновский фестиваль в Санкт-Петербурге

На сцене государственной академический Капеллы Санкт-Петербурга проходит музыкальный фестиваль, посвященный 140-летию со дня рождения Сергея Рахманинова

Грандиозные мероприятия, приуроченные к юбилеям великих, выдающихся или просто известных деятелей культуры – не редкость. И, как правило, устроители выбирают для этого дату, кратную пятидесяти или ста годам. Но организаторы рахманиновского фестиваля поступили иначе.

Ведь Рахманинов, подчеркивает заместитель генерального директора по развитию санкт-петербургской Капеллы Федор Романов, занимает особое место в русской музыкальной культуре ХХ века. «Поэтому мы, – продолжает Романов, – проводим такие фестивали каждый пять лет».

Музыка, живопись и фотографии

В рамках нынешнего фестиваля звучали и Литургия святого Иоанна Златоуста, и симфоническая поэма «Колокола» на стихи Эдгара По, и Второй концерт для фортепиано с оркестром, и романсы Рахманинова.

Впрочем, музыкой дело не ограничилось. В рамках фестиваля проходят две выставки – живописных работ и фотографий. Причем некоторые картины, представленные на первой выставке, создавались непосредственно в ходе концертов на сцене Капеллы.

Федор Романов рассказал корреспонденту «Голоса Америки» краткую предысторию этой выставки. По его словам, летом прошлого года во дворе Капеллы прошел Open Air, в котором приняло участие немало художников.

«Там, – рассказывает замдиректора, – звучала музыка Рахманинова в исполнении многих музыкантов; художники творили, а затем – на основе этих работ и произведений некоторых других художников, которые не смогли тогда прийти (во двор Капеллы – А.П.), но прислали свои работы, и была собрана эта выставка».

Представлены на выставке и новые работы Георгия Ковенчука и Светланы Симиной, написанные в концертном зале Капеллы во время открытия фестиваля.

«Музыка российских просторов» – так называется фотовыставка. Представлены на ней пейзажные снимки различных регионов России.

«Петь Рахманинова в Америке – огромная честь»

На вопрос корреспондента «Голоса Америки» – какое место музыка Сергея Рахманинова занимает в современной культурной жизни его родной страны? – ответила заслуженная артистка России, заведующая кафедрой камерного пения санкт-петербургской Консерватории Мария Лютько.

«Мне, – рассказывает она, – довелось быть первой в Петербурге исполнительницей двух молитв Рахманинова. Это музыка, которая не вошла в 38-й опус и которая в советской России не была опубликована.

В свое время их опубликовала в Америке Нина Кошиц – певица, которой Рахманинов посвящал свои последние вокальные произведения. Это были молитвы на стихи К.Р. «Научи меня, Боже, любить» и «Все хочет петь и славить Бога». И я часто включаю эти молитвы в свои концерты».

Мария Лютько убеждена: для профессиональных музыкантов и для настоящих меломанов музыка Рахманинова имеет непреходящее значение в силу своей «предельной открытости, чистоты и почти небесного контакта».

Между тем широкая публика, продолжает певица, знакома с творчеством великого русского композитора в основном благодаря Второму концерту для фортепиано с оркестром. «Это действительно волнующая музыка, которая является, скажем так, символом «России, которую мы потеряли», – считает Мария Лютько.

Певица – постоянная участница международного фестиваля русской музыки имени С.В. Рахманинова, проходящего в Бостоне. «Мне кажется, – признается она, – это – очень важное музыкальное событие. Туда съезжаются хоровые коллективы со всей Америки, а также приглашенные солисты. Я приглашена и на следующий фестиваль, который, возможно, будет проходить не только в Бостоне, но и в Нью-Йорке».

«Для меня, – продолжает Лютько, – петь Рахманинова в Америке – огромная честь. Кроме того, я считаю, что многих поворотов в американской музыке – как классической, так и эстрадной, в том числе и киномузыки – не было бы без мелодики Рахманинова, без его эстетики оркестровки. Поэтому Рахманинов – крупнейшая фигура не только в русской, но и в американской, и в мировой музыке».

Великий пианист и меценат

Преподаватель кафедры истории русской музыки санкт-петербургской консерватории Михаил Алейников посвятил творчеству Рахманинова свою кандидатскую диссертацию. Музыковед убежден: существовал «разительный контраст между его (Сергея Рахманинова – А.П.) блестящим внешним положением и глубоко переживаемой им внутренней драмой изгнанника».

«После Октябрьской революции, – констатирует Алейников, – Россию покинули десятки и даже сотни первоклассных музыкантов, но столь блестящую — в том числе в финансовом отношении! — карьеру, подобную рахманиновской, удалось сделать очень немногим. Более того, никогда прежде Рахманинов не был так прекрасно материально обеспечен.

Сам он в шутку называл себя «буржуем». Казалось бы — чего же боле? Однако можно не сомневаться, что великий музыкант с радостью променял бы все богатства мира на возможность жить в горячо любимой им России».

Исследователь продолжает: в первые годы на Западе Рахманинов испытывал творческий кризис.

Сам композитор признавался: «Уехав из России, я потерял желание сочинять. Лишившись родины, я потерял самого себя»
.

Лишь в 1926 году Рахманинов возвращается к активному творчеству, и, как отмечает музыковед, «все шесть поздних опусов не просто принадлежат к лучшим творениям Рахманинова, но являются подлинными шедеврами мировой музыки! В них, кстати, отразились и новые веяния, в частности, получили своеобразное и тонкое преломление джазовые ритмы и интонации. Эта музыка могла появиться только в XX веке».

Михаил Алейников отмечает: «Именно в зарубежный период Рахманинов-пианист получил всеобщее признание и был по праву признан лучшим пианистом в мире, наследником Ференца Листа и Антона Рубинштейна. И это, конечно, не случайно. Ведь именно в зарубежный период произошло окончательное формирование его исполнительского стиля, а главное — сложился его концертный репертуар».

«Блестящие успехи на фортепианном поприще, – продолжает свой рассказ Алейников, – позволили Рахманинову не просто стать обеспеченным человеком, но — что особенно важно! — щедро оказывать помощь другим. Благотворительная деятельность Рахманинова, имевшая масштабы исключительные, поистине огромные, заслуживает особого внимания.

Я не знаю ни одного другого великого музыканта, сделавшего столько добра… Рахманинов, безусловно, был одним из самых великих патриотов России и одним из лучших, благороднейших людей своего времени».

Популярная классика

Не секрет, что широкому кругу слушателей, как в России, так и за рубежом, знакомы и эстрадные обработки некоторых сочинений Рахманинова – например, уже упомянутого Второго концерта. Еще в 1975 году американский певец и музыкант Эрик Кармен записал композицию под названием All By Myself, в основу которой было положено Adagio sostenuto – центральная часть концерта. Впоследствии свои версии этой баллады выпускали многие звезды мировой поп-музыки.

«Нет ничего дурного, – считает Федор Романов, – в том, что самые гениальные произведения из числа наследия классической музыки становятся достоянием музыки популярной».

Важно лишь, убежден Романов, чтобы при этом не искажалась сущность классических произведений. Впрочем, уточняет музыковед, «такие вещи очень трудно испортить. Сильная энергетика и великая смысловая нагрузка классических произведений не позволяют их исказить».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG