Линки доступности

40% россиян готовы наказывать за использование иностранных заимствований в русском языке

«Дауншифтинг, букинг, скайдайвинг, вошинг, клининг… Да что с вами, россияне! Говорите по-русски!», – недавно возмущался в приватной беседе с автором этого текста преподаватель филологического факультета МГУ им. Ломоносова. Видимо, его слова были услышаны на высшем уровне, потому что вскоре после этого на рассмотрение Госдумы был вынесен законопроект, предполагавший наказание штрафом за публичное использование иностранных слов, имеющих полноценные русские аналоги.

Законопроект не было одобрен, однако может быть возвращен для повторного рассмотрения. Об этом свидетельствует поддержка, которую эта инициатива встретила в обществе: согласно данным недавнего опроса фонда «Общественное мнение», около 40% респондентов считают возможным назначение наказаний за использование заимствований, а 45% убеждены, что иностранные слова обедняют русский язык.

Напоминаем, согласно предложенному депутатами от ЛДПР законопроекту, в законе должны быть предусмотрены штрафы в размере от 2,5 тыс рублей для физических лиц до 50 тыс рублей для юридических лиц за любое «нарушение норм современного русского языка».

Из содержания законопроекта также следует, что ответственность будет наступать в случае публичного распространения информации на государственном языке Российской Федерации» с использованием «иностранных слов и выражений, не соответствующих нормам русского литературного языка и имеющих общеупотребительные аналоги в русском литературном языке, вне зависимости от целей и формы такого распространения». Впрочем, члены фракции «Единой России» выступили против принятия законопроекта, отметив, что «вычистить весь русский язык от таких заимствований невозможно».

Война с ветряными мельницами

Действительно, ориентация российского общества на западные образцы стала причиной многочисленных заимствований в языке, многие из которых можно счесть лишними. Пилота легко переименовать в летчика, менеджера – в управляющего, а уж слова типа «вошинг» и «букинг» кажутся тем более ненужными.

Но можно ли пытаться избавиться от лишних заимствований законодательным путем? Ответить на этот вопрос Русской службе «Голоса Америки» согласилась ректор Института иностранных языков Эмма Володарская.

«Я утверждаю как лингвист: любое обогащение языка идет не только внутренними источниками, но и внешними, и без заимствований ни один язык существовать не может, – заявила эксперт. – Если мы сегодня поставим перед собой задачу отказаться от всех заимствований в русском языке, то мы будем общаться только междометиями и отдельными словами». По ее словам, энтузиазм отдельных чиновников в этом вопросе свидетельствует о наличии у них «лингвистического патриотизма», который они, однако, понимают неправильно.

«Лингвистический патриотизм заключается не в том, чтобы отказаться от иностранных заимствований, а в том, чтобы употреблять их так, чтобы они стали своими элементами, – пояснила она. – “Богатырь”, “деньги”, “таможня” – сейчас мы не задумываемся о том, что это иностранные слова, настолько они нам знакомы и “переварены” нашим языком».

По словам Володарской, подобная борьба является тем более бесполезной, что на место английских и американских заимствований могут немедленно прийти, к примеру, китайские, свидетельствующие о близком сотрудничестве РФ с ее азиатским соседом. «Так что не стоит разбрасываться заимствованиями, ведь они делают наш язык богаче, – добавила лингвист. – Это свидетельство наших исторических контактов, нашей истории, нашей жизни вообще».

А что думают о проекте люди, которые ближе всего имеют дело с языком – журналисты и писатели? За ответом Русская служба «Голоса Америки» обратилась к литератору Дмитрию Быкову, который об инициативе депутатов ЛДПР отозвался куда резче, чем Эмма Володарская.

«Это вопрос исключительно в том, насколько это важно, а это совершенно неважно, так как Госдума имитирует законодательную деятельность и отвлекает на себя внимание, в то время, как ни в этой политике, ни в этом органе уже давно ничего не происходит, – заявил он. – Сейчас они запретят иностранные слова, а завтра – букву “ы”, а послезавтра – букву “х”, потому что с нее начинается известное слово, которое крепко приросло к известному нам человеку».

Писатель также согласился с Володарской в том, что избавить язык от заимствований полностью не представляется возможным, и добавил, что рассмотрение подобных законопроектов нужно лишь для отвлечения внимания общества от действительно важных проблем.

Образ врага

Чем же объясняется широкая, согласно данным «Общественного мнения», поддержка, которую законопроект встретил у населения? По мнению Эммы Володарской, это вполне может быть связано с антиамериканскими настроениями, которые наблюдаются сейчас в России в связи с международной политической обстановкой.

«Возможно, это действительно реакция на сегодняшнюю ситуацию минуты, – предположила она. – Были аналогичные примеры: немецкий язык очень тяжело осваивался в нашей стране после войны, и этот негатив был понятен, как и сегодняшний, но он прошел, а значит, пройдет и истерия против Америки».

По мнению Быкова, все объясняется куда прозаичнее: «Люди ничего этого не поддерживают, для них это такое фрик-шоу: они, как в известном анекдоте, платят деньги за наблюдение за определенной смешной прослойкой, занятой смешной и бесполезной деятельностью».

Единственное, что, по словам писателя, вызывает у него огорчение – это компрометация идеалов парламентаризма.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG