Линки доступности

Эксперты размышляют о конкуренции с Давосом, состояния экономик стран Запада, Китая и России, инвестиции и инновации

XVI Петербургский международный экономический форум прошел в пик самого популярного туристического сезона – «белых ночей». С 21 по 23 июня над Невой светило солнце, было довольно тепло, и гости города могли не только вести переговоры в дневное время, но и погулять в ночное. Что они от души и делали на вечеринках, устраиваемых Олегом Дерипаской, Михаилом Прохоровым и другим VIP-персонами мира политики и бизнеса.

Из-за хорошей ли погоды, по причине сокращения ли бюджета, или еще почему-либо, но программа форума на этот раз была сокращена на полдня, и в результате на утренние заседания в субботу остались только самые стойкие гости Форума, и, возможно, те, у кого не хватило времени на переговоры в первые два дня.

Нефть

Профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Филипп Ханин оценивает организацию форума весьма высоко. Он дважды побывал в Давосе, и считает, что «младший брат» самого известного экономического форума в мире по внешним показателям даже превзошел швейцарский курорт.

Что же касается содержательной стороны, то здесь, по мнению Филиппа Ханина, петербургский форум значительно уступает давосскому. «Было очень много интересных людей, велись замечательные дискуссии, но не было заключено ни одного громкого контракта, не было заключено ни одной по-настоящему крупной финансовой сделки», – сокрушается он.

Может быть, в этом виновата неблагоприятная экономическая конъюнктура в мире? Недаром бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин предрекал, что в ближайшее время стоит ожидать дальнейшего ухудшения ситуации на европейском рынке. Да и Россию, по его словам, ожидают нелегкие времена.

«Возможно, стоимость нефти упадет до 70 долларов за баррель, может на какое-то время и до 60-ти долларов. К этому России нужно готовиться, запасать прочность в виде финансовых резервов», – сказал Кудрин во время одной из дискуссий и посоветовал брать деньги в долг, «пока дают».

Преемник Кудрина на посту главы Минфина – Антон Силуанов – напротив считает, что бюджет страны выдержит значительное понижение цены на нефть. Так, бюджет на 2012-й год сверстан из расчета 92 долларов за баррель, 2014-го – 93 долларов, 2015-го – 95 долларов. «Конечно, самая благополучная обстановка будет при ставке в 115 долларов за «бочку», при более низкой цене, тренд будет нисходящим», - признает Силуанов.

Первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов рассказал, что кабинет министров в ближайшее время предпримет меры для смягчения негативных последствий: «На следующей неделе мы обсудим пакет антикризисных мер, которые будут применяться, если ситуация ухудшится».

Инвестиции

Редактор отдела экономики журнала The New Time Дмитрий Докучаев в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» отметил: «Специфика этого форума в том, что Владимир Путин и члены российского правительства, выступая перед иностранными инвесторами, всячески пытаются создать благоприятное впечатление о том, что происходит в стране, несколько затушевывая проблемы. Это – не совсем честная позиция, особенно в период, когда многие страны мира, включая Россию, испытывают нелегкие времена».

Дмитрий Докучаев признает, что западные капиталы в российскую экономику действительно идут, но есть и обратный процесс.

«Мы знаем, что с начала этого года до мая чистый отток капитала превысил 46 миллиардов долларов. В то время, как все прямые инвестиции, если мне память не изменяет, за год были оценены президентом Путиным в 25 миллиардов. То есть контраст между показателями разительный, и он, увы, не в пользу России», – замечает Докучаев.

С этим вынуждены согласиться и российские власти. В частности, министр экономического развития России Андрей Белоусов в кулуарах форума заявил: «Мы не можем мириться с тем, что отток капитала из России составляет 10 миллиардов долларов каждый месяц».

Андрей Докучаев отмечает также, что экономика России в настоящее время является зоной повышенных рисков, и те, кто ведет здесь бизнес, все чаще предпочитают выводить отсюда свои капиталы.

«Козырей, связанных с международным разделением труда, у России не так уж много, и новые не появляются, – продолжает эксперт. – Все по-прежнему: газ, нефть, энергетический сектор – это те сферы, которые более-менее интересуют международных инвесторов, и здесь они видят пристанище своих капиталов. Мы много говорим об инновациях, о хай-теке, о модернизации – но пока наши успехи здесь, если и существуют, то носят исключительно точечный характер, и говорить о массовых инвестициях в эти сферы российской экономики, к сожалению, не приходится».

Конец «китайского чуда»?

Один из круглых столов, вызвавших в рамках XVI ПМЭФ наибольший интерес, назывался «Эволюция или распад: исчерпала ли себя китайская экономическая модель?».

Эксперты указывали, что Китай, на которого возлагались большие надежды, как на альтернативу Западу и, прежде всего – США – находится на пороге демографического спада. Население там стареет, как и в Европе, а вот производительность труда значительно ниже и европейской и - тем более – американской. Кроме того, в Китае и в других странах развивающейся экономики у большей части населения довольно низкая покупательная способность, а значит, надежды на развитие внутреннего рынка, как на замену внешней торговли, не оправдываются.

Профессор кафедры институциональной экономики Санкт-Петербургского филиала «Высшей школы экономики» Андрей Заостровцев по этому поводу замечает: «Это – естественный процесс, и в отношении Китая этого давно ожидали. Тот экономический рост, который мы наблюдали в течение последних 25 лет, оказался более не возможен.“Китайское чудо” подходит к концу».

Андрей Заостровцев напоминает, что такой же путь в свое время прошла Япония, которая также переживала бурный рост, но затем стало ясно, что экономика не может развиваться только за счет фактора дешевой рабочей силы. В случае же Китая также сказывается падение спроса, прежде всего – в США – на производимую им продукцию.

В этой связи сомнительными представляются и надежды российского руководства на бурное развитие стран БРИКС. «Они экстраполируют прошлые темпы развития этих стран на будущее, - замечает Андрей Заостровцев. – Конечно, и у Китая, и у Индии есть потенциал, но это – экономики, как говорят специалисты, “догоняющего развития”. Они могут осваивать даже такие высокотехнологические виды продукции, как ноутбуки и автомобили, но это – далеко не передовой край науки и техники, и до последнего времени мы, в общем-то, не наблюдаем никаких китайских инноваций. В основном, эта экономика подражательная, а все инновации рождаются в Соединенных Штатах».

Что же касается уровня самого Петербургского экономического форума, то, по мнению профессора Заостровцева, он в достаточной степени уступает давосскому: «Достаточно сравнить уровень ВИПов присутствующих каждый год там и там, масштаб освещения этого события в мировой печати, а не только каналом “Вести-24”. Соответственно, по влиянию петербургский форум не стоит сравнивать с давосским. Разница между ними, примерно, как между LADA Priora и BMW представительского класса».

В следующем году Россия будет принимать саммит «Большой двадцатки». Предположительно, местом встречи G-20 будет Санкт-Петербург. Если саммит пройдет летом, то он, наверняка, оставит в тени очередной ПМЭФ, как это произошло в 2006 году из-за саммита «Большой Восьмерки».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG