Линки доступности

Для начала нужно перестать кормить их космическим «нафталином»

А нужно ли вообще пробуждать в нас эту страсть? Вот, что было написано в одной из статей, опубликованных в газете «Вашингтон Пост»: «Мы должны исследовать космос потому, что это – занятие для нас, людей. Мы – исследователи. Нам не хватает видеть только то, что окружает нас. Мы хотим знать, что там, за его пределами. Это – часть нашего ДНК». Следовательно, данная страсть запрограммирована в наших генах, верно?

Но в современном мире правят расчет и практицизм, нередко переходящий в цинизм. Люксовые автомобили, шуршащие по улицам, залитыми огнями дорогих магазинов и ресторанов, окна пентхаузов, выходящие на центральную часть Нью-Йорка, Лондона, или Москвы, счета в западных банках, способные удовлетворить самые немыслимые прихоти и фантазии, а главное – стремление все это получить. Разве это не является также частью человеческого ДНК и при том, увы, подавляющей остальные элементы человеческого генома?

Скорее да, чем нет. Но тогда тем более удивительно прочитать вот такие строки в вестнике и глашатае самого откровенного «мира чистогана» – журнале «Форбс». Они взяты из опубликованной там вскоре после посадки «Кьюриосити» статьи под названием: «Космос: все еще здорово после всех этих лет».

«Даже во времена глубоких социальных и политических расколов, - пишет автор статьи Дэвид Шайвиц, – в эпоху рефлексивного цинизма и «жареной» журналистики, исследование космоса, похоже, пробуждает в нас самые лучшие качества. Оно соединяет с одной стороны чувство изумления и трепета, вызываемое у нас космосом, а с другой - чувство радости от технологических достижений и человеческого единения вокруг задач, ради решения которых мы стремимся в космос».

«Неудивительно, – продолжает Шайвиц, – что так много предпринимателей «заболели» космосом. Среди них Джефф Безос, Элон Маск, Эстер Дайсон, Ричард Брэнсон и Пол Аллен. Это – дерзкая цель, требующая страсти, видения, решительности и, само собой, невероятно полных карманов».

«В то время, как некоторые предприниматели, например Маск, концентрируются на «научных и промышленных» аспектах космической деятельности, другие, подобно Брэнсону – на туризме, – отмечает Шайвиц. – Каждый из этих подходов имеет свою ценность. Космос – это, конечно, «последняя граница» и возможность увидеть оттуда Землю, пусть даже на несколько завораживающих мгновений, будет, безусловно, одним из наиболее глубоких и изумляющих эпизодов в жизни человека, которые он может сознательно для себя создать».

Пусть цель планета, иль комета, а все ж никак без госбюджета

Но, увы, даже самые богатые и прогрессивные предприниматели, не жалеющие собственных средств на космос, не могут обеспечить его масштабное исследование и освоение. Это слишком дорогостоящее и трудоемкое занятие, которое под силу только государствам. А государствами управляют политики, вынужденные прислушиваться к мнению налогоплательщиков, ибо налогоплательщики эти являются еще, по совместительству, и избирателями, решающими (в разных странах, конечно, в разной степени) судьбу данных политиков.

Таким образом, политики, думая о том, на что потратить государственный бюджет, хотят быть уверены, что статьи расходов понравятся избирателям. Социальные нужды, повышение зарплаты бюджетникам – практически беспроигрышный вариант. Но относятся ли траты на космос к тем, которые вызовут симпатии у населения? Это – большой вопрос, ответ на который будет зависеть от того, насколько грамотно политики подадут и «продадут» избирателям космическую деятельность. Анализ развития американской астронавтики, особенно с начала нынешнего столетия позволяет выделить три принципа, которые явно способствуют росту интереса и симпатии налогоплательщиков к исследованию и освоению космоса.

Принцип первый: нет «нафталину»!

В одной из недавних статей на космическую тематику, опубликованных в газете «Вашингтон Пост», был такой вопрос: «Смогло бы в наши дни видеоизображение размытых фигур астронавтов, сомнамбулически передвигающихся по Луне, так же захватить наше воображение, как 40 с лишним лет назад?» Вопрос «повис в воздухе», но ответ на него был дан историей. Третью пилотируемую миссию на Луну в апреле 1970 года отказались транслировать уже все американские телеканалы.

Четырех походивших по Селене человек хватило, чтобы астронавты на ней стали вызывать у зрителей вместе с «телевизионщиками» не больше интереса, чем люди на Северном, или Южном полюсе. К тому же ни для кого уже не было секретом, что Луна – безжизненный мир, а потому от каждой последующей миссии «Аполлона» публика не ждала ничего, кроме увеличивающегося количества камней и образцов грунта, которые астронавты привозили на Землю (всего их доставили около полутоны). Дело дошло до того, что зрители звонили на телеканалы, отменившие повторный показ сериала «Я люблю Люси» в пользу трансляции выхода «аполлоновцев» на поверхность Луны, и возмущенно требовали не прерывать показ сериала из-за «лунных» репортажей.

Казалось, что космическая «лихорадка» ушла в прошлое вместе с программой «Аполлон», пока не наступило 6 августа 2012 года. В этот день на поверхность Марса опустился марсоход «Кьюриоисити». «Это было явление не того масштаба, как шаг Армстронга, - сказал в интервью «Ассошиэйтед Пресс» космический куратор Смитсоновского института Роджер Лониус, – но все равно чертовски захватывающе».

Впрочем, что касается сравнения масштабов, то это вопрос спорный. Выход Нила Армстронга на поверхность Луны смотрели 600 миллионов человек по всему миру, или каждый пятый житель Земли (численность человечества в конце 1960-х годов не превышала 3-х миллиардов человек). Может, смотрели бы и больше, но телевизор в те времена был не у всех. А к посадке «Кьюриосити» на Марс проявили интерес, по меньшей мере, 2 миллиарда человек, или почти каждый третий обитатель нашей планеты. Может быть, количество интересовавшихся этим событием было еще больше, если б сайт НАСА не «рухнул» под невероятным количество заходов на него (отказал после того, как данное число превысило 2 миллиарда).

Поговори со мною, марсоход!

«Кьюриоситимания» – так без преувеличения можно назвать чувство, охватившее американцев, а во многом и людей за пределами Америки после 6 августа. Поскольку марсоход – это очень «продвинутое» создание, он «завел» аккаунт в Twitter и сейчас у него там уже почти 1 147 000 «собеседников». Более того, среди них оказалась даже поп-дива Бритни Спирс.

«Итак, @MarsCuriosity, - обратилась она к нему через свой аккаунт @britneyspears, - Марс выглядит так же, как и в 2000 году?» К этому сообщению она «пристегнула» ссылку на свой клип, снятый в 2000 году: «Ой!... Я снова это сделала» (“Oops! … I Did It Again”). Напомним, что в нем Бритни, затянутая в красный латекс, танцует на воображаемой поверхности Марса вместе с прилетевшим туда астронавтом, и астронавт в конце танца дарит ей ожерелье из драгоценных камней.

«Кьюриосити», как истинный «джентльмен», конечно, не оставил без внимания письмо Бритни. «Привет Брит-Брит, – откликнулся он, – Марс по-прежнему выглядит, как надо. Может когда-нибудь астронавт и мне привезет подарок. Держу скрещенные дрели». «Кьюриосити», конечно, с удовольствием скрестил бы пальцы, но поскольку их у него нет, то пришлось – дрели. В Америке скрестить пальцы – это то же самое, что в России постучать по дереву.

Twitter – не единственное место «социальносетевой» активности «Кьюриосити». Присутствует он и в Facebook, где у него уже 370 000 поклонников.

Но почему «Кьюриосити» стал такой «звездой»? Вспомним, ведь это уже четвертый марсоход, который поехал по Красной планете. Первый был малыш «Соджёрнер» в 1997 году, после него – «Спирит» и «Оппортьюнити» в 2004. Если проводить параллели с темпами потери интереса широкой публики к «Аполлону», то на «Кьюриосити» уже никто не должен был бы обращать особого внимания.

И, тем не менее, ситуация диаметрально противоположная. И причина этого, как ни странно, кроется в словах Генри Ламбрайта, профессора общегосударственной и космической политики в Университете города Сиракузы, штат Нью-Йорк. По его мнению, несмотря на воодушевление, вызванное успешной посадкой и началом работы «Кьюриосити», люди хотят видеть такого же, как они сами, проникающего в космос за пределы околоземной орбиты. «Марсоход не может вдохновить так, как «Аполлон», потому что человек не в состоянии сопереживать роботу так же, как себе подобному»,– отметил он.

Однако в этом-то и кроется популярность «Кьюриосити». Он максимально «очеловечен» и не только с точки зрения совершенства его бортовых компьютеров и инструментов исследования. Вспомним, что марсоход этот постоянно сравнивали по весу и размерам с «Миникупером» - популярной городской машинкой. «Миникупер» – верный «конь» человека – на Марсе! Что сможет дать людям большее ощущение того, что недалек тот день, когда и «всадник» также ступит на поверхность Красной планеты.

Принцип второй: дайте почувствовать сопричастность

В том, что НАСА «свято» следовало и продолжает следовать этому принципу, кроется другая причина «кьюриоситимании». Прямая трансляция по общедоступному каналу НАСА прямо из центра управления полетом в Лаборатории реактивного движения (Jet Propulsion Lab - JPL) во время входа ровера в плотные слои марсианской атмосферы и приземления заставила каждого из смотревшего эти кадры почувствовать себя буквально «пассажиром» марсохода. А если так, то можно ли больше переживать за судьбу судна, пытающегося пройти сквозь рифы в безопасную бухту, чем когда находишься на его борту?

«НАСА смогло отлично показать, насколько рискованными были вход в атмосферу, спуск и приземление, – подчеркнул в интервью «Голосу Америки» Джон Логсдон, один из ведущих американских экспертов по космической политике. – Безупречная посадка ровера точно в заранее выбранное место произвела потрясающее впечатление».

«Общение» марсохода со всеми желающими в Twitter и Facebook (простите, что разрушаю сказку, но этим все-таки занимаются сотрудники JPL от имени «Кьюриосити», а не он сам) создают впечатление, что там, на Марсе «свой парень», с которым всегда можно по-приятельски поговорить, задать ему вопрос и получить ответ. А снимки Красной планеты, полученные с помощью «Кьюриосити» украшают страницы центральных американских газет. Сведения: сколько проехал, что пробурил, или прожег, что «увидел» публикуются и преподносятся подобно светской хронике. Ну чем не «звезда»?

И вот это очень, хоть, увы, не так часто встречающееся, человеческое сочетание величия и доступности еще больше «одушевляет» марсоход, давая почувствовать, что на Марсе все-таки посланник людей, а не их науки и техники. Это усиливает эмоциональную связь между «Кьюриосити» и теми, кто сейчас следят за его передвижением по Красной планете по голубым экранам, а также по электронным и печатным СМИ.

Ну и, конечно, не будем забывать, что НАСА дало возможность каждому желающему подростку оставить «отпечаток» своего «я» на марсоходах, включая «Спирит», «Оппортьюнити» и «Кьюриосити». Агентство предложило американским тинэйджерам придумать названия для этих роверов. Лучшие из присланных на конкурс названий были и даны марсоходам («Голос Америки» уже рассказывал об этом в статье: «НАСА: через игры - в космос!»).

Принцип третий: не будьте «буками» и «ботаниками»

И это - третья главная причина популярности «Кьюриосити». НАСА постаралось максимально облечь имидж марсохода в незатейливую, но броскую и жизнерадостную, в стиле «поколение Пепси» «одежду» поп-культуры. Одним из самых ярких элементов этой «одежды» стал ролик, подготовленный НАСА вместе с музыкально-танцевальным коллективом из Сиэтла под названием «Сатира» (Satire). Желающие могут посмотреть этот ролик на Youtube. Он называется «Мы - НАСА, и мы это знаем (Марс «Кьюриосити»)» [We're NASA and We Know It (Mars Curiosity)]. Если переводить это название с сохранением рэповского ритмично-задорного стиля выступления, то ближе всего, наверное, будет: «В НАСА, в космос мы летаем и отлично это знаем».

Этот ролик был выложен на официальном сайте НАСА в первые дни после посадки «Кьюриосити». Союз агентства и «Сатиры» создал произведение близкое по силе своей убедительности к шедевру. Во всяком случае, требовалось время, чтобы осознать - на экране все-таки не сотрудники JPL на своих рабочих местах (НАСА предоставило для съемок клипа центр управления полетами Лаборатории), а профессиональные артисты.

«Сатирой» дело не ограничилось. В JPL по случаю посадки «Кьюриосити» выступил известный рэпер Will.i.am, а марсоход передал с Марса специально написанную певцом для этого случая песню «Достань до звезд», которую с удовольствием прослушали собравшиеся в Лаборатории студенты. Will.i.am, известный, кстати, еще и тем, что активно пропагандирует науку и технику, был приглашен в JPL на посадку «Кьюриосити» вместе с актерами Уилом Уитоном (играл в телесериале «Звездный путь»), Сетом Грином и Морганом Фриманом.
Возможно, что благодаря НАСА произведениями эстрадных артистов смогу насладиться не только жители Земли, но и… представители инопланетных цивилизаций. В 2008 году, в день 40-летия известной песни «Битлз» под названием «Через Вселенную» (Across the Universe), агентство отправило эту песню с помощью радиоволн в глубины космоса.

«Ахиллес и черепаха» в космосе

Причины, по которым люди исследуют и осваивают космос, можно условно разделить на две группы: «земные прикладные» и «космические». В первую входят те, которые лежат в основе стремления решить с помощью космической деятельности земные задачи, в том числе: общий подъем науки и техники, укрепление обороноспособности, рост авторитета и престижа государства, как внутри страны, так и на международной арене и пр.
А во вторую входят причины для проникновения людей в космос (речь идет именно о пилотируемых полетах) для решения задач за пределами Земли. О них мы поговорим более подробно.

У человечества таких основных причин две: исследование космоса и колонизация космического пространства.

В первые десятилетия космической эры наука была важнейшей мотивировкой пилотируемых космических полетов. Понятно почему – искусственный интеллект космических аппаратов (КА) - роботов и их технические возможности были таковы, что они даже близко не могли решить те исследовательские задачи в открытом космосе, или на другой планете, которые были под силу человеку. Но прошло время и теперь мы видим на другом небесном теле КА, которые в состоянии изучать окружающую среду практически так же эффективно, как это делал бы человек, вооруженный теми же приборами и инструментами, что и данные аппараты.

Более того, современные тенденции развития науки и техники таковы, что к тому моменту, когда люди будут технологически готовы совершить с исследовательскими целями полет на другую планету, автоматическая техника в своем развитии будет всегда подходить к уровню, когда сможет в основном достичь на той же планете те же цели, но за гораздо меньшие средства и без какого-либо риска для людей. Это невольно вызывает в памяти известный с древности парадокс «Ахиллеса и черепахи», когда быстроногий Ахиллес (пилотируемая космонавтика) никогда не догонит черепаху (беспилотные КА, включая роверы), ибо, когда он пробежит сто шагов, черепаха проползёт десять шагов, и так до бесконечности.

Подобный парадокс приводит к необходимости переосмыслить мотивировку для крупных финансовых вложений в широкомасштабные космические программы, которые политики будут «продавать» налогоплательщикам и избирателям. Например, во времена президента Джона Кеннеди задача «обогнать русских в космосе» была достаточно веской причиной в глазах американской публики, чтобы поддержать «Аполлон».

Но подобная политическая мотивировка канула в прошлое и, судя по всему, следом за ней идет и научная. Роботы, их деятельность на других планетах способны вызвать у широкой общественности неподдельный интерес и при том общественность эта заплатит за данный интерес куда меньшие средства, чем за людей на тех же небесных телах.

Это означает, что теперь, объясняя публике, зачем вкладывать колоссальные средства в полеты людей в космос, на первый план следует ставить колонизацию, или расширение среды обитания человека. А объектами для такой колонизации могут быть только планеты, на которых возможно создать условия для жизни, приближенные к земным. Разумеется, при этом ни в коем случае нельзя забывать ни о научных, ни о ранее упомянутых «земных прикладных» причинах, по которым людям также нужно летать за пределы околоземной орбиты.

P.S. В одной из опубликованных в газете «Вашингтон Пост» статей, посвященных «Кьюриосити», есть такие строки: «Ровер уже выполнил свою величайшую миссию: он вновь разжег в людях «пламя» интереса к космическим полетам и науке в целом. «Марсианская научная лаборатория» (официальное название «Кьюриосити» - Ю.К.) вызвала общемировую жажду знаний о нашей галактике и тому, что за ее пределами».

Возвращаясь к отмеченным в статье трем принципам, которые помогут разбудить в людях «космическую страсть», нужно подчеркнуть, что главный из них все-таки первый: «нет нафталину!», или осуществление в космосе принципиально новых шагов. Принцип этот можно сравнить со сбором какао-бобов и изготовлением их них шоколада.

Вторые два - это превращение бруска шоколада в красивую фигурку. Такая фигурка, безусловно, привлечет к себе больше внимания покупателей, чем обычная плитка, но в любом случае она должна быть сделана из шоколада, а не из глины, чтобы иметь хорошие шансы быть проданной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG