Линки доступности

Космическому туризму 10 лет

  • Юрий Караш

Деннис Тито после приземления в Казахстане. 6 мая 2001 г.

Деннис Тито после приземления в Казахстане. 6 мая 2001 г.

Полет Денниса Тито стал одной из крупнейших политических интриг проекта МКС

Кто вы, первый космический турист?

Жил на свете человек по имени Деннис Энтони Тито. Родился он 8 августа 1940 года в районе Нью-Йорка под названием Куинс, в семье выходцев из Италии. Когда в космос запустили первый спутник, ему было 17 лет, а когда полетел Гагарин – 21 год. События эти и предопределили его профессиональные интересы да, в общем, и судьбу.

В 1962 году он получил степень бакалавра в области астронавтики и аэронавтики, а после – магистра в области науки и инженерных дисциплин. Затем Тито какое-то время работал в Лаборатории реактивного движения НАСА. Там он, в частности, занимался расчетом траекторий автоматических аппаратов для исследований Венеры и Марса. В 1972 году Деннис основал «Вилшайр Ассошиэйтс Инкорпорэйтед» (Wilshire Associates Inc.) – одну из ведущих компаний по оказанию услуг в области финансового и технологического консалтинга в Санта-Монике, штат Калифорния.

Интересно, что его новая сфера деятельности сохранила органическую связь с предыдущей. Он применял математические методы, которые прежде использовал в космической индустрии, для анализа рынка ценных бумаг. В 1974 году Тито разработал так называемый «Всеобъемлющий рыночный индекс Вилшайр» (Wilshire Total Market Index), именуемый еще «Вилшайр 5000». Представители Федеральной резервной системы (Центрального банка) США до сих пор используют этот индекс в качестве показателя состояния американской экономики.

Компания успешно развилась и через какое-то время Тито – ее владелец и президент – стал мультимиллионером. По состоянию на 2003 год «Вилшайр Ассошиэйтс» оказывала консалтинговые услуги по управлению активами объемом в 1 трлн долларов, непосредственно управляла активами объемом в 10 млрд долларов и обеспечивала 350 организаций аналитическим инструментарием. Казалось бы, все при Тито – живи и радуйся.

Но мечта о космосе не оставляла его. Стать профессиональным астронавтом не получилось. Как быть? Выход подсказал полет на «Мир» японского журналиста в декабре 1990 года, за который заплатила японская телевещательная компания «Ти-Би-Эс».

Первая попытка

В 1991 году Тито приехал в Москву провести переговоры с Главкосмосом по поводу возможности полета на «Мир» (заплатив за это деньги, разумеется). Но вот ведь выбрал время – вторая половина августа. Напомню – именно тогда в СССР произошла попытка государственного переворота. Когда Тито увидел на улицах танки, то мысль о полете на орбиту в его голове сменилась мыслью о полете назад, в Америку, и как можно скорее.

Так прошло еще около 10 лет. В конце 20-го – начале 21-го века то ли «МирКорп», то ли «Спэйс Эдвенчерс» помогли ему выйти на руководство Российского космического агентства и заключить с РКА договор о полете на «Мир» на коммерческой основе. Сколько он заплатил за свой полет? Это – коммерческая тайна, хотя как-то он обмолвился, что заявил Росавиакосмосу, что не выложит за свою миссию в космос ни цента больше, чем заплатила японская «Ти-Би-Эс» за полет своего журналиста (напомню – порядка 12 миллионов долларов).

Подготовка Тито к миссии на российскую станцию проходила нормально. И смотреть ему в 2000-м или в 2001-м году на Землю из иллюминатора «Мира», если бы Росавиакосмос и РКК «Энергия» не приняли решение свести комплекс с орбиты весной 2001 года. Уже после того, как станция закончила свой путь в Тихом океане, по России пошел анекдот: «Американскому миллионеру Деннису Тито вместо полета в космос предложили нырнуть с аквалангом к месту падения обломков “Мира”».

Может, другой бы и сдался, но не Деннис и не предприниматели – пионеры «космического туризма». Не удалось слетать на «Мир»? Что ж, в космосе летает другая станция – МКС. Почему бы не побывать там? По словам руководителя «Спэйс Эдвенчерс» Эрика Андерсона, в марте 2000 года он предложил Тито рассмотреть идею о полете на МКС. Через два месяца Деннис подписал контракт со «Спэйс Эдвенчерс». Та в свою очередь провела соответствующие переговоры с РКК «Энергия» и Росавиакосмосом, в результате чего в январе 2000 года Тито официально стал кандидатом на апрельский полет в качестве «туриста».

Росавиакосмос на грани «холодной войны» с НАСА

О том, что произошло дальше, рассказывают сухие строки доклада Подкомитета по космосу и аэронавтике Комитета по науке Палаты представителей США:

«Планируемый шестидневный полет господина Тито, за который он заплатил порядка 20 миллионов долларов, вызвал напряженную дискуссию между НАСА и Россией по поводу этого полета. Вот по каким причинам НАСА возражало против полета господина Тито:

1. Он не был подготовлен в достаточной степени, а потому его полет не отвечал требованиям безопасности;

2. Кто-то из астронавтов должен был бы выполнять при нем функцию «няньки» с тем, чтобы он не сделал что-нибудь такого, что причинило бы вред экипажу или ущерб космической станции;

3. Период сборки космической станции не был подходящим временем для прилета туда туристов.

Однако Россия со своей стороны настаивала, что по «Межправительственному соглашению» (об МКС – Ю.К.) имела право составлять экипаж по собственному усмотрению при условии, что этот экипаж будет адекватно подготовлен. Но главное – Россия хотела получить деньги господина Тито (курсив мой – Ю.К.).

... Выступая на слушаниях в Конгрессе 2-го мая (2001 года, как раз во время полета Тито – Ю.К.), администратор НАСА [Дэниел] Голдин заявил, что НАСА выставит России счет, если установит, что из-за полета Тито агентство понесло какие-либо дополнительные расходы. НАСА еще предстоит установить, имели ли место такого рода расходы, или же будет оно выставлять России счет».

Это – бесстрастные строки документа. Однако вокруг полета Тито кипели нешуточные страсти. В феврале 2001 года республиканец Шервуд Болерт – председатель Комитета по науке Палаты представителей – в своем первом публичном выступлении заявил, что не испытывает «избытка энтузиазма по поводу нашего друга, который заплатил 20 миллионов долларов, чтобы слетать в космос». «Не думаю, что мы готовы к этому», – подчеркнул он.

По мере приближения старта Денниса Тито тон американских законодателей крепчал. «Россия продемонстрировала в лучшем случае посредственную способность выполнять свои обязательства перед остальными участниками программы МКС, – отметил в середине апреля, всего за две недели до начала миссии Тито, член Палаты представителей республиканец Дэйв Уэлдон. – Временно добавляя в состав экипажа человека, не желаемого ими, Россия вновь проявляет себя неважным партнером. Вероятно, НАСА уступит нажиму России (послать на станцию Тито – Ю.К.), но не оттого, что одобряет этот полет, а лишь потому, что не может его предотвратить».

Однако наиболее жесткое заявление с Капитолийского холма последовало непосредственно перед стартом Тито. 25-го апреля Кристофер Бонд – председатель сенатского Комитета по ассигнованиям, который участвовал в формировании бюджета НАСА, обрушился с резкой критикой на Голдина. В своем официальном заявлении, по тону напоминающем речь британского премьера Черчилля в Фултоне, положившую начало «холодной войне», Бонд назвал решение НАСА согласиться с полетом Тито «капитуляцией». По его мнению, данный полет не только «еще больше подрывал уже пошатнувшийся авторитет программы МКС», «унижал МКС как лабораторию мирового класса» и «подвергал жизнь экипажа станции неоправданному риску», но также «вызывал серьезную озабоченность способностью России быть партнером по программе МКС».

Действия России, готовившейся отправить Тито в космос, Бонд назвал организацией «аттракциона для богатых туристов», который «нанес оскорбление всем американцам». Он поручил НАСА предоставить ему краткое изложение обязанностей каждого из партнеров по станции и вновь напомнил агентству, что оно несет главную ответственность за обеспечение безопасности полета комплекса.

Многие американцы и ЕКА тоже против

Любопытно, что многие представители американской общественности, судя по обилию писем, отправленных по электронной почте в адрес американской телекомпании «Си-Эн-Эн», также были против полета Тито: «Это – оскорбление для профессиональных астронавтов. Он – идиот. Он будет им мешать. Лучше бы он потратил эти 20 миллионов долларов (цифра, которая озвучивалась в СМИ как сумма, которую якобы заплатил Тито за свой полет – Ю.К.) на благотворительность, а не просадил их на свою увеселительную поездку. Только подумайте, сколько учебников можно было бы купить на эти деньги для детей, живущих в гетто (слово «гетто» использовано в цитируемом источнике – Ю.К.) и так далее, и тому подобное. Хуже того – он предатель, давший деньги бывшей коммунистической стране».

«Досталось» России и от европейских партнеров по МКС. Йорг Фестель-Бюхель – главный ответственный в Европейском космическом агентстве (ЕКА) за программу МКС и пилотируемые полеты (ушел с этого поста в 2004 году), в целом осудил планы Росавиакосмоса по отправке Тито на станцию, назвав их «безответственными». Он предложил прочим партнерам по МКС заблокировать полет «туриста». По словам Фестель-Бюхеля, у России не было права посылать «любителей» на орбитальный комплекс до тех пор, пока его надежность и безопасность не были обеспечены. В своем праведном гневе член руководящего состава ЕКА договорился до того, что обвинил Россию в нарушении «Межправительственного соглашения» по космической станции.

А было ли нарушение?

В действительности же все было так раз наоборот. Отправляя в космос «туриста», Россия выполняла обязательства, которые взяла на себя по основополагающим документам МКС: «Межправительственному соглашению» и «Меморандуму о взаимопонимании». Пункт 4 статьи 15 «Соглашения» гласил: «Партнеры стремятся свести к минимальному уровню расходы по эксплуатации космической станции». Пункт же 9.1 статьи 9 «Меморандума» утверждал, что «Стороны и другие партнеры по соответствующим Меморандумам будут стремиться к минимизации эксплуатационных затрат по космической станции (курсив мой – Ю.К.)». Стремясь хотя в какой-то степени покрыть эти затраты за счет частных средств, Россия как раз и минимизировала расходы по эксплуатации МКС.

Кстати, «Межправительственное соглашение» давало любому из участников программы МКС полное право включать в состав своих экипажей для полетов на станцию «третьих» лиц – не участников данной программы – в случае соблюдения трех основных условий:

1. Эти лица не должны создавать угрозу безопасности станции;
2. Они не должны помешать кому-либо из партнеров по МКС решать на ее борту свои задачи;
3. Любое использование этими лицами оборудования комплекса должно быть в мирных целях.

Почему же в таком случае ЕКА да и Капитолийский холм с НАСА считали, что Россия нарушила «Межправительственное соглашение»? Все дело в пункте 3 (а) статьи 9 данного документа. Он гласит: «В отношении любого предлагаемого применения пользовательского элемента государством, не являющимся Партнером или юридическим или физическим лицом, находящимся под юрисдикцией этого государства, необходимо предварительное уведомление всех Партнеров и своевременное достижение общего согласия (курсив мой – Ю.К.) между Партнерами через их сотрудничающие организации».

С точки зрения данных партнеров, в первую очередь – американских, Россия не столько стремилась своевременно достичь с ними общего согласия по поводу полета Тито, сколько просто поставила их перед фактом данной миссии.

НАСА не сдается

Впрочем, главное, что «задело» США, было, конечно, не это. Как уже отмечалось, если оценивать баланс прав России и Америки в рамках проекта МКС, то можно говорить лишь о равных правах этих стран на свои соответствующие сегменты, но не на станцию в целом. Что касается последнего, то тут приоритет Соединенных Штатов, зафиксированный, кстати, в вышеупомянутом «Соглашении», бесспорен. Таким образом, раздражение НАСА решением Росавиакосмоса «свозить» на международный орбитальный комплекс Тито – во многом обоснованная реакция «начальника» на несанкционированную самостоятельность «подчиненного».

Уже непосредственно перед стартом Тито НАСА сделало еще одну попытку если не воспрепятствовать полету Денниса, то, по крайней мере, ограничить свободу его перемещения по станции. Руководство агентства намеревалось выставить жесткое условие: ни при каких обстоятельствах Тито не может появляться в американском сегменте МКС. Это означало, что в ФГБ, стыковочный модуль «Юнити», а также в лабораторный модуль «Дестини» Тито путь был бы «заказан». Подобное требование возмутило Юрия Усачева – командира экипажа «Альфы», которому предстояло принять «исследователя-туриста» на борту комплекса. «Я командир станции, и мне решать, куда Тито может ходить, а куда – нет», – отрезал он. На этом вопрос о «границах» для Денниса внутри МКС был закрыт.

Неприятие руководством американского агентства полета «туриста» повлияло в каких-то нюансах даже на отношения внутри совместного экипажа МКС, когда на ее борту находились одновременно Тито, Талгат Мусабаев, Юрий Батурин, Джеймс Восс, Сюзан Хелмс и Юрий Усачев. Прощаясь перед посадкой в «Союз» для возвращения на Землю, Деннис обнялся с Сюзан Хелмс, потянулся к Джеймсу Воссу, чтобы также заключить его в объятия, но тот неожиданно отстранился, протянув Тито руку для рукопожатия. Все смотрящие в тот момент на экран в ЦУПе обратили на это внимание. Данный поступок Восса произвел впечатление чего-то мелкого и не очень достойного – человек в космосе, выступающий в роли представителя всей цивилизации, побоялся проявить излишек симпатии к товарищу по экипажу (и к тому же – своему соотечественнику), чтобы не дай Бог не рассердить бюрократов из НАСА, противившихся полету Тито.

Вместо эпилога

Полет Тито, как известно, закончился успешно. После него в космосе побывали еще 7 туристов, включая женщину, а один турист совершил два полета. Все эти миссии были осуществлены на кораблях «Союз», которые доставляли туристов на станцию вместе со сменными экипажами МКС. Туристы проводили там от недели до 10 дней, а после возвращались на Землю с экипажами, закончившими свою многомесячную вахты на борту комплекса. Ни НАСА, ни ЕКА, ни другие государственные органы США или Европы больше не пытались помешать России осуществлять «космический туризм».

Может быть, свою роль здесь сыграло ее ключевое значение для проекта МКС, но не исключено, что западные партнеры России поняли: полеты частных лиц в космос являются неотрывной частью его освоения, и препятствовать данным миссиям означает повернуть вспять процесс обживания внеземного пространства.

Материалы о США читайте в рубрике «Америка»

Новости из России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG