Линки доступности

Советская киноклассика: послание из 20-х годов


Кадр из фильма «Стачка»

Кадр из фильма «Стачка»

Эксперты размышляют о прозрениях Эйзенштейна и его соратников

Тулузская синематека во Франции отреставрировала два классических немых советских фильма, а американская кинокомпания Kino Lorber через свой бренд Kino Classics выпустила их сегодня на DVD.

На одном диске представлен революционный шедевр Сергея Эйзенштейна «Стачка», снятый в 1925 году, а в его бонусной секции можно увидеть 4-минутный первый фильм мастера «Дневник Глумова» и послушать комментарий французского киноведа, директора Тулузской синематеки Наташи Лоран. На втором диске – комедия Юрия Желябужского «Папиросница от Моссельпрома» 1924 года с участием Юлии Солнцевой (будущей жены и соратницы Александра Довженко) и Игоря Ильинского.

Корреспондент «Голоса Америки» обратился к видным экспертам-киноведам с просьбой прокомментировать релиз отреставрированных фильмов. По их общему мнению, «Стачка» – выдающееся достижение молодого Эйзенштейна, сравнимое с «Броненосцем Потемкин». Будучи ярким дебютом, эта лента воплотила революционный дух молодого искусства 20-х годов и оказала огромное влияние на мировой кинематограф. По новаторству киноязыка ее часто сравнивают с «Гражданином Кейном». Путин, Медведев, опричнина: перебирая исторические альтернативы

Что же касается «Папиросницы от Моссельпрома», то, по мнению экспертов, эта комедия развенчивает миф, что советское немое кино было сплошной политической пропагандой.

«Как я понимаю, у Тулузской синематеки довольно большой запас советских фильмов, – сказал в беседе с «Голосом Америки» российский историк кино Николай Изволов, заведующий отделом НИИ киноискусства. – В основном, они получены из Госфильмофонда. Все советские фильмы, снятые более чем 70 лет назад, являются общественным достоянием, и любая организация в мире может их выпустить в коммерческий прокат или на видеоносителях, не платя Госфильмофонду никаких отчислений. Как бы то ни было, советская киноклассика доступна всем интересующимся, и это можно считать благом».

«Советское авангардное искусство 20-х годов оказало огромное влияние на мировое кино, – продолжал Николай Изволов. – В «Стачке» впервые в центре оказывался новый герой, не персонифицированный, как это было раньше, а коллективный, герой – масса. Эйзенштейн не следовал догмам, их еще не было в середине 20-х, а скорее сам их создавал – в шаржированном, но вполне реалистичном изображении «классовых врагов» пролетариата, в трагедийном финале, который должен был возбуждать ненависть к «эксплуататорам». Что касается «Дневника Глумова», то этот крошечный фильм предназначался для показа во время знаменитого спектакля Эйзенштейна по пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Эйзенштейн показал себя отменным учеником Мейерхольда, а может, даже и переплюнул мэтра по части эксцентрики и буффонады».

«Стачка» – более смелый фильм Эйзенштейна, чем «Броненосец Потемкин», он наполнен энергией и энтузиазмом, – сказал «Голосу Америки» американский киновед Дэвид Бордуэлл, профессор киношколы Университета Висконсин-Мэдисон, автор двух популярных учебников по кино и многих книг, в том числе работы «Кинематограф Эйзенштейна». – «Стачка» дает живое представление о тогдашних театральных экспериментах режиссера, но остается совершенно кинематографичным опытом. Поразительно, как быстро он усвоил уроки европейского и американского кино и переработал их в очень творческом ключе. Это был самый смелый эксперимент в советском кино 20-х годов, продолживший путь для экспериментов Довженко и других. Сцена атаки на бастующих рабочих, и параллельный монтаж расстрела забастовщиков со скотобойней стали прорывом в визуальной экспрессивности».

Живущая в Канаде Маша Салазкина, преподающая в киношколе Университета Конкордиа в Монреале и автор недавно вышедшей книги о мексиканском периоде творчества Эйзенштейна, считает, что «Стачка» – лучший пример применения его теории «монтажа аттракционов».

«Он (Эйзенштейн) активно использовал такие популярные формы развлечения, как цирк, балаган, уличный театр, – отметила Маша Салазкина. – И «Стачка» предлагает удивительно много таких «аттракционов», когда смешных, когда страшных, как, например, забой быка. Эйзенштейн много экспериментировал в театре у Мейерхольда. Кстати, он был вынужден уйти из него из-за того, что его постановку пьесы Островского «Мудрец» («На всякого мудреца довольно простоты») посчитали циркаческой, чрезмерно эклектичной и экспрессивной».

«Папиросница от Моссельпрома» – романтическая комедия про красивую девушку (Юлия Солнцева), торгующую с лотка табачными изделиями у здания Моссельпрома. В нее влюбляются застенчивый бухгалтер, амбициозный кинооператор и важный американский бизнесмен. Вторым планом проходит Москва того времени с живыми приметами быта, запечатленными почти документально.

«Сказать по правде, «Папиросница» никогда не считалась большим явлением в искусстве, – подчеркнул Николай Изволов. – А Желябужский был на вторых-третьих ролях в советской режиссуре. Все в фильме немножко пародийно. Толстый чванливый американец, бухгалтер-Ильинский с повадками и мимикой под Чаплина, оператор-пижон в клетчатой кепке и с трубкой в зубах. Фильм довольно слабый, но как опыт коммерческого киностудии «Межрабпом-Русь» весьма любопытен, а как документальное свидетельство о Москве первой половины 20-х годов бесценен. Достаточно вспомнить кадр, где прачки полощут белье в Москва-реке у Кремлевской стены».

Маша Салазкина гораздо выше оценивает «Папиросницу», называя ее «одним из самых приятных и увлекательных фильмов раннего советского кино».

«До недавней реставрации «Папиросницу» нельзя было увидеть в больших залах, что обидно, – отметила Салазкина. – Пусть и легкая комедия, но очень умная и сложная работа, в некоторых аспектах так же ошеломляющая, как и «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова. Это «кино про кино», и присутствие американского бизнесмена лучше всего объясняется в контексте отношений «любовь-ненависть», существовавших между ранним советским и американским кино. Среди фильмов того времени «Папиросница» больше других стилистически напоминает американский фильм, что не осталось незамеченным и вызвало резкую критику советскими рецензентами. Американский промышленник пытается из московской торговки сотворить модную кинозвезду, и, надо сказать, Юлия Солнцева по гламурности не уступит голливудским дивам. Грубовато критикуя потребительскую культуру Америки, фильм одновременно как бы подмигивает зрителю в знак тайного признания магии Голливуда».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG