Линки доступности

Атомное соглашение с Россией вызвало в ЮАР бурные споры


Атомная электростанция в 30 километрах от Кейптауна (архивное фото)

Атомная электростанция в 30 километрах от Кейптауна (архивное фото)

Две страны планируют совместно развивать атомную энергетику в ЮАР

Южноафриканская Республика заключила с Россией соглашение о совместном развитии ядерной энергетики в стране, где около 3 миллионов жителей все еще не имеют доступа к электричеству. Однако у этого проекта стоимостью в миллиарды долларов есть и противники, которые считают его чересчур дорогостоящим и рискованным, а также настаивают на обеспечении большей прозрачности.

Из-за недавнего соглашения между Преторией и Москвой о партнерстве в области ядерной энергетики в Южной Африке разразился настоящий политический шторм.

22 сентября две страны подписали соглашение о стратегическом партнерстве в атомной сфере на полях конференции Международного агентства по атомной энергии в Вене.

Об этом соглашении пока мало что известно, однако ЮАР заявляет, что речь может идти о строительстве восьми атомных электростанций, генерирующих в общей сложности до 9600 мегаватт электричества.

Никто в ЮАР не спорит с тем, что стране нужно больше электроэнергии. По данным национальной статистической службы, не менее 11 процентов южноафриканских семей не имеют доступа к электричеству. Электросетевая инфраструктура страны работает на пределе своих возможностей, поскольку новые электростанции не строились уже десятки лет. Полугосударственная энергетическая компания Eskom пыталась запустить новую электростанцию на каменном угле, но ее открытие неоднократно откладывалось.

Однако, как в последнее время часто происходит в ЮАР, проблема заключается не в цели сделки, а в том, кто является ее участниками.

Главная оппозиционная партия страны «Демократический альянс» забила тревогу, требуя предоставить общественности больше информации о соглашении. Они ссылаются на проект соглашения, попавший в их распоряжение в прошлом году, где России предоставлялось право запретить ЮАР сотрудничество с другими поставщиками ядерных технологий.

Как отмечает член партии Лэнс Грейлинг, министр энергетики в «теневом кабинете» ЮАР, «Демократический альянс» крайне обеспокоен этим соглашением:

«У нас есть ряд возражений по этому поводу. Во-первых, совершенно не ясно, какова природа этой сделки. Правительство утверждает, что пока они просто подписали рамочное соглашение с Россией, и процесс закупок пока не начался. Однако нам не понятно, что именно содержится в этом рамочном соглашении, и их нежелание разглашать это вызывает серьезные подозрения».

Заместитель генерального директора правительства по атомной энергетике получил на этой неделе более десяти звонков с просьбой о комментариях, и ни на один из них не ответил.

Однако в письменном заявлении, распространенном пресс-службой президента, утверждается, что в атомной программе нет ничего «предосудительного», и президент тесно сотрудничает с кабинетом по вопросу о соглашении с Россией. Также в заявлении отрицается информация о том, что у России будет монополия на сотрудничество с ЮАР в области атомной энергетики.

Управляющий директор Ассоциации ядерной индустрии ЮАР Нокс Мсебендзи уверяет, что нет никаких поводов для беспокойства:

«Соглашение с Россией – это одно из многочисленных соглашений. Подобное соглашение было недавно подписано с Южной Кореей, а также планируется подписание соглашений с Китаем, Францией и другими заинтересованными сторонами».

Правительство ЮАР еще в 2008 году решило, что стране нужно развивать атомную энергетику. Сейчас в стране есть одна АЭС, и, по словам Мсебендзи, ее успешная работа является хорошим знаком:

«Мы ничем не отличаемся от любой другой страны мира, у которой есть и атомная, и угольная, и газовая и гидроэнергетика. ЮАР ничем не отличается от них. У нас были АЭС на протяжении последних 30 лет».

Однако в конечном итоге этот спор будут решать не инженеры – такие, как Мсебендзи. Атомная энергетика – очень щекотливый вопрос в силу связанных с ней расходов, рисков и последствий для экологии. И этот спор будет разворачиваться на трибунах парламента.

Грейлинг считает, что, если правительству нечего скрывать, оно должно поделиться подробностями сделки с законодателями:

«Мы в “Демократическом альянсе” не имеем ничего против атомной энергетики на идеологическом уровне. Мы считаем, что это хорошая технология, и, если проект будет доступным по цене и выгодным для страны, его нужно осуществлять. Однако, к сожалению, насколько мы можем судить по правительственным же документам, в том числе последней версии 20-летнего энергетического плана, есть серьезные опасения по поводу того, как это отразится на ценах на электроэнергию в плане ее доступности».

Эксперты полагают, что новая атомная электростанция не появится в ЮАР по крайней мере до конца следующего десятилетия (сейчас запуск намечен на 2030 год). Новая угольная электростанция Медупи должна быть запущена к концу этого года и принесет стране 4800 мегаватт электричества.

Однако к моменту своего открытия в декабре эта электростанция обойдется стране более чем в 10 миллиардов долларов. Конечная стоимость расширения сети атомной энергетики ЮАР пока не сообщается, но известно, что строительство АЭС, как правило, значительно дороже, чем строительство традиционных электростанций.

Однако, как подчеркивает Мсебендзи, с атомной энергетикой сопряжены дополнительные плюсы – такие как развитие промышленности и технологий, а также появление новых рабочих мест. По оценкам главы российской госкорпорации по атомной энергии «Росатом», соглашение позволит привлечь в ЮАР инвестиции в размере не менее 10 миллиардов долларов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG