Линки доступности

Джейк Джилленхол, «Исходный код» и мечта изменить прошлое


Кадр из фильма «Исходный код»

Кадр из фильма «Исходный код»

Актер побеседовал с корреспондентом «Голоса Америки»

В российский прокат вышел технотриллер «Исходный код» (Source code) начинающего британского режиссёра Дункана Джонса, сына рок-звезды Дэвида Боуи. Главную роль исполнил Джейк Джилленхол. Его персонаж Колтер Стивенс принимает участие в проекте «Исходный код». При помощи специальной компьютерной программы он попадает в тело другого человека в последние восемь минут его жизни для того, чтобы предотвратить теракт.

Галина Галкина: О чем ваш фильм «Исходный ход»?

Джейк Джилленхол: Ежедневно люди умирают, но, к сожелению, не все своей смертью. Люди давно мечтают исправить ошибку трагической смерти родных и близких, и «исходный код» может им помочь в этом. Он позволяет встретиться с ними в альтернативной реальности. И наш фильм как раз об этом.

Г.Г.: Объясните, пожалуйста, что значит это термин – «исходный код»?

Д.Д.: Это специальная компьютерная программа, активация которой ведет к созданию новых временных линий с помощью манипуляций квантовой физики.

Мой персонаж Колтер Стивенс обнаруживает, что его объявили погибшим на войне, а тело забрали военные. Доктор Рутледж, который изобрел «Исходный код», использовал его останки для реализации компьютерной программы, основанной на прогностической схеме-карте. Эта программа позволяет вселяться в тело некоего человека в последние восемь минут его жизни, при этом карта проникает в тело жертвы катастрофы. Стивенс — единственный участник эксперимента, который выдержал бремя такой миссии, благодаря редким мыслительным и психическим способностям.

Г.Г.: В фильме вы присутствуете практически в каждом кадре. Как вам удалось справиться с такой нагрузкой во время съемок?

Д.Д.: Мне нравилось уединение во время съемок. Но даже когда я сидел в контейнере и разговаривал с зеленым экраном, режиссер Дункан Джонс все таки был где-то рядом. Мы снимали шестиминутные дубли, и это было очень здорово. Обычно ты снимаешься с другими актерами, и, естественно, реагируешь на них, а на этот раз я в основном разговаривал с экраном. Но я знал, что в готовом фильме моей собеседницей будет Вера Фармига, которая играет Кэрол Гудвин – служащую организации доктора Рутледжа. Съемки в позде – когда ты все время работаешь в замкнутом пространстве – тоже были интересным экспериментом.

Г.Г.: Как вам работалось с режиссером Дунканом Джонсом?

Д.Д.: Дункан сделал процесс съемок очень интересным. Он придавал мне ощущение силы и власти. Ему хотелось, чтобы события в фильме становились более и более странными. Каждый раз, когда мне удавалось сделать это еще более странно, ему это ужасно нравилось. Я люблю таких людей.

Г.Г.: В фильме довольно много экшн-сцен. У вас не возникали трудности при их исполнении?

Д.Д.: В сцене прыжка с поезда был кадр, который Дункан сделал просто блестяще. Я надеюсь, он когда-нибудь разберет его по деталям и опишет. Для начала мне нужно было спрыгнуть с поезда. Ребята за меня волновались, но я им сказал: «Я все понял. Я спокоен». Но в итоге я сильно ушибся. Правда, с точки зрения самого процесса выполнения подобных трюков, я уже набрал большой опыт за время работы в других экшн-фильмах. Моя мама сценарист, отец – режиссер, да и у меня уже довольно большой опыт работы в кино. Я понимаю, сколько нужно приложить усилий, чтобы получилось что-то стоящее.

XS
SM
MD
LG