Линки доступности

Узник cовести Алексей Соколов

  • Кристина Крутилина

Раскрыть откровенно заказной характер уголовного дела в отношении известного правозащитника Алексея Соколова – такова цель пресс-конференции «Узник совести Алексей Соколов: технологии заказного дела». Она была организована Московской Хельсинкской Группой, движением «За права человека» и фондом «В защиту прав заключенных» и состоялась 21 апреля в Независимом Пресс-центре в Москве.

Алексей Соколов – член Общественной наблюдательной комиссии по Свердловской области, созданной Общественной палатой РФ, создатель и глава организации «Правовая основа» (выступающей против пыток и других форм жестокого обращения с людьми, находящимися в российских тюрьмах), автор сенсационного документального фильма «Фабрика пыток» о случаях нарушения прав заключенных в свердловских колониях. Также Соколов выступал организатором нескольких общественных расследований, вследствие которых виновные работники правоохранительных органов и тюремщики были наказаны.

В мае прошлого года Соколов был арестован оперативниками во время прогулки со своей двухлетней дочкой. Его обвинили в соучастии в ряде преступлений: в грабеже, в краже сейфа и разбое на предприятии «Уралтермосвар», в ходе которого были похищены сварочные аппараты и автозапчасти. Уже почти год правозащитника держат под стражей в Богдановическом СИЗО, судебный процесс продолжается до сих пор, хотя никаких доказательств, кроме показаний уже осужденных за аналогичные преступления якобы подельников Соколова, нет. Организаторы пресс-конференции уверены, что уголовное дело в отношении Соколова полностью сфабриковано. Организация «Международная Амнистия», объединяющая людей, выступающих за соблюдение общепризнанных естественных прав, признала Соколова «узником совести».

Лев Пономарев (исполнительный директор движения «За права человека», заместитель председателя правления Фонда «В защиту прав заключенных», член Московской Хельсинской Группы) обратил внимание на то, что еще до своего ареста Соколов обращался в прокуратуру с заявлением о том, что против него фабрикуют дело, но власти никак не отреагировали на это. Пономарев также выказал удивление по поводу того, как суд может полагаться на показания заключенных, которые ранее подавали письменные жалобы на давление со стороны тюремного начальства с целью добиться от них оговора Соколова. Журналистам были предоставлены копии заявлений сокамерников и «подельников» Соколова, где напрямую говорится о том, что заключенные обсуждают, как «сотрудники в больших погонах пытаются привлечь их к уголовной ответственности только лишь для того, чтобы остановить деятельность Соколова, который выявляет противоправные действия сотрудников Федеральной Службы Исполнения Наказаний (ФСИН) РФ».

Людмила Алексеева (председатель Московской Хельсинской Группы, председатель правления Фонда «В защиту прав заключенных») заявила, что у нее особенное отношение к этому делу, потому что Соколов – ее коллега. Она убеждена, что он подвергся преследованию именно в связи со своей весьма успешной правозащитной деятельностью. Соколов эффективно работал в качестве члена Общественной Наблюдательной Комиссии за правами заключенных по Свердловской области. Алексеева считает, что если не защитить Соколова от уголовного дела, то это – приговор всей Комиссии, потому что всегда найдутся люди, которым деятельность этого органа невыгодна: «А в случае, если мы хотим сохранить Общественную Наблюдательную Комиссию и, тем более – расширить ее полномочия, чтобы знать правду о происходящем не только в тюрьмах, но и в армии, в закрытых больницах, в детских домах, то Соколова необходимо вызволять».

Генри Резник (президент Адвокатской палаты города Москвы, член Общественной палаты РФ, член Московской Хельсинской Группы) охарактеризовал арест Соколова, как «наглый по форме и незаконный по содержанию». Он пояснил, что задержание возможно лишь в том случае, когда на обвиняемого прямо укажут очевидцы преступления, а Соколова арестовали в связи с показаниями возможных соучастников преступления, которые по закону являются отдельными процессуальными фигурантами. Хотя Резник и другие адвокаты высказались по поводу безосновательного заключения Соколова под стражу, это никак не повлияло на действия властей. Резник назвал дело Соколова «примером дискредитации независимости судебной власти». Он считает, что виной всему – местные организованные преступные сообщества. Привлечением общественного внимания к данному делу он надеется напугать их, «чтобы они расплатились своей властью».

Несмотря на то, что Элла Памфилова (председатель Совета при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека) обратилась к президенту Медведеву с просьбой разобраться с делом Соколова, и президент подписал соответствующую резолюцию, этот процесс не получил достаточного общественного резонанса. Ярким свидетельством этому является тот факт, что на пресс-конференцию в Независимом Пресс-Центре в Москве пришли всего трое журналистов.

XS
SM
MD
LG