Линки доступности

О социальных сетях и гражданской журналистике – эксперты Центра международной поддержки СМИ

ВАШИНГТОН – Цунами на Шри-Ланке в 2004 году. Массовое убийство студентов в Техническом колледже американского штата Вирджиния в 2007-м. Землетрясение в городе Чэнду в Китае в 2008, массовая гибель детей под развалинами зданий. «Арабская весна» 2010-го. Столкновения в Газе между боевиками ХАМАС и израильской армией в 2012, гибель мирных жителей.

Обо всех этих событиях мир подробно, в деталях, с фотографиями и видео узнал именно благодаря гражданам-репортерам – свидетелям событий, вооруженным мобильными телефонами, которые запечатлевали происходящее и рассылали кадры по всему миру.

Гражданскую сетевую журналистику в современном мире и ее роль в распространении информации обсудили эксперты в Центре международной поддержки СМИ в Вашингтоне. Круглый стол назывался «Роль гражданской журналистики в информационной революции».
«Пример тому – это видео с избирательных участков во время выборов в России, которые показали злоупотребления и подтасовки. И это заставило правительство прореагировать»

Анахи Айала Иануччи (Anahi AyalaIanucci), эксперт организации Internews, которая развивает независимые СМИ по всему миру, отметила, что благодаря социальным сетям и сетевой журналистке восприятие информации изменилось. Социальные сети изменили и отношения профессионального журналиста с его аудиторией.

«Аудитория теперь уже не только аудитория, она теперь состоит не только их пассивных слушателей и читателей, – сказала Иануччи. – Twitter – это уже не газета, ты делаешь re-Twit, ты им отвечаешь. Журналистам теперь недостаточно только публиковать свои материалы. Они должны быть вовлечены в диалог с читателем».

Иануччи рассказала, как в регионе, который она курирует для Internews, – в Африке – блогерами была создана программа «Ушахиди» (Ushahidi), позволяющая организовать и курировать информацию, поступающую из социальных сетей. В программе была необходимость – президентские выборы 2007 года в Кении были противоречивыми, за ними последовали межэтнические столкновения в различных частях страны.

«Тогда традиционные СМИ не могли добраться в те районы, где происходило насилие, – рассказала Иануччи. – Кенийские блогеры, находящиеся в Южной Африке и в городе Атланта в США, стали получать огромное количество информации из Кении от очевидцев событий, они буквально в той информации стали тонуть. И поняли, что у этих людей больше нет другого канала, по которому передавать информацию. Блогеры создали простую программу – «Ушахиди» (Ushahidi), карту «Гугл» – куда они могли помещать информацию, поступающую от очевидцев из страны. Люди посылали текстовые сообщения по своим мобильным телефонам. Так что местное население могло следить за развитием событий на карте, которая курировалась, где информация была организована».

Йехия Ганем (Yehia Ghanem), директор египетских программ Международного центра для журналистов (International Center for Journalists), рассказал, как социальные сети стали катализатором «арабской весны».

«Чем дальше в Египте развивались технологии и чем больше подавлялись права человека – тем более активными становились граждане-репортеры, – сказал он. – 6-го июня 2010 года в Александрии полицейские убили 28-летнего предпринимателя Халида Саида. И это преступление было записано не официальными СМИ, а простым гражданином. С этого началась революция, а сетевая журналистика достигла тогда своего пика».

Ганем считает, что первый пример гражданского репортерства в Египте – это фото убитого в 1981 году президента страны Анвара Садата, которое было сделано гражданским лицом и опубликовано через 21 год после его убийства.

На обсуждении в Вашингтоне также выступила Джейн Сассин, специалист в области медиа, один из авторов доклада о состоянии американской журналистики, подготовленного в 2012 году центром Pew Research. Сассин полагает, что гражданское репортерство создает и определенные проблемы – в первую очередь, для профессиональных журналистов, которые используют репортажи своих сетевых коллег.

«Как можно проверить достоверность этой информации? Особенно если – чтобы оградить безопасность автора – эти материалы приходят из анонимного источника, – отметила Сассин. Видеоматериалы можно легко подмонтировать – то есть тут нужно быть очень осторожными. И еще встает вопрос объективности граждан-репортеров. Зачастую они – активисты с обостренным чувством справедливости, их материалам не хватает сбалансированности, более широкого контекста. Со всеми этими сложностями профессиональные журналисты регулярно сталкиваются».

Однако, по мнению Сассин, гражданская журналистика все-таки способствует расширению объективности в информационном пространстве.

«Пример тому – это видео с избирательных участков во время выборов в России, которые показали злоупотребления и подтасовки, – напомнила Сассин. – И это заставило правительство прореагировать. А в обществе началось более открытое обсуждение проблемы справедливого голосования и коррумпированности властей».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG