Линки доступности

Лидия Шевцова об Олимпиаде-2014 как факторе международной политики

Президент США Барак Обама дал понять, что не намерен присутствовать на зимних Олимпийских Играх 2014 года. Как пояснили в Белом доме, прилететь в Сочи президенту не позволяет плотно составленный рабочий график.

Американскую олимпийскую делегацию возглавит бывший министр национальной безопасности Джанет Наполитано, в настоящее время возглавляющая Калифорнийский университет. Наблюдатели подчеркивают очевидное понижение уровня представительства по сравнению с предыдущими Олимпийскими Играми: на Олимпийских играх 2012 года в Лондоне делегацию США возглавляла первая леди Мишель Обама, а на белой Олимпиаде 2010 года в Ванкувере – вице-президент Джо Байден.

Первым среди западных лидеров решение не ездить на олимпиаду в Сочи принял президент Германии Йоахим Гаук. От комментариев по поводу мотивов своего решения он, однако, воздержался. На Олимпийских играх в Лондоне-2012 Гаук присутствовал. Визит в Сочи канцлера ФРГ Ангелы Меркель также под вопросом.

Не будет на сочинской Олимпиаде и президента Франции Франсуа Олланда, равно как и других высокопоставленных представителей французского руководства.

Президент Латвии Андрис Берзиньш выразил в минувший вторник желание посетить сочинскую олимпиаду, призвав не политизировать ее. Речь идет о соревнованиях спортсменов, а не руководителей государств, подчеркнул Берзиньш.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросил прокомментировать ситуацию ведущего исследователя Московского центра Карнеги Лилию Шевцову.

Виктор Васильев: Лилия Федоровна, о чем, на ваш взгляд, свидетельствует отказ западных лидеров ехать в Сочи?

Лилия Шевцова: На предыдущих Олимпийских играх (в Лондоне-2012 – В.В.) Обамы также не было, туда приезжала его супруга. Поэтому тут нельзя говорить об аксиоме – что на каждые Игры обязательно приезжают именно лидеры ведущих западных демократий. И Кремль даже может почувствовать, скажем так, определенную удовлетворенность от этого.

Но в целом, если мы соберем все признаки раздражения, которое вызывает политика Москвы в западном сообществе, пусть еще и не до конца открыто выраженное, не громогласное, то можно считать этот факт дополнением к тому, что нарастает тенденция, которая проявится более открыто, очевидно, уже в ближайшие месяцы. Это – недовольство политикой Кремля не только внутри страны, но, прежде всего, – растущей агрессивностью путинской внешней политики на международной сцене.

В.В.: Список высокопоставленных «отказников» может расшириться?

Л.Ш.: Думаю, да. В том числе – за счет премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, который внимательно следит за телодвижениями своего американского коллеги. Вряд ли мы увидим Кэмерона на Олимпийских играх в Сочи. А вот что касается Меркель, то, очевидно, она все еще думает, выжидает.

Она вообще не любит спешить. Но после того, как немецкий президент вполне наглядным образом выразил свое отношение и к путинскому режиму, и к сочинскому мероприятию, не исключаю, что вместо Меркель приедет, скажем, министр иностранных дел. То есть, в принципе, возникает ситуация, когда западные политические лидеры, не желая выражать раздражение Путиным открыто, тем не менее, вынуждены учитывать западное общественное мнение, мнение своих парламентариев, своего электората и выбирать гораздо более сдержанную позицию в отношении к Путину. Кстати, борьба Кремля с Евросоюзом за Украину стала еще одним «черным шаром» в эту корзину недовольства российским политическим режимом.

В.В.: Однако президент Латвии продемонстрировал другой подход к Сочи.

Л.Ш.: Конечно, единой политической линии нет ни в отношении к России, ни в отношении к Олимпийским Играм. Потому что западные лидеры и члены Евросоюза не выстраиваются во фронт по одной линейке. У каждой страны может быть свое мнение. Скажем, позиция Чехии, Сербии и Болгарии отличается от позиции Швеции и Литвы. Есть разногласия в отношении к путинской политике и внутри Балтийских государств. Эти различия определяются, прежде всего, не внутренними приоритетами, а экономическим балансом и зависимостью конкретных стран от России. Более зависимая от России Латвия проводит и более толерантную политику в отношении России. То же самое можно сказать о Болгарии. Одновременно есть страны, лидирующие в своей критике российской внешней и внутренней политики. Это – Литва, Польша и Швеция, которые стали архитекторами проекта «Восточное партнерство».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG