Линки доступности

Почетный президент Олимпийского комитета России считает обвинения Немцова необоснованными

«Олимпиада еще не началась, но новый олимпийский рекорд уже был поставлен – рекорд “распила”», – заявил сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Борис Немцов, открывая пресс-конференцию, посвященную коррупции при строительстве олимпийских объектов в Сочи. Соответствующий доклад был подготовлен им совместно с членом федерального Политсовета движения «Солидарность» Леонидом Мартынюком.

Главная претензия, которую авторы исследования предъявляют властям, заключается в незаконном присвоении средств, выделенных из бюджета на Олимпиаду. Изначально стоимость постройки олимпийских объектов, по данным Немцова и Мартынюка, должна была составить 12 миллиардов долларов, однако за несколько лет она выросла до 50 миллиардов.

«Сочинская олимпийская стройка – самая дорогая в истории Олимпийских игр», – заявил Борис Немцов в ходе пресс-конференции.

Из выделенных 50 миллиардов, по подсчетам политика, незаконным образом было присвоено около 25-30 миллиардов долларов – более половины суммы. С этой целью стоимость многих олимпийских объектов была, по мнению Немцова и Мартынюка, сильно завышена на бумаге. Особое недовольство у авторов доклада вызвало строительство дороги Адлер – Красная поляна, которая обошлась бюджету в 9 миллиардов долларов и стала самым дорогим объектом Олимпиады.

«Для примера: американская экспедиция НАСА на Марс обошлась в 2,2 миллиарда долларов», – отметил Немцов.

В докладе оппозиционный политик также указал, что на строительство многих объектов, в том числе и дороги, не был проведен государственный конкурс: «Девять миллиардов были без всякого конкурса выделены компании Владимира Потанина». Немцов заявил, что реализацию олимпийского проекта отличает «клановость» в подборе компаний-участников, «другими словами, строительство объектов в Сочи Путин доверил своим друзьям – Владимиру Потанину, Олегу Дерипаске, братьям Ротенбергам и некоторым другим».

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки», политик допустил, что подсчет уровня коррупции на строительстве в Сочи – это не факты, а оценки.
«Но эти оценки были получены двумя разными способами, – пояснил он. – Первый способ – это посмотреть, насколько выросла цена на Олимпиаду по сравнению с заявкой, второй – сравнить стоимость олимпийских стадионов разных стран из расчета на одного зрителя».

Немцов также добавил, что получить информацию об олимпийском проекте было крайне сложно, поэтому за их абсолютную точность авторы ручаться не могут, однако они сделали все, чтобы проверить все приведенные цифры и сведения.

«Не нарушения, а природные условия»

Почетный президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев по просьбе корреспондента «Голоса Америки» согласился ответить на выдвинутые в адрес властей Борисом Немцовым обвинения. По его словам, оценивать олимпийский проект пока вообще не представляется возможным, так как ни один его объект не готов, за исключением построенного компанией Владимира Потанина горнолыжного центра.

«То, что по многим позициям неправильно учитывали строительство в горном пласте, не учитывали глубины оползней и другие факторы, это факт, – признал Тягачев. – Общие слова вполне справедливы: стройка дорогая, ее нужно завершить, чтобы провести Олимпиаду на высочайшем уровне, но о затратах говорить сложно, для этого у нас есть специальная комиссия, которая учитывает все финансовые нарушения и излишества».

В числе других непредсказуемых случайностей при строительстве Тягачев назвал подводные воды.

«При возведении трамплинов не было учтено, что подводные воды будут смывать фундаменты, что вызвало незапланированное удорожание, – пояснил он. – Таких моментов много, и при желании можно назвать нарушениями эти подорожания из-за природных условий».

Однако сам почетный президент Олимпийского комитета убежден, что сейчас главной целью властей должно быть благополучное окончание строительства.

«Нужно работать, чтобы оставить стране международный курорт, – сказал он. – Это не значит, что не нужно ничего делать, напротив, обязательно нужно найти и наказать тех, кто что-то нарушил или не справился со своими обязанностями».

Отвечая на жалобу Немцова о том, что Счетная палата отказывается обнародовать данные о расходе средств на Олимпиаду, Тягачев пообещал, что эти сведения вскоре после ее проведения станут известны: «Это произойдет сразу же, как будет возможно».

Риски Олимпиады

Перечисляя риски, которыми, по мнению Бориса Немцова и Леонида Мартынюка, грозит проведение Олимпиады, Немцов и его соавтор отметили как возможность экологических катастроф из-за вырубки лесов, так и печальное будущее олимпийских объектов, большая часть которых, по их расчетам, практически не будет использоваться. В ответ на последнюю претензию Леонид Тягачев заявил, что Олимпийский комитет серьезно занимается этим вопросом.

«Три ледовых дворца – они разборные – будут переноситься в другие города, потому что, конечно, пять стадионов, которые будут работать во время Олимпиады, Сочи не нужны, – сказал он. – Стадион открытия нужен для будущего чемпионата мира по футболу, и еще один стадион нужен для концертов, для чемпионатов мира по фигурному катанию и для выставок».

По его словам, городу пригодятся и горнолыжные постройки и уникальная санно-бобслейная трасса.

«Кроме того, кое-что можно оставить и для летних Олимпиад», – отметил он.

Почему Сочи?

Именно этот вопрос Немцов и Мартынюк озвучили в самом начале своего доклада.

«Почему зимнюю Олимпиаду нужно проводить в самом теплом месте России?» – по мнению активистов, на этот вопрос ответа нет.

Однако Леонид Тягачев вызвался ответить на него, сообщив, что именно он является автором идеи о проведении игр в Сочи.

«Я эту идею предлагал три раза, в том числе и Ельцину, однако только Путин ее одобрил», – рассказал он.

«Дело в том, что от Сочи недалеко добираться до гор, – пояснил политик. – Кроме того, это раскрученный курорт, который иностранцы уже знают».

По мнению почетного президента Олимпийского комитета, все Олимпиады «начинаются с гор», так как там можно построить трамплины, санно-бобслейные трассы, а в Сочи «есть и горы, и море». Не последнюю очередь при решении вопроса о выборе места, по словам Тягачева, также сыграли планы властей по дальнейшему развитию города.

«В качестве наследия после Олимпиады мы сможем оставить курортную зону», – резюмировал он.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG