Линки доступности

Журналиста Гленна Гринвальда, транслирующего откровения Сноудена, требуют призвать к ответственности

Основным проводником информации, раскрытой пустившимся в бега бывшим сотрудником ЦРУ и подрядчиком Агентства национальной безопасности США (АНБ) Эдвардом Сноуденом, является американский журналист Гленн Гринвальд, работающий на британскую газету Guardian. Именно с ним связался Сноуден, предложив публиковать его скандальные разоблачения. Перелет Сноудена из Гонконга в Москву, где он пропал из поля зрения журналистов и, судя по всему, американской разведки, вызвал растущее возмущение американского политического истеблишмента. По мере того как законодатели все громче требуют «схватить и вернуть» Сноудена на родину для проведения суда над ним, сгущаются тучи и над Гринвальдом.

По крайней мере один конгрессмен – республиканец Питер Кинг из Нью-Йорка – призвал «привлечь к ответственности» и журналиста, транслирующего на весь мир откровения Сноудена.

В воскресной телепрограмме «Встреча с прессой» на канале NBC Гленн Гринвальд подвергся беспрецедентному допросу со стороны ведущего Дэвида Грегори. Словесная дуэль двух журналистов широко обсуждается в медиа-сообществе.

Завершая свое интервью с Гринвальдом, ведущий политического ток-шоу задал гостю неожиданный вопрос: «Учитывая, что вы занимаетесь пособничеством и подстрекательством в деле Сноудена, включая и его последние передвижения, почему нельзя предъявить обвинения вам, господин Гринвальд»?

Гринвальд назвал «экстраординарным» то обстоятельство, «что называющий себя журналистом человек может вслух рассуждать на тему, следует или нет других журналистов обвинять в совершении тяжких преступлений». Он заявил, что содержащиеся в вопросе Грегори «домыслы о пособничестве и подстрекательстве совершенно не подкреплены доказательствами».

Гринвальд, имеющий юридическое образование, напомнил, что задолго до его публикаций, основанных на предоставленных Сноуденом секретных документах, в Вашингтоне разразился скандал, связанный со сбором информации о телефонных звонках и электронной переписке журналистов агентства «Ассошиэйтед пресс». Он также напомнил о деле журналиста телеканала Fox, которого администрация Барака Обамы назвала «соучастником преступления», после того как тот опубликовал данные, полученные от источника в Госдепартаменте.

«Если вы принимаете эту теорию, это означает, что любой журналист в Соединенных Штатах, работающий с конфиденциальными источниками и получающий от них секретную информацию, – преступник, – продолжил Гринвальд. – Именно подобные теории создают в Соединенных Штатах климат, угрожающий журналистам, занимающимся расследованиями».

«Ну, по вопросу о том, кто является журналистом, в случае с тем, что делаете вы, можно спорить», – парировал Грегори.

Чуть позднее, уже после завершения своего выступления в телепрограмме, Гринвальд написал в своем микроблоге «Твиттер»: «Зачем правительству заниматься криминализацией журналистики, когда это делает Дэвид Грегори»?

Грегори затем ответил на этот выпад в эфире, назвав «проблемой» то, что «человек, называющий себя журналистом, возражает против того, чтобы другой журналист задавал вопросы». Грегори также обратил внимание, что «вопросы к Гринвальд» сначала появились не у него, а у законодателей.

Дискуссия в «Твиттере»

Консервативный обозреватель Эд Моррисей не увидел в вопросе Грегори ничего экстраординарного и назвал в своем блоге «большой натяжкой» обвинения в том, будто Грегори поддерживает юридические преследования журналистов. Однако большинство журналистов и экспертов по СМИ в обсуждении этой темы встали на сторону Гленна Гринвальда.

«Твиттер» весь день был буквально заполнен преимущественно негативными комментариями на вопрос Дэвида Грегори. Профессор Нью-Йоркского университета Джей Розен написал: Jay Rosen ‏@jayrosen_nyu: «Дэвид Грегори – это суть проблем Вашингтона».

Другой профессор журналистики, Джефф Джарвис, Jeff Jarvis ‏@jeffjarvis, считает, что, «если пресса когда и показала, сколь близка она правительству, это произошло в момент атаки Грегори на Гринвальда».

Журналист Эндрю Салливан Andrew Sullivan @sullydish отметил: «Дэвид Грегори был намного критичнее с @ggreenwald за то, то что он делал свою работу, чем с Диком Чейни за то, что тот свою работу не делал».

Либеральный телеведущий Кит Олберман Keith Olbermann ‏@KeithOlbermann написал: «Дэвид Грегори на знает разницы между Первой поправкой и заправкой для салата».

И уже в более философском ключе @FreedomofPress: «Новости – это только то, что кто-то где-то хочет скрыть. Все остальное – реклама».

«Пособничество и подстрекательство»

Клэй Калверт, юрист и профессор журналистики Университета Флориды, директор Проекта Первой поправки к Конституции имени Марион Брехнер, в интервью Русской службе «Голоса Америки» поставил перепалку Гринвальда и Грегори в контекст «прослеживамого в последнее время в США определенного тренда, который является очень разрушительным для свободы прессы».

«Правительство следит за звонками журналистов “Ассошиэйтед пресс”, следит за коммуникациями и даже передвижениями Джеймса Розена из Fox News, – напомнил эксперт. – И из этого, капля по капле, можно постепенно сделать вывод, что власти следят за прессой. Во время выборов нас убеждали, что эта администрация будет самой транспарентной в истории, а получается, что за прессой установлена слежка».

«Самая интересная часть их разговора – это когда Грегори использовал термины “пособничество и подстрекательство”, – продолжил профессор Калверт. – Я не думаю, что Гринвальд видит себя пособником Сноудена. Он считает, что он служит интересам общественности, что общественность имеет право знать правду. В США Гринвальд по закону защищен Первой поправкой к Конституции. Американская общественность должна понимать, что пресса должна добросовестно осуществлять надзор за правительством. Грегори мог бы задать этот вопрос по-другому, он имел право это сделать, но именно слова “пособничество и подстрекательство” и вызвали такую жаркую реакцию в обществе».

Журналистика без лицензии

Многие журналисты возмутились тем, что Дэвид Грегори подверг сомнению принадлежность Гленна Гринвальда к «журналистскому цеху».

Корреспондент журнала The Atlantic Молли Болл, выступая в эфире Национального общественного радио (NPR), отметила, что «одной из важнейших черт американского общества, свободного общества является то, что журналистика – профессия, которая не требует лицензии».

«Нет такого специального экзамена – как у юристов, например, – который ты можешь сдать и получить право быть журналистом, – сказала она. – Это такая неопределенная территория – например, являются ли блогеры журналистами? Получают ли “гражданские журналисты” защиту по Первой поправке к Конституции? Мне кажется, будет очень плохо для общества, если оно ударится в крайность – в ужесточение правил, в стремление к жесткому определению, кто получает, а кто не получает защиту по Первой поправке».

Известный радиоведущий NPR Брайан Лерер также считает, что Дэвид Грегори не в праве «решать, кто является, а кто не является журналистом, как будто бы ответ на этот вопрос в данном случае неоднозначен».

«Если Гринвальд только получил, отредактировал и передал информацию, которая казалась ему важной, и если он не помогал Сноудену избежать поимки властями – ответ на этот вопрос ясен, Гринвальд выполнял свою журналистскую работу, – отметил Лерер. – Так что мне кажется, Грегори сказал больше, чем он должен был сказать».

В том, что Гринвальд должен быть защищен Первой поправкой к Конституции США, уверен и профессор Калверт.

«Нам может не нравиться развитие всей этой истории, но Гринвальд не просил и не требовал от Сноудена, чтобы тот раскрыл ему государственные секреты – и поэтому журналист не нарушал закона», – сказал он «Голосу Америки».

Юридический прецедент

Профессор Калверт сослался на существующий юридический прецедент – принятое в 2001 году решение Верховного суда США по делу «Бартники против Воппера» (Bartnicki v. Vopper).

Тогда суд освободил радиостанцию от юридической ответственности за то, что та выпустила в эфир записанный на пленку разговор одного профсоюзного лидера с членами профсоюза о забастовке учителей. Истец утверждал, что разговор был записан на пленку нелегально. Однако суд постановил, что радиостанция не несет ответственности, так как ею не было совершено никаких противоправных действий для того, чтобы получить аудиозапись.

Это дело стало прецедентом для следующего правила: представители СМИ не несут ответственности за информацию, которую получают даже от тех, кто нарушает законы.

«Если журналист законным путем получает правдивую информацию, которую общественности важно знать, то он может публиковать эту информацию, – пояснил эксперт. – В противном случае правительство должно доказать, что действия журналиста привели к нарушению еще более значительных интересов. В данном случае – интересов национальной безопасности. Отвечает ли наказание Гринвальда интересам национальной безопасности? Администрации Обамы будет очень трудно доказать в суде, что является. Еще и потому, что администрацию Обамы уже критиковали за историю с “Ассошиэйтед пресс” и так далее. Уже рядовые, нейтральные журналисты видят, что власти подвергают прессу надзору, давлению. В обществе такой процесс может вызвать крайне негативную реакцию».

По мнению профессора Калверта, администрация Обамы «должна сконцентрироваться на том, чтобы Сноуден предстал перед американским судом, а не преследовать журналистов».

Герой или предатель?

Со своей стороны, Гленн Гринвальд в программе «Встреча с прессой» выразил мнение, что разоблачения Сноудена даже «отдаленно не ставят под угрозу национальную безопасность» США. Занимающий активную позицию журналист, в частности, подверг сомнению выдвинутые против Сноудена обвинения в шпионаже. По его словам, Сноуден «не работал на иностранное правительство».

«Он мог бы продать имевшуюся у него информацию за миллионы долларов и обогатиться, – заявил Гринвальд, – но он этого не сделал».

Сам Сноуден в интервью газете Guardian выразил надежду на то, что опубликованные им документы «вызовут среди граждан дебаты о том, в каком мире мы хотим жить».

«Моим единственным мотивом является проинформировать общественность о том, что делается от ее имени и что делается против нее», – добавил он.

При этом, по словам Сноудена, он «тщательно проанализировал каждый документ, чтобы удостовериться, что предание его огласке –действительно в интересах общества».

«Есть множество документов, которые произвели бы большое впечатление, – подчеркнул бывший агент ЦРУ, – но я их не опубликовал, потому что причинить кому-либо вред не входит в мои цели. Моя цель – открытость».

Многие американские политики, включая госсекретаря Джона Керри, называют Сноудена «предателем». Сам он, отвечая на вопрос, почему он пошел на такой риск, выступив со своими разоблачениями, сказал: «За эту страну (США – ред.) стоит умереть».

Между тем, пресс-секретарь Белого дома Джей Карни в понедельник подверг сомнению мотивы беглого разоблачителя.

«Утверждения господина Сноудена, будто он стремится поддерживать транспарентность, свободу прессы, защиту прав личности и демократию, не вяжутся с теми защитниками, которых он себе потенциально избрал, – заявил Карни. – Как видим, это Китай, Россия, Эквадор. Тот факт, что он не критикует эти режимы, показывает, что его подлинным мотивом изначально было нанесение ущерба национальной безопасности США, а не отстаивание свобод в Интернете и свободы слова».

Вряд ли, однако, это заявление будет последним словом Белого дома на данную тему. Размещенная на вебсайте Белого дома петиция с призывом к администрации США помиловать Эдварда Сноудена и провозгласить его «национальным героем» собрала на данный момент более 110 тысяч подписей. В соответствии с правилами, администрация должна рассмотреть любую петицию, набравшую более 100 тысяч подписей, и дать на нее ответ.
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG