Линки доступности

История Сноудена: что дальше?


Экс-подрядчик АНБ надеется получить временное убежище в РФ

История с бывшим подрядчиком Агентства национальной безопасности США Эдвардом Сноуденом получила неожиданное продолжение: 12 июля некоторые представители российских и международных правозащитных организаций получили подписанные им письма с просьбой явиться на встречу с ним в аэропорт Шереметьево, где Сноуден находится в течение нескольких недель.

На приглашение откликнулись адвокаты Анатолий Кучерена и Генри Резник, члены Общественной палаты Ольга Костина и Вячеслав Никонов, представители международных правозащитных организаций Human Rights Watch и «Международная амнистия» (Amnesty International) Татьяна Локшина и Сергей Никитин, а также российский омбудсмен по правам человека Владимир Лукин.

Встреча состоялась в 17:00 в транзитной зоне аэропорта, куда правозащитников пустили по одноразовым пропускам. В ходе нее Сноуден обратился к общественным деятелям с просьбой поддержать его обращение к президенту РФ Владимиру Путину: он намерен просить у российских властей временного политического убежища.

«Сноуден существует, он не фантом, и он действительно попросил политического убежища в России и просит правозащитников поддержать его», – заявил адвокат в комментарии журналистам.

Условие Путина

Напомним, ранее президент РФ Владимир Путин заявил, что Сноуден должен выбрать пункт конечного назначения и вылететь туда как можно скорее. В ответ на вопрос о том, готова ли Россия предоставить ему убежище, Путин ответил, что для этого Сноуден обязан соблюсти единственное условие – прекратить свою деятельность, направленную против американских властей.

«Если он захочет остаться здесь – есть одно условие: он должен прекратить свою работу, направленную на то, чтобы наносить ущерб нашим американским партнерам. Как это ни странно прозвучит из моих уст», – заявил российский президент.

Во время встречи с правозащитниками тема выдвинутого Путиным условия была затронута, и Эдвард Сноуден сообщил, что выполнить его ему будет очень просто, так как эта часть его деятельности осталась в прошлом.

Однако, беседуя с корреспондентом «Голоса Америки», один из участников встречи с экс-подрядчиком АНБ – глава московского офиса «Международной амнистии» Сергей Никитин – заявил, что выдвинутое это условие представляется ему довольно странным, так как деятельность Сноудена, на его взгляд, назвать причиняющей вред американским властям нельзя.

«С нашей точки зрения, это не нанесение вреда, а попытка вернуть ситуацию с правами человека в США на достойный, высокий уровень, потому что незаконная слежка, прослушивание телефонных разговоров, вмешательство в частную жизнь, нарушение личного пространства граждан, – все это очень серьезные нарушения прав человека, – пояснил Никитин. – Те люди, которые говорят об этом публично и делают это достоянием общественности, по-английски называются whistleblowers, – то есть те, кто активно обращает внимание общественности на то, что не в порядке в нашем обществе».

Эксперт также добавил, что, на его взгляд, такие люди, как Сноуден, – патриоты, которые хотят, чтобы их страна выполняла все те международные обязательства, которые на нее возложены.

Предоставлять или не предоставлять?

После встречи в Шереметьево «Голос Америки» обратился с этим вопросом к ее участникам, которые высказали различные мнения на этот счет. Сергей Никитин в беседе с корреспондентом заявил, что «Международная амнистия» открыто поддерживает Сноудена, и что их мнение, возможно, станет аргументом при предоставлении ему политического убежища в России.

«Тем не менее, Amnesty International в своих релизах неоднократно отмечала, что всякая страна, куда он обратится с просьбой об убежище, должна очень внимательно его рассмотреть, так как он должен убедительно доказать, что его преследуют, – добавил он. – Но мне кажется, что российские власти это понимают, и что шансы на позитивное рассмотрение [просьбы Сноудена] довольно высоки».

Лидер общественной организации «Сопротивление» и член Общественной палаты РФ Ольга Костина оценила возможность получения Сноуденом политического убежища в России менее однозначно.

«У нас нет пока консолидированного мнения с коллегами, нам пока не удалось обсудить, будем ли мы совместно действовать и, если да, то как, – пояснила она в комментарии «Голосу Америки». – Но в общем, я думаю, что то, о чем просил сегодня Сноуден, вполне осуществимо для нас, это ни в коей форме не давление на власть и не давление на международные инстанции».

Эксперт не исключила возможности позитивного отклика властей на просьбу Снуодена, однако добавила, что до этого необходимо внимательно изучить российские и международные документы об условиях предоставления политического убежища.

Сама Костина, по ее собственным словам, в том, что преследование Сноудена является политическим, не сомневается.

«Сегодня он еще раз подтвердил тот факт, что он не принимал никакие вознаграждения за свою работу и не работал ни на какую другую страну, кроме США, – рассказала она. – В этом плане он не шпион и не политический коммерсант».

Планы Сноудена

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки», Сергей Никитин рассказал, что о своих дальнейших планах Сноуден в ходе конференции упоминал очень мало.

«Он не говорил, будет ли он писать музыку или книги, – пояснил правозащитник. – Он говорил, что надеется получить какой-то легальный статус для того, чтобы более свободно передвигаться по стране, и первая попытка на пути к этому – это просьба о предоставлении убежища в России».

Однако Никитин также отметил, что в выступлении Сноудена содержалось немало «теплых слов» в адрес нескольких латиноамериканских стран, которые ранее с готовностью согласились предоставить ему убежище.

«У меня сложилось впечатление, что он недолго останется в России, – дал прогноз Никитин. – Это такой технический шаг, который он предпринимает, и дальше, возможно, он переедет в Венесуэлу, Боливию, Никарагуа или Эквадор».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG