Линки доступности

По закону о шпионаже в США судят не только шпионов, но и разоблачителей

Бывший сотрудник американской разведки Эдвард Сноуден в настоящий момент живет в России, где ему предоставили временное политическое убежище сроком на один год. В США его разыскивают по обвинениям в шпионаже. Сноуден обвиняется в передаче в прессу секретной информации о программах слежения, проводимых Агентством по национальной безопасности.

Министерство юстиции США выдвинуло против Сноудена уголовные обвинение: в краже государственной собственности, несанкционированном разглашении информации, имеющей отношение к национальной безопасности, и намеренной передаче секретных разведданных посторонним лицам.

Как отмечает эксперт по законодательству в области национальной безопасности и преподаватель Американского университета Стивен Владек, последние два пункта обвинения предусмотрены законом о шпионаже от 1917 года, принятым во время Первой мировой войны.

«Он был принят для того, чтобы помешать людям, имеющим доступ к информации, связанной с национальной обороной, которую мы теперь называем секретной информацией, раскрывать ее, передавать кому-либо, перемещать или хранить ее, если они не имеют на то разрешения».

По словам Владека, закон о шпионаже служил американскому правительству важным инструментом для судебного преследования не только шпионов, но и тех, кто несанкционированно распространял секретную информацию.

«К этому закону обращались в ходе нескольких десятков процессов над лицами, через которые проходила утечка информации. В связи с этими процессами возникло немало вопросов, самый сложный из которых таков: если для кого-то вроде Сноудена распространение этой информации является преступлением, является ли это преступлением для Guardian, The New York Times, для нас с вами, когда мы ее получаем. Это очень опасная идея, беспокоящая многих, когда заходит речь об этом законе», – рассказывает Владек.

Эксперт по национальной безопасности и конституционному праву из Университета Чикаго Азиз Хук отмечает, что закон о шпионаже – это очень объемный и сложный законодательный акт с десятком пунктов, которые допускают весьма широкую трактовку.

«Один из моих любимых примеров широты закона о шпионаже: можно утверждать, что любой человек, читающий газету с информацией об опубликованных Сноуденом документах, нарушает этот закон, потому что этот закон допускает прочтение, согласно которому преступлением считается и получение заведомо секретной информации, которая не была рассекречена. Вот насколько широко можно трактовать закон о шпионаже», – говорит Хук.

Владек также обращает внимание на тот факт, что в законе о шпионаже ничего не говорится о намерениях обвиняемого:

“Властям не обязательно доказывать, что человек, нарушивший закон о шпионаже, хотел причинить вред Соединенным Штатам, помочь иностранному государству или имел иные злонамеренные мотивы. Достаточно доказать, что подзащитный знал или должен был знать, что распространение им информации может навредить США или помочь иностранному государству. Это несложно, и властям легко удавалось выполнить это требование в подобных делах», – говорит эксперт.

Админситрация Обамы начала семь процессов против лиц, распространивших секретную информацию. Около половины дел проходили по закону о шпионаже.

По словам Владека, это делается, чтобы запугать потенциальных разоблачителей. «Именно на это рассчитывает правительство. Власти не вели бы эти дела так агрессивно и рьяно, если бы не считали, что последствия отпугнут будущих разоблачителей», – считает собеседник «Голоса Америки».

Владек считает, что утечки секретной информации представляют растущую проблему для правительства. В ответ власти ужесточают систему безопасности. Когда же в ней происходят сбои, власти начинают преследовать предполагаемых нарушителей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG