Линки доступности

Эксперт о бывшем подрядчике АНБ: «Его используют в целях пропаганды»

ВАШИНГТОН – Беглый сотрудник Агентства Национальной безопасности США Эдвард Сноуден попал в список ста самых влиятельных людей планеты журнала Time, наряду с президентами России, США и Китая, лидером КНДР Ким Чен Ыном, папой Римским, певицей Бейонсе и пакистанской девушкой-правозащитником Малалой Юсуфзай.

Заметку о Сноудене в написал бывший пресс-секретарь Wikileaks Даниэль Домштайт-Берг, отметив, что Сноуден «решил сделать то, что правильно, а не то, что его обогатит». Он раскрыл «глобальную систему слежки, масштабы которой превосходят понимание».

Эта слежка, по словам Домштайт-Берга, – «угроза самой основе индивидуальной свободы во всем мире, угроза основе, на которой зиждется демократия. При этом цинично используются те самые инструменты коммуникаций, которые должны улучшить наши возможности и способность к диалогу».

Сноуден, пишет Домштайт-Берг, дал людям возможность самим выработать отношение к этой этой системы, и от этого выбора зависит многое, в том числе будущее наших детей.

Газеты Guardian и Washington Post получили в этом году Пулитцеровскую премию за серию статей о том, как АНБ собирает и хранит личную информацию телефонных абонентов и пользователей Интернета. Публикации основывались на документах, которые передал Сноуден. На этой неделе Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) объявила об учреждении премии имени Эдварда Сноудена, которую будут вручать за заслуги в гражданской журналистике.

У критиков Сноудена такие высокие оценки его деятельности вызывают возмущение.

Так, бывшая госсекретарь Хиллари Клинтон, выступая в среду в Университете Коннектикута, выразила недоумение по поводу поступков Сноудена.

«Когда он скрылся со всем этим материалом, меня это удивило, потому что у нас существуют механизмы защиты лиц, которые обнародовали какое-либо правонарушение, – сказала Клинтон. – Если он действительно был обеспокоен, и хотел быть частью американской дискуссии об этом, он мог это сделать.

Но, если честно, меня поразило то, что он бежал в контролируемый Китаем Гонконг, а потом в Россию – две страны, с которыми у нас, мягко выражаясь, очень сложные кибер-отношения… Я думаю, обнародование такого количества материалов предоставило – преднамеренно или нет – информацию не только странам, но также террористическим группам.

Мне сложно представить себе человека, который ратует за защиту прав на неприкосновенность частной жизни и свободы, а затем ищет убежища в России. А потом он звонит Путину во время телепередачи («Прямая линия» – «Г.А.») и говорит: “Господин Путин, шпионите ли вы за людьми?” И президент Путин говорит: “Как один профессионал в сфере разведки другому – конечно, нет". – “Большое спасибо!”».

Клинтон сказала, что в качестве сенатора и, позднее, будучи госсекретарем США, она видела достаточно разведданных, чтобы убедиться в том, что «есть те, кто даже в эту конкретную минуту пытаются придумать, как нанести вред американцам и другим невинным людям. Эта дискуссия должна была состояться, чтобы гарантировать то, что мы не нарушаем права американцев на частную жизнь, но мы также должны определить, как обеспечить необходимую безопасность».

Эдвард Лукас, редактор международного отдела журнала The Economist, опубликовавший в начале года книгу «Проект: Сноуден», считает, что бывший подрядчик АНБ играет сейчас в России роль «полезного идиота».

«Его используют в целях пропаганды, в которой Америка отрицательный герой, а Россия – положительный. Разведка в России абсолютно неподконтрольна, Путин – главный чекист – президент, но это не из тех тем, которые Сноуден и его сторонники готовы критиковать, – сказал Лукас в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Является ли он сегодня свободным человеком? Трудно сказать, потому что мы не можем задать ему сегодня те вопросы, которые хотели бы. Он явно не под арестом, как господин Навальный, но не исключено, что он свободен, лишь пока он “правильно” себя ведет».

Идею основать журналистскую премию имени Сноудена Лукас считает смехотворной:

«Во-первых, сама идея, что в России есть свободная пресса, за которую люди могут получать награды, кажется мне в эти дни абсурдной. Во-вторых, он не журналист. Кража государственных секретов не делает человека журналистом. Многие из его сторонников – “сноуденистов” – тоже не журналисты. Думаю, это дискредитирует основателей этой премии».

По мнению Эдварда Лукаса, сторонники Сноудена закрывают глаза на действительность, с готовностью критикуя действия властей в демократических странах и закрывая глаза на деятельность таких стран, как Китай и Россия. Он убежден, что демократические власти имеют право хранить секреты в целях обеспечения национальной безопасности, а обеспокоенные граждане вроде Сноудена не имеют морального права наносить этой безопасности такой ущерб, в числе прочего потому, что эта утечка информации дорого обойдется налогоплательщикам – какие-то дорогостоящие программы придется закрыть, какие-то переделать.

«Слежка – это вообще очень широкое понятие, – говорит он. – Статистика с отчетом о положении здоровья населения – это слежка, телефонная компания, которая хранит данные о твоих звонках, чтобы послать тебе счет – это слежка. Камеры на дорогах – это слежка. Современная жизнь полна цифровых отпечатков, которые мы оставляем, вопрос, как используется эта информация, кто ее хранит, кто контролирует этот процесс? Если американцы захотят, чтобы в АНБ перестали хранить метаданные, в нормальной стране подобную политику можно оспорить. Можно убедить политиков заняться этим вопросом.

Я лично живу в Британии и думаю, что местная система разведки работает довольно хорошо. Я думаю, что демократическая власть должна иметь возможность хранить секреты, ловить террористов, шпионов и собирать разведданные. Но этим не должны злоупотреблять, и если в моей стране или в Америке есть хоть какой-то признак того, что этим злоупотребляют в политических целях, – скажем, шпионят за политическими конкурентами – я буду в абсолютном ужасе.

Но во всей массе информации, обнародованной Сноуденом, нет признаков того, что администрация Обамы собирает информацию и метаданные в целях шпионажа за политическими конкурентами или каких-либо других систематических злоупотреблений. Это для меня является доказательством того, что Агентство национальной безопасности не является ведомством, вышедшим из-под контроля. И это довольно печально, потому что многие в обществе волнуются по поводу несуществующей угрозы.

На месте американцев, меня бы куда больше беспокоил факт легкости кражи такого количества секретной информации – слишком многие имеют доступ к этой информации, система слишком большая, слишком бюрократичная. Мне бы хотелось, чтобы американцев эта история подвигла на усовершенствование системы, чтобы разведка действовала более эффективно, с меньшим риском утечки информации».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG