Линки доступности

Вашингтонские эксперты обсуждают последствия утечки о действия АНБ

Прошел год с момента публикации в газете The Guardian первой статьи, основой которой стали секретные документы Агентства национальной безопасности (АНБ) США, переданные Эдвардом Сноуденом. Эта публикация о масштабах слежки АНБ стала мировой сенсацией.

Сноуден бежал из США и получил убежище в России. Позиция администрации США в отношении Сноудена не изменилась: она по-прежнему требует, чтобы беглый подрядчик АНБ вернулся на родину и предстал перед судом. В свою очередь, международная правозащитная организация Amnesty international призывает прекратить «охоту» на Сноудена и остановить действия администрации США, целью которых является заблокировать получение им политического убежища в других странах.

Специалисты до сих пор не могут прийти к единому мнению о результатах утечки Сноудена: некоторые считают, что нанесенный им ущерб экстраординарен по масштабам, другие уверены, что благодаря ему общество узнало о нарушениях в деятельности спецслужб. В интервью газеты The Washington Post Эдвард Сноуден заявил, что он не собирался менять общество, но лишь предоставить обществу возможность решить самостоятельно, должно ли оно меняться.

Президент США Барак Обама пообещал, что Америка не будет шпионить за лидерами союзных стран – но вопрос, какие страны действительно считаются близкими союзницами, остается открытым. Разоблачения Сноудена поставили под угрозу дорогостоящие программы сбора разведданных: однако американские суды и законодатели пока так и не смогли сформулировать границы допустимого вторжения в частную жизнь в целях укрепления национальной безопасности. Один федеральный судья назвал программу сбора метаданных «неконституционной», другие – не нашли в деятельности АНБ никаких злоупотреблений, так что вероятно, в итоге этим вопросом придется заняться Верховному суду США.

22 мая Палата представителей Конгресса США приняла «Закон об американской свободе», ограничивающий возможности АНБ собирать информацию в большом объеме без информации о конкретном подозреваемом. В прошлый четверг, этот законопроект дошел до Сената, где его ждала прохладная реакция. Некоторые сенаторы заявили, что не видят причины «чинить то, что не сломано». Другие сказали, что, по их мнению, подобная информация должна храниться в базах данных правительственных организациях, нежели в руках частных телефонных компаний.

Приблизительно ту же двойственную позицию озвучил в марте министр обороны США Чак Хейгел в своей речи в штаб-квартире АНБ: с одной стороны, он пообещал больше прозрачности, с другой – призвал увеличить бюджет киберобороны США.

Некоторые эксперты опасаются, что этот скандал вынудит американскую разведку заняться самоцензурой. Стюарт Бейкер, бывший помощник министра внутренней безопасности США в период администрации Джорджа Буша-младшего, высказал мнение, что разведсообщество Соединенных Штатов ожидают «10 лет стагнации», и что практику агрессивного сбора данных спустят на тормозах.

«А вдруг президент этого не одобрит? – сказал Бейкер на конференции в вашингтонском Институте Брукингса, посвященном годовщине скандала. – Таким образом, мы потеряем разведывательные возможности, о которых мы, вероятно, даже не будем подозревать, пока нам не придется отправлять солдат в какое-нибудь далекое место, где они пострадают таким способом, о существовании которого мы не знали».

Власти США не раз напомнили, разведкой занимаются не только Соединенные Штаты. В частности, в мае в американском суде впервые были выдвинуты обвинения против пяти китайских офицеров, которых подозревают во взломе компьютерных систем американских частных компаний – с целью кражи информации и обеспечения конкурентных преимуществ китайских фирм.

К положительным последствиям утечки Сноудена эксперты относят увеличение прозрачности деятельности правительства в сфере сбора информации: в частности, по указанию Белого дома, были опубликованы около 2000 засекреченных ранее документов – от докладов Конгрессу до внутренних распоряжений АНБ. Информация Сноудена также вынудила частные компании более активно заняться защитой персональной информации интернет-пользователей.

Иан Уоллес, эксперт из Института Брукингса, считает, что информация, обнародованная Сноуденом, сыграла на руку авторитарным режимам.

«Грубо говоря, у государств существуют три подхода к Интернету, – говорит он. – Есть авторитарные государства, которые заинтересованы в увеличении контроля над Интернетом, опасаясь неприятностей из этого источника. Есть либеральные демократии, которые практикуют вполне прагматичный подход, что большая часть функций Интернета должна оставаться в распоряжении частных компаний. И есть “сомневающиеся” государства, которые не уверены, какой позиции им следует придерживаться – Бразилия, Индия…С одной стороны, им импонирует модель свободного рынка, а с другой, они опасаются, что слишком много компаний, действующих в сфере высоких технологий - американские. Что сделал Сноуден?

Укрепил позиции авторитарных государств, и теперь “сомневающиеся” страны менее склонны присоединиться к лагерю либеральных демократических государств в сфере свободы Интернета. Эта информация ударила по способностям США сотрудничать с их естественными союзниками, и в долгосрочной перспективе, этот момент вызывает наибольшее беспокойство. Сноуден ударил по способности США влиять на процесс установления правилами управления Интернетом».

По мнению Брюса Джонса, директора Проекта мирового порядка и стратегии в Институте Брукингса, информация Сноудена пошатнула авторитет США, однако крупные игроки, например Китай и Россия, не предлагают привлекательных альтернатив в сфере управления Интернетом.

«Я считаю, что разговоры об упадке Америки преувеличены, однако нет сомнений, что происходит процесс перераспределения мощи, и что после 25 лет в позиции лидирующей державы, мы сталкиваемся с вызовами и попытками повлиять на структуру мирового порядка, – считает эксперт. – Сноуден – это лишь часть процесса. Структура связей с союзниками, выстроенная США, пошатнулась из-за войны в Ираке и войны против террора. Финансовый кризис 2008 года нанес удар по авторитету Америки в качестве гаранта мирового экономического порядка. А Сноуден нанес удар по роли США в качестве модели соблюдения свобод граждан».

Что касается самого Эдварда Сноудена, то, несмотря на то, что за последний год он не раз общался с прессой, деталей о его быте с момента получения политического убежища в России известно немного. Срок действия его российской визы истекает в августе, и хотя президент России Владимир Путин заявил, что Россия “не выдает борцов за права человека”, Сноуден все же попросил политического убежища в Бразилии. Информация о том, что АНБ следило за электронной почтой президента Бразилии Дилмы Руссеф привела к существенному ухудшению в отношениях Бразилии и США, включая отмену крупной сделки с «Боингом» и отмену официального визита Руссеф в Вашингтон.

Однако, по мнению Гарольда Тринкунаса, эксперта Брукингса, Сноуден вряд ли сможет рассчитывать на бразильское гостеприимство. Тринкунас полагает, что Бразилия стремится «открыть новую страницу» в отношениях с Америкой после осенних выборов, и не захочет, чтобы Сноуден снова осложнил обстановку.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG