Линки доступности

«Славяне и татары» захватили Музей современного искусства


Фото: один из экспонатов выставки. Courtesy MoMA

Фото: один из экспонатов выставки. Courtesy MoMA

Коллектив загадочных анонимов предлагает смычку культур Востока и Запада

Персидские ковры во всю стену. Книги русских авангардистов Хлебникова и Крученых. Изображения «изнутри» зеркала. Старинные журналы с «комиксами» про Ходжу Насреддина. Принцип совмещения, казалось бы, несовместимого положен в основу сольной инсталляции Beyonsense арт-группы Slavs and Tatars («Славяне и татары»), открывшейся на днях в Музее современного искусства в Нью-Йорке (MoMA). Beyonsense – перевод с русского слова «заумь».

Первая для Slavs and Tatars сольная выставка в MoMA входит в серию «Проекты 98». Впрочем, сольным этот проект можно назвать с натяжкой. Ведь Slavs and Tatars – это не один человек, а целая группа, международный коллектив, который занимается созданием инсталляций, чтением лекций и публикацией материалов. Сфера их интересов – отношения между западной культурой и миром Востока.

Как объяснил «Голосу Америки» представитель группы, пожелавший сохранить анонимность, импульсом для названия послужило творчество русских авангардистов первой трети 20 века Хлебникова и Крученых, занимавшихся смелыми лингвистическими экспериментами. По его словам, анонимность участников группы вовсе не кокетство, не рекламный трюк, а программное нежелание привлекать внимание к отдельным лицам.

«Нам было очень интересно сотрудничать с этой группой, – заявила «Голосу Америки» куратор выставки Гретчен Вагнер, сотрудница отдела иллюстрированных книг MoMA. – Я познакомилась с ней на книжной ярмарке в Нью-Йорке в 2007 году. Мы приобрели несколько их работ для нашего музея. Для подготовки данной инсталляции предоставили коллективу возможность работать с нашей коллекцией иллюстрированных книг русского авангарда, в которую входят более тысячи названий».

Для инсталляции в MoMA группа создала «читальный зал», где разложены текстовые послания и книги на фарси, иврите, польском, русском и английском языках. Способ презентации предполагает неспешное знакомство с экспозицией, когда зритель постепенно погружается в малознакомые ему реалии и как бы «обживает» их.

«Проекты 98» – часть серии, начатой 40 лет назад как форум для начинающих художников, – сказала Гретчен Вагнер. – К сегодняшнему дню в рамках проекта представлено творчество более двухсот художников из разных стран. Slavs and Tatars сплавляют в единое целое культуру, этнографию, лингвистику и политику. Они разрабатывают эзотерические темы и сюжеты, рискуя натолкнуться на непонимание публики. Но делают это доходчиво и остроумно, что вызывает любопытство даже у неподготовленного зрителя».

Символом экспозиции могут послужить два артефакта. Несколько книг нанизаны на шампур, и этот «шашлык» предлагается к обозрению как образец осмысленной эклектики, «микса» разных культурных традиций. На иллюстрациях начала 20-го века из азербайджанского журнала изображен знаменитый Ходжа Насреддин верхом на осле. Правда, он сидит лицом к хвосту животного. По замечанию представителя коллектива, они, будучи принципиальными антимодернистами, так же обращены лицом к прошлому.

«Мы обозначаем интересующее нас пространство как гигантскую территорию между бывшей Берлинской стеной и Великой китайской стеной, – сказал представитель Slavs and Tatars. – Начиная с 2006 года, изучаем культурные практики Восточной Европы, России, Центральной Азии и Ближнего Востока. Наши проекты исследуют культурные сюжеты, стереотипы и предубеждения. Исламский мистицизм, падение коммунизма, Иранская революция 1979 года, сельскохозяйственные традиции кавказского региона и многое другое входит в сферу наших креативных интересов. Юмор помогает нам соединить академическую серьезность с попартистcкой доходчивостью».

До MoMA Slavs and Tatars выставлялись в Сецессионе (Вена), в галерее Neuer Aachener Kunstverein в Аахене (Германия) и в Центре современного искусства в Аальсте (Бельгия). Они также участвовали в групповых выставках в Нью-Йорке, Лондоне и Москве.

«Мы проводим раскопки мистицизма, таящегося под наслоениями современности, – сказал представитель арт-коллектива. – Мы создали психоделическое читательское пространство, воспользовавшись минималистским дизайном Дена Флейвина. Флейвин известен световыми скульптурами, а в 80-е годы он создал проект мечети в центре Нью-Йорка».

«Их трудно с кем-то сравнивать, – отметила Гретчен Вагнер. – Может быть, с художниками-экспериментаторами 60-70-х годов. Они провоцируют работу мысли, сталкивая концепции и культуры. Но они достаточно дальновидны, чтобы не принимать чью-то сторону. Мне они напоминают хакеров, которые вторгаются в чужие нарративы и переписывают их на свой лад. Их творчество основано на семантике слова и имиджа, на литературных традициях и новациях. Наш музей всегда был цитаделью визуальных образов, и эту инерцию приходится преодолевать не без труда именно с помощью таких новаторских концептов, как этот».

Продлится выставка до 10 декабря.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG