Линки доступности

Россия: реальная борьба с коррупцией или политический пиар?


Владимир Путин и Елена Скрынник. Санкт-Петербург. 14 января 2009 г.

Владимир Путин и Елена Скрынник. Санкт-Петербург. 14 января 2009 г.

Возможна ли власть без коррупции – мнения экспертов по поводу скандалов в министерствах разошлись

Антикоррупционная кампания в российских министерствах продолжается: фигурантами очередного дела стало руководство Министерства сельского хозяйства, члены которого обвиняются в многомиллиардных махинациях и растрате бюджетных денег. 27 ноября в эфире канала «Россия-1» появился посвященный последним событиям фильм Аркадия Мамонтова «Власть имущие», в котором утверждалось, что бывший министр сельского хозяйства Елена Скрынник сумела «увести в оффшор» около 40 миллиардов рублей. Махинации, по мнению авторов программы, осуществлялись ею через предприятие «Росагролизинг».

Экс-чиновница отвергла журналистские инсинуации, заявив, что все вопросы относительно деятельности Министерства нужно адресовать не ей, а председателю совета директоров «Росагролизинга» Виктору Зубкову, который курирует в правительстве вопросы сельского хозяйства. «То, что представляет телеканал «Россия 1» – клевета, и то, что я слышу – ущерб нанесен в 39 миллиардов рублей, это все просто из-за отсутствия компетентности тех, кто эти цифры произносит, – заявила экс-министр в интервью «Комсомольской правде», напомнив, что перестала работать в «Росагролизинге» в конце 2008 года. – По итогам 2008 года задолженность лизингополучателей составила один миллиард рублей. Сейчас у них задолженность, которую они почему-то называют хищением, 39 миллиардов рублей. Пожалуйста, докажите, что это хищение».

На данный момент расследование по делу о мошенничестве в руководстве Министерства сельского хозяйства, как сообщает РБК, уже ведется следственными органами. Елена Скрынник, по словам представителя Министерства внутренних дел РФ Андрея Пилипчука, проходит по делу как свидетель.

Новые факты в деле «Оборонсервиса»

В аналогичном положении оказался и экс-министр обороны Анатолий Сердюков, который, как и Елена Скрынник, может быть привлечен к антикоррупционному расследованию в своем бывшем ведомстве в качестве свидетеля. Тем временем следственные органы возбудили еще два дела против чиновников из Минобороны. На этот раз руководство ведомства обвиняется в продаже коммерсантам принадлежавшего военному ведомству особняка постройки XIX века, расположенного на Арбате, в котором ранее находился магазин «Военная книга». Особняк, по материалам следствия, был продан в частные руки по цене на 30 миллионов рублей ниже его рыночной стоимости.

Ранее следствие уде возбудило аналогичные дела о продаже по заниженной цене гостиницы «Союз» на Университетском проспекте, здания и земли 31-го Государственного проектного института спецстроительства на Смоленском бульваре, здания Главного управления обустройства войск в Большом Предтеченском переулке и коттеджного поселка Пересыпь в Темрюкском районе Краснодарского края. Ущерб от действий группы предполагаемых расхитителей, по предварительным подсчетам, оценивается в сотнях миллионов рублей. Сам Анатолий Сердюков по делу, как сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на СК, еще ни разу не опрашивался.

«Завинчивание гаек» или политический пиар?

Громкие коррупционные скандалы в российских министерствах сопровождались бурной общественной дискуссией о том, можно ли считать происходящее началом реальной борьбы властей с коррупцией. Энтузиазм сторонников точки зрения о «закручивании гаек» администрацией Путина был несколько остужен тем фактом, что самые высокопоставленные участники коррупционных скандалов – Анатолий Сердюков и Елена Скрынник – уголовному преследованию подвергнуты не были. Тем не менее, некоторые политологи продолжают считать, что происходящее является «началом конца» для коррупции в России. Эту точку зрения отчасти разделяет член Общественной палаты Российской Федерации и политолог Дмитрий Орлов.

В комментарии «Голосу Америки» эксперт пояснил, что власть, по его мнению, сейчас заявляет системный антикоррупционный курс. «Конечно, в этом есть и компонент борьбы кланов, и доля политического пиара Путина, и элемент воздействия на общественное мнение, – считает политолог. – Однако это и серьезный курс». По мнению Орлова, в пользу проводимой правительством Путина антикоррупционной политики говорит также то, что этот курс, судя по опросам, поддерживает большая часть населения Москвы – «люди со сформированным собственным мнением».

Проводимое по факту хищения бюджетных денег расследование, по словам Орлова, не является «охотой на ведьм». «Элита не преследуется, к суду привлекаются лишь чиновники, перешедшие некую границу, – пояснил он. – Высокопоставленные чиновники вытесняются на периферию, но не отстраняются от власти совсем, поэтому можно говорить о преследовании властями цели “дисциплинирования” элиты». Ни Скрынник, ни Сердюков, по мнению эксперта, под уголовное преследование не попадут. «Им будет отведена роль советников, однако портить отношения с высокопоставленными лицами власть также не собирается», – добавил он.

В отличие от многих других своих коллег, Орлов убежден, что в России возможно если не полное исчезновение коррупции, то ее серьезное сокращение. «Я верю в достижение Путиным этой цели», – резюмировал он.

Политолог Глеб Павловский придерживается иной точки зрения на происходящее. «Не думаю, что это начало конца коррупции, скорее, ложная альтернатива, – заявил он в беседе с корреспондентом «Голоса Америки». – Вопреки распространенному мнению, борьба с коррупцией в государстве ведется постоянно, однако это не касается структурных, макроэкономических слоев». По словам Павловского, коррумпированность является частью макроэкономики, и о борьбе с такого рода проблемой речь идти не может. «Этот факт подтверждается тем, что коррупционные скандалы не затронули ни одну из жизненно важных отраслей – ни энергодобывающую, ни транспортную», – пояснил свою позицию политолог. «Происходящее сейчас – это укорачивание отдельных коррупционных звеньев, изменения отношений государства и субподрядчика, – считает Павловский. – Все, что мы видим, – яркое проявление клановой борьбы, но не более того».

По мнению политолога, сейчас в политической элите происходит активная борьба группировок, отголоски которой отразились, в частности, в скандалах с махинациями в министерствах. «Это новое явление, оно чрезвычайно выигрышно с точки зрения освещения, так как любые атаки на высших чиновников подкрепляются колоссальным недоверием низов, однако поменять сами экономические основы общества все равно не удастся», – подвел итог эксперт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG