Линки доступности

Профессор университета Бейлор о новых санкционных мерах в эфире “Поделись!”

Ранее на этой неделе президент Барак Обама заявил, что США вводят санкции против ключевых секторов российской экономики. Американский лидер обвинил Россию в нарушении суверенитета Украины и отказе предпринять шаги по урегулированию кризиса.

Присоединение к санкционным мерам Евросоюза канцлер Германии Ангела Меркель, как сообщает Немецкая волна на русском языке, объяснила тем, что большинство требований по деэскалации ситуации на Украине, предъявленные России, не были выполнены.

В эфире телепроекта «Поделись!» мы побеседовали на эту тему с профессором университета Бейлор в Техасе Сергеем Куделей.

Юлия Савченко: Как вы считаете, новая фаза санкций повлияет на разрешение украинского кризиса и повлияет ли вообще?

Сергей Куделя: Я не считаю, что какие-либо санкции подобного характера могут каким-то образом повлиять на Россию. Россия преследует в Украине стратегические интересы, обусловленные их восприятием, пониманием сфер влияния, пониманием собственной безопасности, поэтому любые экономические потери, которые в ближайшее время возможны в связи с введением этих санкций, – ничто по сравнению с теми интересами безопасности, которые Россия сейчас преследует в Украине. Поэтому я не считаю, что введение санкций является эффективным инструментом сдерживания российского присутствия в Украине.

Ю.С.: Есть ли на данной стадии конфликта перспектива того, что стороны сядут за стол переговоров?

С.К.: С каждым новым днем мы видим, что вовлеченность российского государства в конфликт становится более явной и серьезной. Доставление военной техники восставшим на Донбасе мятежникам и повстанцам, как бы вы их ни называли, значительное и увеличивается, и поэтому Россия уже, фактически, является стороной конфликта. Она уже является стороной конфликта довольно долгое время. США и Евросоюз тоже воспринимают ее как сторону конфликта, поэтому, когда речь идет о переговорах, проблема состоит в том, что Россия хочет представлять себя в качестве нейтрального посредника, коим ее не воспринимает ни украинское государство, ни западные партнеры. Кем будет этот нейтральный посредник – большой вопрос, потому что, фактически, США и Евросоюз являются другой стороной конфликта, поэтому мы пока не видим, кто же будет тем нейтральным посредником, который сведет эти стороны за стол переговоров...

Ю.С.: Можно ли надеяться на появление какого-либо легитимного посредника в этом процессе?

С.К.: Суть проблемы состоит в том, что нейтральных посредников в этом конфликте нет и желания особого со стороны западных партнеров, со стороны украинского правительства принимать участие в таких переговорах тоже нет. То есть, те условия, которые они ставят перед Россией и перед организациями, которые ведут военное восстание в Донбассе – заранее неприемлемы. Украинское государство фактически отказывается от возможности введения каких-то компромиссных механизмов, например, – введение автономии для Донбаса, предоставление им более широких автономных прав – то, что могло бы каким-то образом, возможно, приостановить военную фазу этого конфликта.

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG