Линки доступности

Шерлок Холмс по-американски на широких экранах


Гай Ричи и Роберт Дауни-младший

Гай Ричи и Роберт Дауни-младший

Режиссер Гай Ричи: «Нам не хотелось снимать провинциальную английскую картину, поэтому американский актер играет Холмса»

«Шерлок Холмс: Игра теней» режиссера Гая Ричи, продолжение его же «Шерлока Холмса», выходит в российский прокат 29 декабря. В первые выходные проката в Северной Америке картина собрала более 40 миллиона долларов. Оригинальный фильм, который вышел в 2009 году, собрал в мировом прокате 500 миллионов долларов.

Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Гаем Ричи в отеле Beverly Hilton в Беверли-Хиллс.

Галина Галкина: Что вы чувствовали, когда приступили к работе над вторым фильмом после ошеломляющего успеха первого? И что оказалось самым трудным для вас?

Гай Ричи: Я должен вам сказать, что был очень большим энтузиастом первого фильма. И мне так понравилось его снимать, что мне захотелось снова испытать подобное удовольствие от съемок. Роберт – мой большой друг (Роберт Дауни-младший – исполнитель роли Шерлока Холмса – Г.Г.). У нас с ним очень большой опыт совместной работы. Раньше мне казалось, что я получил самое большое удовольствие от работы в кино, когда снимал первого «Шерлока Холмса». Однако оказалось, что второй фильм принес мне еще больше вдохновения и радости от творческого процесса. Да и все работали над ним с еще большим энтузиазмом.

Г.Г.: Расскажите, пожалуйста, о вашем режиссерском стиле.

Г.Р.:
На самом деле, очень трудно сохранить объективность, говоря о своем стиле. Я думаю, что мне, как и большинству режиссеров, присущ свой почерк и свой способ доставки материала зрителю – и это как сознательный, так и бессознательный процесс. Мне кажется, что мой режиссерский стиль – это ответ на вопрос, почему сценарист и продюсер Лайонел Уигрэм пришел ко мне. Видимо, он хотел получить подобный акцент и влияние на свою версию «Шерлока Холмса». Но еще раз повторяю, что мне трудно говорить об этом объективно. Однако я хочу, чтобы вы знали, что именно я стоял за камерой. И я старался сделать так, чтобы меня заметили настолько, насколько это было возможно. (Смеется). Но мне трудно рассказать об этом по-настоящему в рамках интервью.

Г.Г.: Создается впечатление, что, кроме всего прочего, вы придаете большое значение музыке?

Г.Р.: Что касается музыки, то композитор Ханс Зиммер сделал все так, как я себе это и представлял. Сначала он позвонил мне и сказал ключевое слово – путешествие. И мы вскоре действительно отправились в путешествие, а именно – в цыганский табор. Затем мы продолжили свой маршрут по Словакии. Мы даже не подозревали, что в центре Европы возможна такая нищета, с одной стороны, и такое культурное богатство – с другой. Мы провели на территории Восточной Словакии десять дней, в течение которых познакомились со многими музыкантами и наслаждались их игрой. Мы также слушали музыку в Риме, куда мы приехали на поезде, и закончили свое путешествие в Вене, куда мы добрались на автобусе. Все это время окружающие нас люди говорили на разных языках. Ханс признался мне, что никогда раньше в своей жизни не испытывал ничего подобного. Ну а когда музыканты садились рядом и играли, то им вообще не нужен был никакой другой язык, кроме музыки. И они замечательно понимали друг друга. И мы записывали музыку на улицах и в домах, и это было просто фантастично. Таким образом Ханс принял решение не повторять самого себя и написать для сиквела принципиально новую музыку.

Г.Г.: Как вам работалось с Робертом Дауни-младшим, который так увлекательно сыграл Холмса, и с его женой-продюсером Сьюзен?

Г.Р.: Так сложилось, что сначала Роберт и Сьюзен стали моими друзьями, а потом к дружеским отношениям добавились профессиональные. Кинопроизводство заключает в себе большой риск, особенно финансовый. И чета Дауни очень много и тяжело работала над этим фильмом, чтобы этот риск минимизировать. Я этого никогда не забуду. Роберт никогда не опаздывал на съемки – мало того, он появлялся на площадке первым. Он никогда не ленился. Он, как говорится, подкладывал свои руки под этот фильм, тем самым облегчая мою часть работы. Роберт – настоящий профессионал.

Г.Г.: Вы согласны с тем, что в вашем фильме присутствует дух агента 007 перенос действия из одной страны в другую, особенно выбор Швейцарии для финала картины?

Г.Р.: Бонд вообще повлиял на международный кинематограф. Мы говорили об этом, и не однажды. Нам не хотелось снимать провинциальную английскую картину, поэтому мне изначально понравилась идея, что Шерлока Холмса будет играть американский актер. Мне хотелось снять фильм международного уровня, и «бондиана» на самом деле повлияла на него.

XS
SM
MD
LG