Линки доступности

Американский эксперт: в России «зеленые» технологии внедряют на свой страх и риск


Марк Шапиро

Марк Шапиро

В Санкт-Петербурге обсудили экологические проблемы Арктики и будущее альтернативных источников энергии

В Санкт-Петербурге в пресс-клубе «Зеленая лампа» прошел семинар на тему «Экология и СМИ». Ведущим семинара стал американский журналист-международник Центра журналистики расследований из Сан-Франциско Марк Шапиро. Он является автором ряда работ по защите окружающей среды, ведет активную преподавательскую работу в Европе и Латинской Америке, входит в состав Совета директоров неправительственной организации Transitions Online (TOL) базирующейся в Чехии. Темой исследований TOL является экологическая ситуация в посткоммунистических странах Восточной Европы.

Петербургский корреспондент «Голоса Америки» взяла у него интервью.

Анна Плотникова.: Не секрет, что в последнее время многие страны объявили Арктику зоной своих интересов. По Вашей оценке, насколько существенным может быть ущерб экологии Арктики из-за повышенного международного интереса к ней?

Марк Шапиро: У нас есть общее понимание относительно того, какой ущерб может нанести разработка минеральных запасов и нефти в регионах, не столь уязвимых, как Арктика.

Мы уже являемся свидетелями того, что делает с экологией разработка природных ископаемых. Бурение шахт и нефтяных скважин на суше и на морском дне приводят к серьезному нарушению экологического баланса. И это – давно известный факт. При этом надо помнить, что Арктика – гораздо более хрупкий в экологическом отношении регион планеты. И этот регион находится под воздействием климатических изменений, например, мы становимся свидетелями таяния вечной мерзлоты на высоких широтах. И поэтому потенциальный ущерб экологии здесь может быть очень серьезным.

Мы можем только надеяться, что никакие решения не будут приниматься без должного планирования. Но эти надежды, к сожалению, не всегда оправдываются.

А.П.: Поясните поподробнее, как может сказаться на мировом климате таяние арктических льдов, самая большая площадь которых находится на территории России и Канады?

М.Ш.: - Однозначного ответа на этот вопрос нет. Потому, что таяние льдов на этой территории открывает доступ к достаточной легкой добыче полезных ископаемых. И в этом можно даже увидеть некие положительные аспекты, но они имеют значение только в краткосрочной перспективе.

А с другой стороны, то есть, рассматривая длительный отрезок времени, это может привести к дальнейшему разрушению сложившегося экологического баланса на этой территории, что приведет к пагубным последствиям, в том числе и для промышленности.

Если же говорить о непосредственном воздействии таяния арктических льдов, не принимая в расчет добычу полезных ископаемых, то здесь нужно помнить, что неизбежно произойдет смена одних видов флоры и фауны на какие-то другие. Кроме того, вследствие таяния льдов повышается опасность наводнений. А также опасность выхода на поверхность подземных газов, которые на протяжение многих тысячелетий находились под слоем вечной мерзлоты.

А.П.: Как, на ваш взгляд, может сказаться на американо-российском сотрудничестве в области атомной энергетике авария на японской АЭС «Фукусима», произошедшая в марте этого года?

М.Ш.: Прежде всего, хочу сказать, что трагедия на «Фукусиме» была неким толчком для всего мира к пониманию того, что несет с собой атомная энергия. Безусловно, все хорошо помнят российский трагический опыт в этом плане. И вот спустя 25 лет с катастрофы в Чернобыле, произошла авария в Японии, и весь мир стал переосмысливать разумность применения атомной энергии.

Интересно, что именно Германия оказалась одной из первых стран, отказавшихся от собственных планов по развитию атомной энергетики. И здесь важен тот факт, что нынешний лидер ФРГ по образованию является физиком, поэтому хорошо представляет себе все физические процессы.

Что же касается контактов Соединенных Штатов и России то, прежде всего, это – сотрудничество в области нераспространения ядерных материалов, которые могли бы быть преобразованы в оружие массового поражения. Кроме того, существуют научные контакты между исследователями-ядерщиками двух стран. И я не думаю, что именно на этих аспектах сотрудничества как-то скажется авария на японской АЭС.

А.П.: Марк, а как Вы можете оценить эффективность внедрения в России экологически чистых технологий, таких как энергосберегающие лампы, попытки раздельного сбора мусора и так далее?

М.Ш.: Насколько я понимаю, Россия вообще не относится к числу стран, находящихся на передовой внедрения так называемых «зеленых» технологий. И, к сожалению, то, что я видел, проехав по некоторым областям России, меня не разубедило в этом.

Тем не менее, в России есть ряд компаний, которые внедряют «зеленые» технологии буквально на свой страх и риск. Потому что в России нет официальных стимулов (таких, например, как налоговые льготы), которые подвигали бы большое число промышленных предприятий к действиям подобного рода.

Вместе с тем, нужно помнить, что Россия находится между Европейским Союзом и Китаем – двумя огромными промышленными единицами, которые активно внедряют «зеленые» технологии. Кстати, если США и страны Западной Европы используют «зеленые» технологии довольно давно, то Китай в этом деле новичок. Тем не менее, и там процесс внедрения энергосберегающих новшеств идет сейчас довольно активно.

И вообще, в целом мы наблюдаем процесс сокращения потребления ископаемого топлива. А это означает, что Россия может отстать в экономическом плане и от Европейского Союза, и от Китая. И это будет следствием пренебрежения «зелеными» технологиями.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG