Линки доступности

Эксперты о различиях между деколонизацией и сепаратизмом

Состоявшийся в Шотландии референдум о независимости от Соединенного Королевства оказался в центре внимания всего мира. В связи с ним возникли вопросы относительно роли международного права в самоопределении народа и обеспечении территориальной целостности государства.

Международное право объявляет вне закона использование угрозы насильственного вторжения или посягательства на территориальную целостность страны. Однако, как отмечают эксперты, самоопределение, в том виде, в котором оно определено и защищено нормами международного права, означает, согласно определениям того же международного права, движение за независимость в ходе деколонизации.

Однако эти средства защиты зачастую смешивают с сепаратизмом или движением за отделение. Ото обстоятельство отмечает исследователь Том Грант из Центра международного права при Кембриджском университете.

«С самого начала важно четко обозначить, – подчеркивает эксперт, – что самоопределение в большинстве случаев не равнозначно предусмотренному законом праву на создание отдельного государства».

Это мнение разделяет профессор международного права Хорст Ханнум из Школы права и дипломатии Университета Тафтса.

«Цель многих субгосударственных групп, – констатирует он, – соединить это представление о том, что в действительности представляла собой деколонизация, с тем, что ООН называет самоопределением, с получившим широкое распространение в начале 19 века понятием национализма и национального самоопределения. Таким образом, если какая-то группа является более или менее однородной с точки зрения культуры, языка или этнического состава, то она должна иметь право на самоуправление. Именно этот подход никогда не был частью международного права».

Грант отмечает, что международное право не содержит конкретных положений о том, как относиться к сепаратистскому движению в той или иной стране.

«Международное право, безусловно, гласит, что Страна А не может изменить границы Страны В без согласия Страны В, – констатирует Грант. – Однако оно ничего не говорит о том, что происходит, если какая-то группа в Стране А стремится изменить правила Страны А и в конечном итоге отделиться от Страны А».

По этой самой причине, считает Ханнум, многие страны неизменно воздерживаются от поддержки сепаратистских движений в других странах или от какого-либо вмешательства в ситуации, связанные с действиями таких движений.

«Те, кто апеллирует к международному праву или призывает внешние стороны поддержать сепаратистское движение, обычно остаются неуслышанными. Если они даже и получают политическую поддержку, им очень трудно найти поддержку юридическую», – уточняет эксперт.

Профессор факультета международного права Балтиморского университета Мортимер Селлерс подчеркивает в этой связи, что самоопределение не обязательно означает полную независимость.

В качестве примера он приводит Квебек, добившийся широкой автономии, но, тем не менее, оставшийся в составе Канады.

«Конфликт между самоопределением и территориальной целостностью, – отмечает аналитик, – возникает только в том случае, когда государство угнетает собственный народ. Если государство признает одинаковые права всех людей, независимо от этнической, языковой или религиозной принадлежности, тогда вопрос об отделении не стоит».

Эксперты подчеркивают, что международное право неприменимо в случае Шотландии, где референдум проводится уже после того, как в 2012 году шотландские власти и правительство Великобритании заключили соглашение о проведении этого референдума и признании его результатов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG