Линки доступности

Российских ученых вновь обвиняют в измене родине


В России в разгаре новое «шпионское дело», возбужденное против ученых, которых обвиняют в передаче за рубеж сведений, представляющих государственную тайну.

В настоящее время два профессора кафедры стартовых и технических комплексов ракет и космических аппаратов Санкт-Петербургского Балтийского государственного технического университета (также известного как «Военмех») находятся в Лефортово. Федеральная Служба Безопасности РФ обвиняет Евгения Афанасьева и Святослава Бобышева в передаче властям Китая секретной информации. Ученые свою вину отрицают.

Арестованные профессора читали лекции в Харбинском политехническом университете, откуда раз в год поступала заявка на цикл лекций, в которой перечислялись интересующие китайскую сторону вопросы.

По словам Владимира Павлова, адвоката Святослава Бобышева, суд не провел экспертизы документов, которыми располагал Бобышев, и не установил, могли ли эти документы нанести ущерб государственной безопасности.

Русская служба «Голоса Америки» связалась с Надеждой Савенко, пресс-секретарем Лефорторвского районного суда, который вынес постановление по делу Святослава Бобышева 11 мая этого года. Надежда Савенко отказалась ответить на какие-либо вопросы по этому делу, включая самые общие. «В судах комментарии по такой категории дел не даются», - объяснила она.

«Голос Америки» связался также с пресс-службой «Военмеха». Во время телефонной беседы с руководителем пресс-службы Татьяной Зерновой выяснилось, что в самом университете никаких подробностей дела не знают. Никакие официальные бумаги из Лефортовского суда в «Военмех» не приходили. Все, что известно в ВУЗе, рассказали семьи арестованных.

Оба профессора – Святослав Бобышев и Евгений Афанасьев - работают в «Военмехе» уже более 20 лет. По словам Татьяны Зерновой, это люди, которые были проверены и перепроверены не один раз. Оба прекрасно знают, что является государственной тайной. Доклады, с которыми они выступали в Китае, были проверены во многих инстанциях на предмет содержания сведений, которые не подлежат публикации.

На сегодняшний день Бобышев и Афанасьев по-прежнему числятся в штате ВУЗа, а в табеле пока ставятся «нолики» - отсутствие за свой счет. Если их освободят и снимут обвинения, то за все пропущенные дни им будет начислена зарплата, утверждают в пресс-службе «Военмеха».

Дело двух петербургских профессоров, обвиняемых в разглашении государственной тайны, пока не вызвало заметного общественного резонанса. Лишь петербургское отделение партии «Яблоко» опубликовало заявление, в котором, в частности, говорится: «Любые следственные действия, которые правоохранительные органы считают необходимыми, могут быть произведены без заключения ученых под стражу… Мы понимаем, что у органов госбезопасности могут возникать вопросы к ученым - «оборонщикам», имеющим интенсивные контакты с иностранными коллегами. Однако заведомо приравнивать таких ученых к шпионам, по малейшему подозрению заводить уголовные дела и сажать ученых в "Лефортово" - это и есть нанесение ущерба безопасности России».

Пресс-секретарь санкт-петербургского Союза ученых Андрей Пуговкин в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» отметил, что, по его мнению, ситуация вокруг двух профессоров Балтийского государственного технического университета выявила ряд проблем во взаимоотношениях между органами безопасности и учеными.

По оценке Андрея Пуговкина, на протяжении ряда лет «Военмех» по своим уставным документам являлся полувоенным ВУЗом. Тематика многих его исследований непосредственно связана с обороной страны и разглашению не подлежит. Кроме того, «Военмех» неоднократно подвергался международным санкциям за самопроизвольное установление деловых отношений с такими странами, как Иран и Ирак времен Саддама Хусейна.

Вместе с тем, пресс-секретарь санкт-петербургского Союза ученых отмечает: «Судя по тем данным, что предоставило руководство «Военмеха», все, что делали арестованные профессора, совершалось лишь после одобрения службы отдела безопасности после экспертизы специальной комиссии, и, следовательно, выполнялось ими в порядке реализации своих служебных обязанностей. В этом случае разглашение государственной тайны, если таковое имело место, является виной и предметом ответственности не ученых, а руководителей ВУЗа и тех структур в пределах «Военмеха», которые ответственны за сохранение государственной тайны», - подчеркивает Андрей Пуговкин.

По его словам, поразительным является срочное этапирование арестованных из Санкт-Петербурга в Москву и заключение их в Лефортово, то есть, фактическая изоляция от общества. «Складывается впечатление, что этих людей хотят сделать «козлами отпущения» за ошибку, в которой виноваты не они. Если таковая ошибка была», - добавляет Андрей Пуговкин.

А петербургский адвокат Иван Павлов отметил, что российское законодательство о государственной тайне порочно по своей сути, ибо оно было принято еще до принятия Конституции и до сих пор не приведено в соответствие с Основным Законом. Существует огромное количество неопубликованных засекреченных актов, о существовании и содержании которых никто ничего не знает. «И на основании этих актов «под статью» можно подвести кого угодно, на их же основании строятся обвинения»,– указывает Иван Павлов, который был одним из участников защиты Александра Никитина, также обвинявшегося в разглашении государственной тайны.

Особенно, по его словам, уязвимы в этом плане ученые, которые работают в областях вплотную подходящих к военной тематике. «Создается впечатление, что кому-то в структурах, на которые возложена охрана государственных секретов, захотелось «повесить новые звездочки» и еще раз показать свою нужность в борьбе со так называемыми «шпионами»», - заключил адвокат Иван Павлов.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG